Маленькая Калифорния

Маленькая Калифорния Чтобы в Свердловской области возник сильный ИТ-кластер, необходимы опыт иностранных венчуров, местные компании, доросшие до мирового уровня, и условия для стартапа не хуже, чем в Сколково.

Создание кластеров - приоритет для всех субъектов, входящих в Урало-Западносибирский регион: с их помощью местные власти планируют формировать точки роста экономики. Однако в подавляющем большинстве случаев дальше разговоров дело не идет. Единственный проект с более-менее ясными очертаниями - ИТ-кластер в Свердловской области. Он будет сосредоточен на разработке софта. Уже на начальном этапе разработки стратегии инициаторы (министерство ИТ и связи, Минэкономики, представители бизнеса) отказались от индийской модели оффшорного программирования (специалисты нанимаются крупными компаниями для выполнения определенных заказов) в пользу израильской (создание законченных продуктов и технологий). Главная задача - создать конкурентоспособные на мировом уровне компании.

Дмитрий КалаевРассказывает один из инициаторов проекта, советник министра экономики региона Дмитрий Калаев:

- Сейчас разработчики тиражируемого софта генерируют порядка 0,3% ВРП. При этом их реальная эффективность в пять раз выше, чем у предприятий других отраслей экономики области. Если подняться на мировой уровень, то Газпром и IBM генерируют одинаковую выручку, только у одних есть углеводороды, а у других, кроме мозга, ничего нет. Нам интересно создать именно «мозговую нефтяную станцию», потому что для нее не надо никаких ресурсов, кроме интеллектуальных.

На мой взгляд, у сферы разработки программного обеспечения (ПО) есть несколько преимуществ относительно промышленности. Первое - легкий выход на мировые рынки. Логистика продуктов промпроизводства сложна и дорога. ПО мгновенно и практически без затрат передается через интернет в любую точку планеты.

Второе - относительно невысокая стоимость разработок. На создание прототипа нужно 300 - 500 тыс. рублей. На создание конечного продукта - около 3 миллионов, затраты на маркетинг - 30 млн рублей.

Третье преимущество - отсутствие прямой зависимости объема выручки от количества работников. Условно, чтобы собрать не сто, а тысячу вертолетов, нам нужно в десять раз больше сотрудников. А если же мы производим софт, то чтобы продать вместо сотни копий тысячу, в десять раз необходимо увеличить не штат, а количество точек продаж.

Четвертое - в сфере информационных технологий парадигма меняется очень часто (20 лет назад - Windows и оконный интерфейс, 15 лет назад - интернет, сейчас - бум облачных вычислений, web-сервисов). Соответственно какого-либо отставания в технологиях не происходит. Не нужно никого догонять, можно сразу оказаться на пике тренда, причем стоит это относительно небольших денег.

Мир посмотреть

- Дмитрий, но Свердловская область - все-таки исторически промышленный регион. ИТ-кластер смотрится здесь не совсем органично. Кроме того, в выступлениях инициаторов проекта проскальзывает одна настораживающая формулировка - «создать кластер». А по Портеру, он должен формироваться естественным путем (как сложилась, например, Силиконовая долина).

- На мой взгляд, уральский ИТ-кластер такое же естественное и органичное образование, как и Силиконовая долина. Его идея возникла в бизнес-среде еще в 2001 -2002 годах, однако она не была поддержана, ИТ-компании были к ней не готовы. Сейчас, наоборот, любая инициатива или предложение втыкается, как нож в масло. Рынок дозрел: плотность ИТ-фирм резко увеличилась (Свердловская область занимает третье место после Москвы и Санкт-Петербурга по количеству предприятий, работающих в этой сфере). Появились компании, готовые инвестировать в инновации и стартапы, возникла потребность в новых идеях, качественных специалистах, стали формироваться вузы, способные их выпускать.

- Почему вы отказались от индийского пути?

