Песок в уме

Песок в уме Карьер в Алапаевском районе Одна из наиболее актуальных задач для региональной власти — поиск инвесторов. Однако муниципалитеты позволяют себе упускать деньги, которые сами идут в руки.

Федеральное министерство природных ресурсов отозвало у московского производителя промышленных полов компании INGRI лицензию на разработку глиняно-песчаного карьера в Алапаевском районе (Свердловская область). До этого лицензия принадлежала разорившемуся Бубчиковскому заводу строительных конструкций, сделку по покупке 100% акций которого INGRI завершила в апреле, рассчитывая открыть здесь производство сухих смесей и керамзита. Даже с первого взгляда решение Минприроды не кажется рядовым: лицензий на освоение недр предприятия лишают не каждый день. Штрафуют — да, но карьеры не забирают. Выяснение подробностей показало: дело носит абсурдный характер.

Какая неожиданность

Сделка по покупке завода началась в ноябре 2007 года (акциями завода владели два физлица, об их аффилированности к кому бы то ни было не известно). Еще до этого директор по общим вопросам INGRI Константин Пфейффер лично приезжал к замглаве Алапаевского МО Юрию Быкову (на прием к главе района он не попал — тот был занят). Спрашивал, интересен ли городу проект. Ответ получил такой: «Очень интересен, завод покупайте, окажем вам всяческое содействие».

Заручившись поддержкой, INGRI одновременно с переоформлением завода занялась подготовкой карьера: по условиям лицензии, уже 30 мая здесь необходимо было начать промышленную добычу песка, хотя, по подсчетам специалистов, на подготовку требовалось около года. Вложились: обучили персонал, провели геологические исследования, заключили договоры на поставку техники из Германии, начали закупать оборудование. Общие затраты составили около 30 млн рублей.

Однако уже в начале весны стало понятно: к 30 мая не успевают. Тогда руководство INGRI ходатайствовало о переносе срока начала добычи перед замминистра природных ресурсов Свердловской области Петром Бурдовым. Его реакция, по словам Константина Пфейффера, была следующей: загоните в карьер хотя бы один экскаватор, и мы вас не будем наказывать. INGRI не согласилась: в этот момент у компании не было аттестованных специалистов для работы в карьере, а «пускать туда неаттестованных людей — уголовное преступление», — объясняет Константин Пфейффер.

20 июня на завод приехала комиссия из областного министерства — один человек. Он оформил акт проверки соблюдения требований законодательства в сфере недропользования и назначил INGRI штраф в размере 40 тыс. рублей. Компания его оплатила. Однако через неделю получила уведомление от Минприроды: в отношении Бубчиковского завода начата процедура отзыва лицензии. Руководители INGRI начали разбираться, в чем дело. Тогда и оказалось, что глава Алапаевского МО Иван Мельников еще 16 апреля и 5 мая написал на имя министра природных ресурсов Свердловской области Константина Крючкова письма с просьбой лишить лицензии завод как неэффективного собственника (он должен был начать освоение карьера 31 июля 2006 года).

— Нас Мельников ни о чем не уведомлял, — сетует Константин Пфейффер. — Мы узнали о его письмах постфактум. После того, как стало известно о начале процедуры отзыва лицензии, я приехал к Мельникову. Спрашиваю: «А вам рабочие места нужны?». Он отвечает: «Конечно, нужны. А где вы были раньше? О том, что вы купили завод, я даже не слышал. Извините, произошла ошибка». Мы ездили вместе с ним к Крючкову, на встрече с министром Мельников подтвердил, что отправил письма по недоразумению. Он стал лично ходатайствовать перед Минприроды о прекращении процедуры отзыва лицензии.

19 июля, уверовав в положительный исход дела, Мельников и руководство компании INGRI подписали соглашение о специальном партнерстве. Соглашение предусматривало финансирование инвестором проектов на общую сумму 45 млн рублей, в том числе капитальный ремонт школы — 7 млн рублей, ремонт очистных сооружений — 20 млн рублей.

Однако 25 августа приказом Минприроды Свердловской области действие лицензии было прекращено.

Как уходит инвестор

Сейчас INGRI не имеет права разрабатывать карьер. Соответственно, из-за отсутствия сырья строительство нового производства не ведется. Контракты на поставку оборудования из Германии компания разорвала.

