Имитация бурной деятельности

Имитация бурной деятельности
Наши пушки уткнулись стволами вниз,
ядра размякли. Одни горнисты,
трубы свои извлекая из
чехлов, как заядлые онанисты,
драют их сутками так, что вдруг
те исторгают звук.

Иосиф Бродский. «Письмо генералу Z.»

Cогласно официальной информации служб занятости, ситуация с безработицей на территориях Урала и Западной Сибири стабилизировалась: с начала лета она не меняется. Хуже всего положение на рынке труда в кризисных металлургических Свердловской и Челябинской областях: показатели официально зарегистрированной безработицы переваливают за 3,5% от экономически активного населения при среднероссийских данных в 2,7%. Немногим лучше ситуация в Пермском крае, однако здесь безработица традиционно выше общеуральской и среднероссийской (см. график динамики зарегистрированной безработицы).

Между тем увольнения в системообразующих компаниях вовсе не прекратились. Численность трудящихся на крупных и средних предприятиях продолжает падать (причем медленней уменьшения промышленного выпуска, а значит, падение продолжится). За год с октября-2008 по октябрь-2009 она сократилась на территории Большого Урала почти на полмиллиона человек (на 6,5%). Но обратите внимание на график динамики безработицы: при продолжающемся высвобождении с мая 2009 года люди перестали регистрироваться в качестве безработных. Куда пропадают уволенные?

Общество вопреки экономике

Выпуск реального сектора по территориям Большого Урала по прежнему сокращается (об этом мы не раз писали, см., например, индикаторы реального сектора в «Э-У» № 26 от 06.07.09; «Монопромышленная карма», «Э-У» № 32 от 24.08.09). Реальные доходы населения тоже продолжают падать (см. график динамики благосостояния населения). Следовательно, если уволенные чем-то и занимаются, то труд их неэффективный и низкооплачиваемый. Возможно и другое объяснение: уволенные уходят в теневой сектор экономики. Однако вряд ли он столь быстро растет (не менее 20 тыс. увольняемых ежемесячно). Впрочем, на национальной экономике оба пути сказываются крайне негативно.Большая часть увольнений с весны этого года санируется за счет общественных работ. Они организованы на федеральные деньги и в основном в бюджетном секторе: уборка территории, благоустройство, работа в муниципальных учреждениях. Оформление упрощено до предела: работники, предполагаемые к увольнению, централизованно направляются на общественные работы даже без визита в службу занятости - туда подается единый список или на предприятие приезжает сотрудник службы. Главное - высвобождаемые оформляются без регистрации в качестве безработных. Затем временные работы продлеваются. И это, вероятно, будет продолжаться, пока не кончатся деньги.

Динамика и уровень безработицы в Урало-Западносибирском регионе

Очевидно, что проблему повышения эффективности рабочей силы такой подход только усугубляет. Это перевод бюджетных денег. Что еще хуже, специалисты не просто теряют квалификацию: для многих пойти работать, скажем, дворником - это серьезное изменение сознания, что в макромасштабе выльется в маргинализацию общества.

Думается, что в некоторых случаях процесс падения совокупной квалификации занятых в экономике может стать необратимым. Скажем, выпускники вузов, не найдя вакансий по специальности, устраиваются неквалифицированными работниками. Один из самых ярких примеров - многие молодые люди идут работать в охранные агентства. По свидетельствам очевидцев, вернуться с этой работы на уровень дипломированного специалиста крайне тяжело. И когда экономика войдет в фазу очередного роста, ограничение развития в виде нехватки образованных кадров ужесточится в разы.

Следующая волна

До сих пор мы вели речь только о людях, официально лишившихся работы (явная безработица и общественные работы). Но это только одна сторона вопроса. Глубину рецессии в экономике нельзя оценивать, не учитывая безработицы скрытой и отложенной.
Согласно данным мониторинга агентства «Кадровые технологии», к началу октября в Свердловской области в простое и в
неоплачиваемых отпусках по вине работодателя находилось более 9 тыс. работников. Еще порядка 65 тысяч трудилось неполный рабочий день (см. график динамики скрытой безработицы Свердловской области). Получается, что к 235 тысячам незанятых в экономике, что регистрируют органы статистики по методологии Международной организации труда, можно смело добавлять 75 тыс. квазибезработных.

Число безработных и изменение уровня жизни населения

Еще раз подчеркнем, что ситуация с безработицей в Свердловской области - самая неблагоприятная в рассматриваемом регионе. Поэтому, на наш взгляд, вполне возможно использовать полученное соотношение реальной и скрытой безработицы в качестве верхней границы для оценок в сопоставимых регионах. И для отражения истинной ситуации с высвобождающимися в экономике Урала и Западной Сибири отчетные данные статистики (см. график численности безработных в октябре) стоит увеличивать на 25 - 30%.
По другим оценкам, например Независимого института социальной политики, показатель скрытой безработицы (включая занятых в общественных работах) в целом по стране переваливает за 50% от регистрируемой численности незанятых по методологии Международной организации труда.

