Как мышам съесть кактус

Как мышам съесть кактус
Владимир Симонов
Владимир Симонов

Цены на весь спектр ресурсов, необходимых при создании новых генерирующих мощностей и объектов, растут. Это усложняет поиск стратегических инвесторов и отрицательно влияет на экономическую эффективность строительства 

В ноябре завершился подготовительный этап строительства двух новых энергоблоков мощностью 330 МВт каждый на Верхнетагильской ГРЭС. Разработчики ЗАО «СВЕКО-Союз Инжиниринг» передали заказчику — ОГК-1 — техническую документацию (обоснование инвестиций) и предТЭО проекта. Строительные работы на площадке должны начаться в апреле 2008 года, ввод объектов в эксплуатацию запланирован на декабрь 2011-го. О поиске проектных решений, позволяющих повысить эффективность деятельности компании, рассказывает заместитель директора ОГК-1 по инвестициям Владимир Симонов.

— Что самое сложное в проекте?

— Определиться с технологией сжигания топлива. Россия, учитывая ситуацию на газовом рынке, подошла к необходимости наращивания угольной генерации в соответствии с новыми требованиями мировых стандартов охраны окружающей среды. Но в стране для такого перехода ничего не готово: нет отработанных экологичных технологий сжигания угля, нет современного оборудования. Если мы выберем все-таки уголь, мы пойдем по целине, начиная проект совсем не той «черной» угольной генерации, которую построили в Верхнем Тагиле 50 лет назад. За эти годы мир ушел далеко вперед в технологиях газоочистки, снижении выброса двуокиси углерода и т.д. Нам предстоит догонять.

При разработке угольного проекта мы учитывали следующие тренды угольной генерации. Во-первых, переход к сжиганию угля определяется экономической целесообразностью развития энергетической компании, исходящей из соотношения используемых ею видов топлива в суммарном балансе. Во-вторых, цель энергокомпаний — быть независимыми от монопоставщика Газпрома. Но обойти газотранспортную монополию все равно никому не удается, вот и у нас на Верхнетагильской ГРЭС частично сжигается газ. Сначала тут рассматривался вопрос установки экологичного парогазового блока с высоким КПД. Но после ОГК-1 решила, отталкиваясь от топливной базы, изучить возможности строительства все же угольного блока. — Какие основные риски вы видите на стадии выбора угольной технологии?

— Мы рассматриваем две технологии. Первая — основная индустриальная, применяемая широко в мире, — построена на сжигании топлива в традиционных пылеугольных котлах со всевозможными усовершенствованиями. Риск в том, что в любом случае она не отвечает базовому требованию — экологической безопасности.
А это важно в напряженном промышленном узле, где расположена площадка Верхнетагильской ГРЭС.
Даже если в новом проекте применить самые современные дорогостоящие методы, достичь суммарно хорошего экологического эффекта помешают старые действующие энергоблоки. Я полагаю, замещение устаревших, экологически неоправданных, экономически неэффективных мощностей неизбежно будет рассматриваться новыми собственниками компании (до 1 июля 2008 года ОГК-1 будет продана. — ред.)как базисная задача.

Вторая угольная технология — сжигание топлива в циркулирующем кипящем слое (ЦКС) — была разработана когда-то в Советском Союзе. Она позволяет сжигать одномоментно смесовые виды топлива, высоко- и низкокачественного. Это хорошо: мы должны добиться за счет технологии экологического эффекта, сопоставимого с внедрением дорогостоящих мероприятий. Но конфигурация котла с кипящим слоем более затратна из-за использования дорогих материалов.
К тому же в стране промышленно эти котлы не производят. В мире их выпускают всего две компании: Alstom и Foster Ywhiller.

По технологиям мы еще не определились: лучше пылеугольная или ЦКС. Компания изыскивает пути повышения рентабельности и инвестиционной привлекательности такого проекта. Расчеты еще не закончены.

— Из проблемы выбора технологии вытекает определение видов топлива.

