Обогащайтесь!

Обогащайтесь!

Обогащайтесь!Есть у меня друг — Дмитрий. Он владеет магазинчиком электронных носителей информации. Недавно мы встретились, и я по профессиональной привычке стал подробно расспрашивать его о бизнесе. Дмитрий ответил жестко: «Раньше я пытался честно платить налоги и устранять все нарушения, выявленные проверяющими инстанциями, поскольку считал это нужным для общества делом. Но теперь я понял: интерес чиновника — содрать с предпринимателя как можно больше денег. А мой интерес — эти деньги сохранить всеми доступными мне способами. Если от этого пострадают потребители — что ж, на войне как на войне».

Я заметил: если речь заходит о взаимоотношениях власти и бизнеса, многие предприниматели, чьи компании созданы с нуля, а не в результате приватизации (что зачастую подразумевает наличие связей в чиновной среде), переходят на военную терминологию. «Мы живем в стране, оккупированной столоначальниками, — говорит другой мой друг, владелец небольшой рекламной фирмы. — Вот было бы здорово собрать их всех в какомнибудь одном регионе и посмотреть, что за людоедское государство они себе построят…».

Налогоплательщик в апатии

Раньше у муниципальных чиновников была своя логика, объясняющая необходимость притеснения малого бизнеса: его развитие не дает прямых доходов в местный бюджет, значит, нужно выдумывать способы добычи денег с предпринимателей, создавая внебюджетные фонды или попросту организуя поборы.

С 1 января 2006 года эта логика исчезнет: ФЗ  131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» закрепляет за муниципалитетами постоянные источники дохода. Для органов местной власти это повысит значимость взаимоотношений с представителями малого бизнеса, единый налог на вмененный доход которых станет третьим по величине источником формирования муниципальных бюджетов (после земельного налога и налога на имущество физических лиц, также отчисляемых преимущественно предпринимателями). Теперь стабильный рост доходов получит то муниципальное образование, которое научится стимулировать предпринимательскую активность на своей территории.

Но это в теории. А на практике работу с малым бизнесом будут вести те же чиновники, что и год, и два назад. Пока реальный потенциал предпринимателей используется от силы на четверть. Доля малого бизнеса в экономике Уральского федерального округа не превышает 10%, тогда как в Москве — 40%, в странах Западной Европы — до 70%. Можно ли это соотношение объяснить уральским менталитетом? Вряд ли. «Чем дальше предприниматель от Москвы, тем он более беззащитен, — говорит президент Свердловского областного союза малого и среднего бизнеса Анатолий Филиппенков. — Как правило, в маленьких городах глава администрации — местный князек. Он своему родственнику, например, отдает под рубку большую площадь в лесу. А если кто придет со стороны, начинаются вопросы: где у тебя разрешение, где сертификат? Как правило, нет объективности, а у предпринимателей нет стимула».

Власти крупных уральских городов, где в силу масштаба экономики практически невозможно обеспечить монополию «карманных» фирм в какойлибо сфере деятельности, заинтересованы в широком развитии малого бизнеса. Так, в Челябинске третий год реализуется программа поддержки развития малого бизнеса, в 2005 году на эти цели из городской казны планировалось выделить 1,47 млн рублей, в том числе 970 тысяч — на микрокредитование. Но кредиты выдаются на срок не более трех месяцев и на сумму не выше 50 тыс. рублей. Такого финансового ресурса предпринимателю хватит только на регистрацию фирмы. Политика муниципальных властей направлена в лучшем случае на увеличение количества фирм и индивидуальных предпринимателей, что неэффективно с точки зрения качественного подъема.

В условиях продолжающегося в России роста крупных производств и доходов населения субъекты малого бизнеса могут перейти на более высокую ступень развития. Но настроение самих предпринимателей говорит о другом. Весной 2005 года общественная организация малого и среднего предпринимательства «Опора России» совместно с ВЦИОМ провели общероссийское исследование «Условия и факторы развития малого предпринимательства в регионах РФ». Отметим интересный момент: финансовое состояние бизнеса оценено, по результатам исследования, как самый благополучный аспект предпринимательского климата. Но позитивный настрой не должен вводить в заблуждение. Хорошая оценка финансового (и общего) состояния бизнеса связана прежде всего с самим фактом существования предприятия: если оно работает, имеет оборотные средства, так или иначе приносит прибыль, то предприниматель считает, что в общем и целом все в порядке. Однако текущее финансовое состояние бизнеса ровно половина респондентов (50,5%) оценили как «относительно устойчивое, для поддержания бизнеса ресурсов хватает, для развития — нет». Вероятно, именно эта формулировка наиболее адекватно отражает истинное положение дел.