- Такое решение принято в силу ряда факторов. Во-первых, мы не способны конкурировать по цене человеко-часа с Индией и Китаем. Во-вторых, менталитету российских инженеров ближе неразрешимые задачи, нежели монотонная методичная работа. В-третьих, кадрового потенциала области хватит только для израильской модели. Для выполнения заказов гигантов вроде IBM или Microsoft нужны страны с населением в миллиард.

Индийская модель плоха тем, что продукт программирования имеет крайне низкую добавленную стоимость, вся интеллектуальная собственность принадлежит заказчикам.

- Еще один фундаментальный вопрос - ядро кластера. Обычно это конкурентоспособная на мировом уровне компания, которая тянет за собой остальных. У нас такой нет.

- Уральский кластер будет однозначно многоядерной структурой. Сегодня и в Силиконовой долине нет якоря, который бы генерировал 80% выручки. Конечно, плохо, что у нас отсутствуют компании, имеющие серьезный опыт работы за рубежом. Однако, думаю, они вскоре появятся.

- Откуда такая уверенность?

- Российский ИТ-рынок - это лишь 1% мирового. Условно: компании, работающие на федеральном уровне, приложив небольшие усилия, могут получить в сто раз больше денег.

Понятно, что у уральских ИТ-фирм мало опыта, придется какую-то долю бизнеса отдать венчурным капиталистам, уже создававшим лидеров мирового рынка, но, думаю, они на это пойдут. Уже сейчас на мировом рынке успешно конкурируют i-Jet Media, Siams. В эту же сторону смотрят Naumen, «СКБ Контур».

С этим вызовом нужно справиться как можно быстрее. В противном случае отток мозгов будет продолжаться. В ИТ-отрасли работники очень амбициозны. Их основная задача - стать профессионалом на мировом уровне.

- Почему бы не позвать на Урал, например, Microsoft, Symantec, Adobe или Oracle? Открыв свои офисы разработок, они бы могли стать ядрами, имеющими мировой опыт. Зачем ждать, пока «СКБ Контур» или Naumen будут набивать шишки?

- Я бы предпочел, чтобы все-таки наши компании доросли до мирового уровня. Конечно, если на Урал придет Microsoft, то он принесет опыт, методологию, будет хорошим заказчиком для вузов, но он тут же вытащит с рынка лучшие кадры и местные компании просядут.

Кроме того, любой исследовательский центр западной компании в экономику принесет только ЕСН и рабочие места. Интеллектуальная собственность утечет за границу, основная прибыль будет генерироваться там. Регион в таких условиях окажется лишь донором мозгов (как это случилось с Intel в Нижнем Новгороде).

- Но иностранный венчур вы пустите?

- Безусловно. Это необходимая мера: у российского венчура не хватает опыта, здесь не до конца понимают, как успешно вытащить компанию на мировой уровень.

- В стратегии кластера есть еще одна, с точки зрения теории, странная вещь: компании, входящие в него, не будут конкурировать...

- Не совсем так. Конечно, крупные компании, на мой взгляд, не должны конкурировать друг с другом, иначе они не будут готовы делать что-то сообща. Борьба должна разворачиваться между фирмами второго эшелона, подрядчиками.

Думаю, что в рамках кластера правильно идти по пути специализации компаний. Крупные разработчики не должны делать весь продукт самостоятельно (так происходит сейчас из-за недоверия к сторонним подрядчикам), необходимо создать сеть, в которой условно «СКБ Контур» или Naumen занимаются сборкой и продажей конечного продукта, а созданием его фрагментов - аутсорсинговые поставщики.

Год предположений

- Что сегодня делается в Свердловской области для формирования эффективного кластера? Какие ближайшие задачи?

- Работает система грантов, в этом году их получили четыре проекта. Создан клуб менторов, в рамках которого представители министерства ИТ и связи, топ-менеджеры ИТ-компаний в порядке социальной нагрузки собираются раз в месяц, комментируют стартапы и либо берут их на буксир, либо, если они встраиваются в стратегию бизнеса, инвестируют в их развитие. Создан бизнес-инкубатор, который ориентирован в основном на сферу информационных технологий.

Инструментов поддержки стартапов и инноваций в ИТ сегодня больше, нежели проектов. Качественных идей, в которые можно инвестировать, крайне мало.