К тому же, у большой части частично занятых и отправленных в неоплачиваемые отпуска есть все шансы быстро стать явными безработными. Не секрет, что для отечественной промышленности давно характерна дилемма «сохранение занятости vs повышение эффективности производства». Очевидно, что в кризис значимость аргументов в пользу повышения эффективности возрастает, однако государственное давление не позволяет руководству компаний увольнять в полном объеме. Тем не менее по мере продолжения рецессии государственное влияние на бизнес ослабевает, а экономика восстанавливаться не торопится.

Кроме того, число простаивающих работников и сейчас велико, а экономика находится на пике ежегодного бизнес-цикла. В декабре большинство компаний будут закрывать контракты и годовые выплаты, а новый год как всегда начнется сезонным падением деловой активности и сокращением спроса. Следовательно, под конец первого квартала-2010 вполне можно ожидать новой партии уволенных: по некоторым оценкам, численность незанятых может возрасти в полтора раза.

Нужно тратить

В нашей стране принято обращать внимание только на грубости и крайности: типичным примером негативных социальных последствий безработицы считается стук шахтерских касок о булыжники Горбатого моста в Москве. Отсюда и тактика борьбы: главное - не допустить социальных волнений, а для этого всеми силами занять время людей общественными работами, семинарами «Как начать свое дело», очередями в службе занятости, etc. Благодаря массированному вливанию федеральных денег и силовому давлению на работодателей, уровень зарегистрированной безработицы по стране снижен более чем вдвое.

Однако фундаментальная экономическая проблема - ухудшение покупательной способности населения и совокупного спроса в экономике (посмотрите на снижение динамики на графике темпов розничной торговли) - остается без внимания. Условно говоря, величина пособий по безработице рассчитывается исходя из минимального прожиточного минимума, а не заданного уровня совокупного платежного спроса.

Потребительский спрос страдает в два этапа. Во-первых, напрямую: люди получают меньше денег, их способность приобретать экономические блага пропорционально снижается. Во-вторых, резонно предположить, что нынешняя проблема безработицы скорее затронула средне- и малооплачиваемых работников, нежели «верхи». То есть протекающие процессы усиливают диверсификацию в обществе и неравенство распределения доходов, усиливают концентрацию средств у наиболее богатых слоев населения (осенью 2008-го была популярна шутка: это у олигархов «кризис», а мы просто с голоду умрем).

Траты наиболее оплачиваемого пласта населения, конечно, выше, чем у остальной части общества, однако они гораздо менее стабильны: покупку люксового авто отложить проще, чем, скажем, арендные платежи за квартиру или выплаты по ипотечному кредиту. К тому же очевидно, что реализовывать экономические запросы наиболее обеспеченные граждане предпочитают не по месту получения дохода, тем самым выводя средства за пределы Урало-Западносибирского региона. Поэтому естественно следствие: потребительский спрос с их стороны в кризис отчасти «замораживается», отчасти - уходит на сторону.

Теория эффективного спроса, предложенная Джоном Мейнардом Кейнсом в 1930-х, широко известна, и подробно излагать ее в рамках публикации не имеет смысла. Думается, что наиболее действенным методом борьбы с последствиями скачка безработицы с социальной и экономической точки зрения в первую очередь является серьезное повышение (в разы) пособий по безработице. Во-первых, это остановит провал совокупного спроса со стороны населения, во-вторых - не будет способствовать раздуванию неэффективных сфер занятости и маргинализации общества (для многих проще переждать неблагоприятные явления в экономике в качестве безработного, чем заниматься неэффективным и неоплачиваемым трудом).

Может статься, что повышение пособий в кризис станет относительно менее затратным для государства, чем та же мера в «спокойный период» экономического развития. Дело в том, что чем хуже общая ситуация в сфере занятости в стране, тем короче срок поиска нового рабочего места и ниже уровень застойной безработицы. К тому же увеличение пособий, на наш взгляд, выглядит более честным, чем тоже недешевое создание фиктивной занятости для «замазывания» отчетных данных о безработице и отвлечения общественного внимания.

При подготовке публикации использованы материалы газеты «Ведомости», информационного агентства «РБК», Независимого института социальной политики и агентства «Кадровые технологии».

Динамика скрытой и отложенной безработицы
Комментарии

Материалы по теме

Число безработных в Прикамье выросло на 1,9 тыс. человек за неделю

Уровень безработицы в Алапаевске приближается к психологическим 5%

Скрытые долги по зарплате на предприятиях ЯНАО составляют почти 100 млн руб

В моногородах Урала уровень безработицы в 2009 году превысил 4%

Худсовет

Вписаться в поворот

 

comments powered by Disqus