Конструктор для жизни

Конструктор для жизни Крупные российские университеты взяли на себя новые социальные функции - развитие городской среды и формирование интеллектуального пространства.

До сих пор в России практиковались лишь две модели развития университетов. В первом случае вуз «производит» людей, успешно функционирующих в нынешней экономической системе, его клиентом становится работодатель. Перед учебным заведением стоит конкретная задача - подготовка кадров для разных отраслей. Во втором - клиентом выступает уже студент, продукт - образовательные программы. В современном обществе наиболее перспективна третья модель, где университет - открытая структура, а клиент - окружающее социальное пространство, в том числе городская среда. В этом случае студент становится основным интеллектуальным капиталом. Именно такой университет производит креативную среду и может стать драйвером интернационализации региона, его более широкого вовлечения в мировое пространство. Что необходимо сделать, чтобы вузы пошли по третьему пути развития, обсуждали участники секции «Новая социальная роль университетов в региональном развитии» в рамках конференции «Точки роста экономики Большого Урала».

Как у них

В США и Западной Европе ведущие учебные заведения давно вписались в социум и успешно его развивают. По словам проректора по международным связям Уральского федерального университета профессора Максима Хомякова, даже кампусы вузов строятся таким образом, чтобы не нарушать городскую среду:

- Например, в Париже кампус одного из университетов возводится в шахматном порядке, чтобы вписаться в уже существующие жилой квартал и офисные здания. Первые этажи вуза - вообще публичное пространство, по ним любой человек может перейти с одной улицы на другую. С помощью архитектурных решений университет вписывается в городскую среду - это тренд, который говорит о развитии третьей модели университета. Есть и другие показатели - выстроенные отношения с властью, обществом, культурой, бизнесом, когда университет воспринимается как образовательный центр для всех желающих, как центр развития гражданского общества, как центр притяжения малых инновационных предприятий, как центр сосредоточия основного человеческого капитала.

Есть и другие примеры. Член Общественной палаты РФ, заведующий кафедрой управления территориальным развитием факультета государственного управления Академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ Вячеслав Глазычев приводит в пример Питсбург (Пенсильвания, США). Бывший индустриальный центр получил «второе дыхание» благодаря университету: с его помощью были найдены нестандартные решения экономических проблем. Сейчас город входит в первые строчки всевозможных рейтингов по оценке бизнес-среды. «В этом случае университет выступил как центр развития городской среды, понимая под этим не только архитектурно-технические решения, а инновационные идеи», - считает Вячеслав Глазычев. А вот другой американский моногород Детройт, изначально обладая большими материальными возможностями, но не имея сильного университета, фактически превратился в «черную дыру».
В него влили массу денег, но лучше не стало.

Как у нас


По мнению Глазычева, роль «развивателя городского сообщества», а значит, и сообщества региона в целом, может взять на себя только университет:

- Но нужно понимать, что вузы в США и России - это две большие разницы. В этом отношении у меня претензии и к Екатеринбургу. Здесь много студентов, но есть ли здесь студенческое сообщество? А черт его знает. Его не видно, оно себя никак не проявляет. То есть здесь нет среды, при которой студенчество могло бы себя проявить. Этот ресурс надо активнее вовлекать в решение практических задач. Так сделали в Ижевске и Нижнем Новгороде, где школяры участвовали в разработке проектов по развитию города. Екатеринбург собирается конкурировать за право проведения у себя «Экспо-2020». Для этого ему придется изменить качество среды, и сделать это без университетов невозможно. Но и сами университеты должны меняться.

Представитель Национального фонда подготовки кадров (в том числе мониторит выполнение федеральными университетами социальных функций) Елена Ролдугина убеждена, что вузы, в первую очередь центры коллективного пользования, должны быть доступны для людей в режиме non stop:

- Такие центры есть. Закуплено дорогое оборудование. Но, судя по отчетам университетов, площадки работают в обычном режиме, например, с 9 до 18 часов, то есть не функционируют как надо.

Председатель совета директоров группы компаний «Корин Холдинг» (Екатеринбург) Андрей Бриль подтверждает тенденцию недостаточной открытости вузов для городского сообщества:

- Я не вижу никаких проблемных советов предпринимателей и работодателей на уровне кафедр университетов, которые могли бы определять направления научных исследований, разговаривать, предположим, о стандартах и содержании образования, о решении каких-то финансовых или организационных проблем вуза или факультетов. Непонятно, работают ли попечительские советы. А это очень важно! С бизнес-сообществом нужно обсуждать, например, то же строительство кампусов. Иначе мы будем создавать объекты недвижимости, а не объекты, которые будут менять качество среды и производить инновации.