Ближайшая задача - информировать целевую аудиторию об инициативе, инструментах поддержки, целях, задачах кластера. Сегодня о нем знают порядка 500 - 1000 человек, а потенциальных интересантов в десять раз больше.

- Достойных идей пока нет, информирование аудитории низкое, однако в планах - увеличение выручки разработчиков с 2,5 до 25 млрд рублей к 2015 году. Фикция?

- Мотивация. Пока вся стратегия кластера строится на экспертных оценках, оценить эффективность реализуемых мероприятий мы сможем уже к концу 2011 года, когда будет закончена работа по информированию аудитории и инициации предпринимательства.

25 млрд рублей - это оборот, который планируют получить разработчики Свердловской области. На мой взгляд, цифра слишком оптимистична и находится на грани достижимого. Но снизить планку - значит потерять стимул к работе, расслабиться.

- Получается, что 25 млрд рублей будут получены за счет развития бизнеса существующих компаний. При чем здесь кластер?

- Компании, которые планируют этот оборот, обладают каналами (i-Jet Media - в соцсети, «СКБ Контур» - в сектор малого и среднего бизнеса), которые намереваются заполнить сервисами. Это и есть те стартапы, которые им должен дать кластер.

На мой взгляд, такая модель весьма эффективна. 60 - 90% успеха любого ИТ-проекта - это маркетинг, каналы продаж, а здесь они уже выстроены. Задача кластера - генерировать стартапы и связывать их с «издателями».

- Какие главные проблемы на пути формирования кластера?

- Инфраструктура в самом широком смысле этого слова. Во-первых, необходимо стимулировать предпринимательскую деятельность. Сегодня относительно небольшое количество людей задумывается о том, чтобы создать свой бизнес.

Во-вторых, нужно решать проблему подготовки кадров. Компании кластера через единого заказчика должны формулировать свои требования к вузам, совместно с ними разрабатывать образовательные программы и модули, вести лекции. На базе вузов необходимо создать бизнес-инкубатор.

В-третьих, нужен функционирующий посевной фонд. В-четвертых, комфортная среда обитания: необходимо решать вопрос по обеспеченности ИТ-специалистов жильем, комфортными рабочими местами, наполнять их жизнь событиями. Совсем необязательно, чтобы это были профессиональные семинары. Недавно я, например, организовал поход айтишников на фильм «Социальная сеть». Нужно создать плодотворную среду, тусовку, чтобы человек понимал - он не один.

- Для этого вы планируете все предприятия кластера посадить в одно здание, по сути, превратив кластер в технопарк?

- Цели загнать компании в одно здание нет, да и конкуренты вряд ли сядут на одну площадку. Технопарк объективно нужен крупным компаниям и стартапам. Сегодня в городе нет офисного здания, которое бы подходило разработчикам софта. Банально: им нужны передвижные стенки (для работы меняющихся проектных команд), помещения под дата-центр, инфраструктуру для хранения и обработки персональных данных.

Кроме этого штат ИТ-компаний обычно растет на 15 - 30% в год. Идеально было бы иметь площадку за городом, где можно каждые пять лет строить новое здание.

- Чувствуете угрозу от Сколково?

- Я пока не считаю, что Сколково несет угрозу. Главное в таких проектах - инициативные люди. У нас они есть (одни взяли на себя работу с вузами, другие - со старт­аперами), а в Подмосковье - пока нет. К тому времени, когда Сколково начнет приобретать более-менее ясные очертания, наша задача - создать конкурентную ему инфраструктуру, условия для работы и жизни. Тогда исторический бэкграунд (семья, друзья, привязанность к территории) будет играть ключевую роль. Для ИТ-специалистов нематериальная мотивация является значимым фактором и не может быть компенсирована даже очень высоким уровнем дохода.

Комментарии

Материалы по теме

Привет Адаму Смиту

Диалоги о главном

Видеотрансляция с конференции «ИТ-отрасль Урала»

На радость и на зависть

Не в.ru

Заводится

 

comments powered by Disqus