Приказ Минприроды вряд ли можно развернуть. Замминистра природных ресурсов Свердловской области Петр Бурдов: «На основании ходатайств главы Алапаевского МО Мельникова лицензия аннулирована у Бубчиковского завода строительных конструкций. Ни о какой московской компании в нашем приказе речи не идет. В ближайшее время (возможно, до конца года) будет опубликовано решение министерства об организации аукциона. После чего в течение 80 дней мы должны будем подвести его итоги: назвать победителя или признать торги несостоявшимися».

По мнению юристов, участие в аукционе — единственный способ вернуть лицензию на освоение карьера. Начальная цена лицензии, по подсчетам специалистов INGRI, не слишком велика, порядка 500 тыс. рублей (запасов песка и глины московской компании хватило бы на 30 лет). Основные потери, которые понесет инвестор в сложившейся ситуации, — время. На организацию аукциона и согласование лицензии с проектом может уйти до года. А если учесть, что ни одна компания интереса к месторождению не проявила и аукционы один за другим могут признаваться несостоявшимися из-за отсутствия заявок, сроки еще увеличатся.

— Мы уже стали задумываться, а нужно ли нам участвовать в аукционе, — говорит Константин Пфейффер. — Администрация Алапаевского МО довольно странно относится к серьезным проектам. Я понимаю, если бы к Мельникову каждый день приходили крупные инвесторы: одним больше, одним меньше — роли не играет. Но что-то я не вижу у его дверей очереди... Тем более что у нас есть другой выход. Мы проплатили аренду земли вокруг карьера до 2029 года. Сдадим ее выигравшей в аукционе компании и будем брать арендную плату песком. И незачем проводить исследования, закупать оборудование...

Кто проиграл

Наиболее ощутимые потери от действий муниципальных властей понесет Алапаевский район, а с ним и вся Свердловская область: проект нового завода должен был обеспечить 60 млн евро инвестиций и 400 новых рабочих мест.

Версия главы Алапаевского МО Ивана Мельникова в духе «ничего не знаю», на наш взгляд, не находит оправданий. Вряд ли на протяжении почти полугода (с ноября 2007-го по апрель 2008-го) он ничего не слышал о покупке завода. Допустим, что это правда. Тогда вопрос: как поставлены в муниципальной администрации информационные потоки, если замглавы осведомлен о сделке, а его начальник — нет? Да и в ходатайстве перед Минприроды Мельников красиво рапортует: «Администрация Алапаевского муниципального образования, изучив инвестпроект, увидела в лице компании INGRI высокоэффективного хозяйствующего субъекта. Это оказалось итогом длительной работы администрации Алапаевского района по поиску инвестора с целью возрождения бывшего завода»... Оставим на совести муниципальной власти тезис о ее долгих поисках серьезного инвестора. Но раз такой наконец нашелся — вопрос второй: зачем требовать отзыва лицензии?

Алапаевские бизнесмены строят догадки: возможно, другая компания предложила Мельникову более выгодные условия сотрудничества в обмен на лицензию? Или у главы МО была иная заинтересованность?

На уровне субъектов РФ или макрорегионов задача привлечения инвесторов — одна из основных. Однако на уровне муниципалитетов (особенно малых) к ней относятся, мягко говоря, без должного внимания. А если учесть, что многие месторождения (и соответственно производства) находятся именно на таких территориях, то ситуация с INGRI рискует не раз повториться.

Однако урок из сложившейся ситуации должны извлечь и инвесторы. При совершении сделок, особенно на периферии, не стоит пренебрегать официальным подтверждением каждого шага, желая «оптимизировать» процедуру, сэкономить время или деньги. Легко потерять и то, и другое. Используя устные договоренности с чиновниками, бизнес лишь оттягивает тот момент, когда принцип работы «одного окна» при оформлении необходимых документов перерастет из предмета для докладов в действительность.
Комментарии

Материалы по теме

ТНК­ВР инвестирует в разработку месторождений Уватской группы

Старатель на распутье

Химическая защита

Бесполезные ископаемые

От прожекта к проекту

100 тысяч тонн баритовой руды планируется добывать на Войшорском месторождении (Приуральский район, ЯНАО)

 

comments powered by Disqus