— Для энергетиков базовым всегда было топливо. В июле 2006 года, когда правительство Свердловской области приняло «Стратегический план развития электроэнергетического комплекса на 2006 — 2015 годы», два новых энергоблока Верхнетагильской ГРЭС предполагалось оборудовать котлами с ЦКС, что позволяло использовать в качестве топлива уголь выработки Богословского и Веселовского месторождений. Таким образом, введение в действие нового энергоблока могло дать новый толчок развитию угольной промышленности на Урале. Так рассчитывали в правительстве. Однако в ходе анализа выяснилось, что запасы угля на уральских месторождениях столь незначительны, что их не стоит принимать в расчет.

Промышленность Свердловской области, которая должна была бы заниматься инвестированием развития местной топливодобычи, не смогла решить эту задачу. Не стоит возлагать ее решение и на ОГК-1: компания не должна диверсифицировать бизнес ради столь неэффективного предприятия. Нам показывали итоги исследований и по залежам торфяников на территории Свердловской области, которые могли бы стать сопутствующим видом топлива для ЦКС. Торфяники тоже потребуют централизованного вложения средств, чтобы через три с половиной года построенный к этому времени новый блок на Верхнетагильской ГРЭС был обеспечен топливной базой.

— Может быть, первично все же не топливо, если, построив такой котел, вы сожжете в нем все что захотите?

— Технически это возможно, но экономически неоправдано. Все решит цена. Поэтому мы рассматриваем два-три вида топлива, имеющиеся в топливном балансе станции, берем во внимание договоры, которые коммерческий блок ОГК-1 заключает на долгосрочную перспективу, и, отталкиваясь от этого, делаем расчеты.

Дальше: нам предстоит определить экологическую совместимость этого проекта с существующей площадкой. Технология, которая будет принята за основу, должна быть просчитана с точки зрения допустимых нормативов, по которым Ростехнадзор и Роспотребнадзор дают разрешение на строительство и последующую эксплуатацию. Проектируя новый энергоблок, мы должны минимизировать его воздействие на окружающую среду, учитывая тяжелую экологическую ситуацию на Верхнетагильской ГРЭС. Модернизация существующего оборудования не исключает перевод части блоков в перспективе в так называемый холодный резерв, консервацию.

И последняя проблема, с которой приходится сталкиваться при определении конфигурации будущих блоков. В стране взрывной спрос на энергетическое оборудование. Продукция и Китая, и России максимально востребована из-за оптимального соотношения цены и качества, сроков поставки. Наши производители за год в два раза увеличили цены: востребованность техники очень высока, и они вошли во вкус. Впрочем, дорожает не только оборудование. Цены на весь спектр ресурсов, необходимых при строительстве новых мощностей, начиная с проектирования, значительно растут. Если год назад в Европе цена угольного блока была 1,5 тыс. евро на установленный киловатт, то сейчас 2 тысячи. Общая стоимость угольного проекта, утвержденная советом директоров РАО ЕЭС в мае 2006 года, составляет 15 млрд рублей. Но сегодня из-за динамики цен очень сложно определить реальную конфигурацию и стоимость проекта.

- Что будете делать?

— Мы в ситуации мышей, которые кололись, плакали, но продолжали есть кактус: продолжаем поиск проектных решений, позволяющих повысить эффективность деятельности компании.  Как только мы примем окончательное решение по топливу и технологии, необходимо будет просчитать весь проект еще раз.  

Дополнительные материалы: 

ОГК-1

Включает Пермскую, Верхнетагильскую, Каширскую, Нижневартовскую, Уренгойскую, Ириклинскую ГРЭС. По установленной мощности самая крупная из тепловых генерирующих компаний, созданных в ходе реформы электроэнергетики: 9531 МВт. Инвестиционная программа на пять лет предусматривает строительство более 2000 МВт генерирующих мощностей в энергодефицитных регионах страны, в основном на территории Уральского региона.

Комментарии

Материалы по теме

Сбыт не приходит один

Игра в разгаре — правил нет

Соглашение между РАО ЕЭС России и Курганской областью подписано

Энергетики определились с планами

Меткомбинатам не хватает энергии

Еще можно договариваться

 

comments powered by Disqus