Это раньше считалось, что лучший способ занятий наукой - поместить ученых в закрытое пространство, но все изменилось, нужна максимальная открытость, утверждает Максим Хомяков: «Есть опыт университета в Стэнфорде, который сумел стать центром Силиконовой долины. Этому помогла синергия открытости университета и штата, в котором он расположен».

Как надо

Пример такой синергии есть в Пермском крае, считает проректор по стратегическому развитию, экономике и правовым вопросам Пермского государственного национального исследовательского университета Дмитрий Красильников:

- У региона есть мотивация развивать вузы и с их помощью социальную среду. В чем она состоит? Обнародованы демографические тренды - прирост ожидается только в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде и Екатеринбурге. Все остальные крупные города либо останутся на том же уровне, либо их численность начнет уменьшаться. Региональная власть понимает: чтобы сохранить людей, нужно создать мощные центры образования и вкладываться в университеты. В итоге объемы поддержки превзошли наши ожидания - порой мы даже не успеваем «переварить» все то, что предлагает власть. Появилась масса проектов, например, финансирование докторов наук (по 30 тыс. рублей они получают от региональной власти, если выполняют определенные условия по научным публикациям и подготовке кандидатов наук). Есть идея объединить университеты, если не юридически, то хотя бы территориально - создать единый кампус. Когда есть мотивация - есть и результаты.

Выполнение новых социальных функций университетом - задача не только вузов. В этом в первую очередь должны быть заинтересованы власти: федеральные, региональные, муниципальные. Речь не идет только о финансировании, по крайней мере, вложения в федеральные университеты можно назвать достаточными, речь о том, чтобы чиновники способствовали тем инициативам, которые зарождаются в вузовских стенах, и создавали дополнительную мотивацию для развития.      

Дополнительные материалы:

Убрать противоречия

Виктор КокшаровКрупные вузы становятся движущей силой регионального развития, считает ректор Уральского федерального университета Виктор Кокшаров.

- Сегодня именно университет учеными рассматривается как один из самых значительных урбанизирующих факторов современного общества. В этом отношении федеральные университеты отличаются от других вузов масштабом стоящих перед ними задач. Если национальные исследовательские университеты ставят перед собой серьезные, но по набору более ограниченные цели - модернизацию определенных отраслей экономики, то федеральные призваны стать своеобразными хабами, ресурсными центрами для других вузов, бизнеса и власти. Это новая роль университетов, третья по счету (первые две образовательная и научная), - социальная.

Такая роль требует и новых подходов к университетской инфраструктуре. То есть вуз и интеллектуально, и материально должен стать центром развития крупного города, региона, федерального округа. Все это так или иначе находит отражение в программах развития федеральных университетов. Влияние на инновационное, социально-экономическое развитие региона, связь с властью, бизнесом определяют стратегические приоритеты развития самого вуза. Но есть ряд противоречий, которые нужно снять, чтобы качественно осуществлять новые функции.  

Начну с вымышленных. Например, когда говорят о существенном противоречии двух основных направлений развития федеральных университетов - ориентированности на глобальный рынок с одной стороны, и выполнения задач по развитию определенного региона - с другой. На деле противоречий здесь нет: вузы должны работать и на региональный рынок, и на международный. Можно даже сказать, что одна из важнейших социальных функций университета и состоит в том, чтобы стать двигателем интернационализации самого региона. Сейчас на глобальном рынке конкурируют не только страны, не только конкретные промышленные предприятия или корпорации, но и регионы тоже.

Второе кажущееся противоречие - противоположность принципов предпринимательского и социально ориентированного университета. С одной стороны, мы должны зарабатывать деньги, коммерциализировать идеи, с другой - нести знания и развивать интеллектуальную среду. Как объединить предпринимательское направление и социальные функции? Университет может и должен получать выгоды - репутационные и материальные, содействуя социально-экономическому развитию региона. По крайне мере, именно так обстоит дело в социально ориентированных зарубежных университетах, которые входят в ассоциацию Tailors Network.

Если говорить о более серьезных противоречиях, то нужно отметить, что в программах развития федеральных университетов отражены их социальные функции, но при этом выверенной системы критериев их выполнения не существует. Министерство образования и науки РФ требует отчеты: как именно мы участвуем в социально-экономическом развитии территории. Но как оценивать эту работу - пока непонятно.

Все эти проблемы требуют более тесного взаимодействия ведущих университетов, дополнительной институционализации их сети. Эти формы могут быть различными: от создания секции внутри Ассоциации ведущих университетов до формирования российской секции Tailors Network.

Подготовил Артем Коваленко
Комментарии

Материалы по теме

Место в элитном клубе

Сложно, но достижимо

УрАГС стала филиалом

Просто университет

Полет на инновационном ядре

Темные аллеи

 

comments powered by Disqus