Российское общество столкнулось с серьезной проблемой апатии многих представителей малого бизнеса. Она вытекает из колоссальной сложности дальнейшего развития компании и порождает неудовлетворенность предпринимателей, их низкую самооценку. В этом болоте вязнет инициатива тех, кто может и должен двигать экономику вперед.

Апатия малого бизнеса прослеживается не только в развитии компаний, но и в общественнополитической сфере. В одном только Екатеринбурге насчитывается 46 объединений предпринимателей. Но многие из них реально состоят всего из нескольких человек, создавших и возглавивших эти организации для повышения личного социального статуса. «99% предпринимателей вообще не видят смысла в объединениях. Если ктото предлагает создать союз по профильному бизнесу, то все думают, что у них хотят выведать какуюто ценную информацию. Ведь мы прежде всего конкуренты, — признался на условиях анонимности один из предпринимателей. — Пока я ни разу не видел, чтобы какаято организация защитила интересы конкретного представителя малого бизнеса в суде или органах власти. Не нужно замахиваться на большее, сделайте хотя бы это, и люди к вам потянутся.

У представителей крупного и среднего бизнеса ресурсы для разговора с властью на равных значительнее. Они, например, владеют площадями, а не сидят на аренде, как мы».

Об отсутствии общественнополитической активности уральских предпринимателей говорит такой факт: ни один представитель малого бизнеса не вошел в общественную палату Свердловской области. «Может быть, мы сами виноваты в том, что предпринимательское сообщество оказалось не способно выдвинуть яркие личности», — признается Анатолий Филиппенков.

Банк — как чиновник

Малый бизнес ценен не только сам по себе. Его развитие будет определять на ближайшие годы экономический прогресс территорий и уровень демократичности политической системы. Заместитель директора Института философии и права УрО РАН Константин Киселев утверждает:

— Ситуация складывается таким образом, что единственными представителями гражданского общества, способными хоть както влиять на власть и обеспечивать конкурентность в принятии решений, сегодня являются представители бизнеса. Даже то, что они идут во власть, пусть руководствуясь «шкурными» интересами, конкурируя друг с другом за влияние в рамках «Единой России» или поддерживая другие партии, стоит только приветствовать. Нужно хотя бы нравственно поддержать борьбу предпринимателей против коррупции, за свое кровно нажитое, за самостоятельность и независимость. В этом совпадают интересы общества и бизнеса.

Кто и что должен сделать, чтобы малый бизнес превратился в значительный кластер российской экономики? Следует разделить барьеры, препятствующие развитию малого бизнеса, на экономические и административные. Первые связаны с выходом бизнеса на рынок, участием в конкурентной борьбе, повышением эффективности работы компании и т.п. Их предприниматели должны преодолевать сами. Например, в США доля малых предприятий, доживающих до трехлетия, не превышает 20%. Остальные бизнесидеи не находят спрос, значит, неудавшимся предпринимателям нужно лучше изучать запросы рынка.

Пресловутую проблему кредитования малого бизнеса также следует отнести к разряду экономических барьеров. Бизнесменыфинансисты и бизнесменыпроизводственники разберутся друг с другом сами. Сегодня же во многих регионах и крупных муниципальных образованиях чиновники демонстрируют псевдозаботу о малом бизнесе, создавая финансовые фонды поддержки и комитеты для отбора бизнеспроектов под микрокредитование. «Государство никогда не сможет поддержать всех желающих заниматься малым бизнесом. Но где тогда равенство возможностей? — спрашивает директор группы компаний „Технологии ресурсов“ Михаил Бабин. — Всем или никому».

Действительно, банки пока неповоротливы в предоставлении кредитов малому бизнесу. Как показывает практика, фирме из пяти человек, чтобы взять кредит, необходимо собрать документов почти столько же, сколько, например, Уралмашзаводу. «Даже под очень хороший бизнесплан тому, кто начинает дело, получить кредит без залога практически невозможно, — отмечает президент некоммерческого партнерства „Мебельщики Урала“ Семен Новомейский. — Его взять могут только те, кто работает более года и крепко стоит на ногах. Банку интереснее выдать одному юрлицу 15 — 20 млн рублей, чем сотни кредитов по 300 тыс. рублей. Но я считаю, что уровень риска с увеличением числа выдаваемых кредитов снижается. И самое главное, практика показывает: возврат кредитов, полученных предпринимателями на развитие малого бизнеса, составляет почти 100%».

Ижевский предприниматель Наталья Варламова рассказывает: «Я три месяца пытаюсь оформить банковский кредит, предоставила многочисленные справки о недвижимости, привела поручителя. В банке зачемто финансовую отчетность попросили. Но у меня в нем счет, там знают мои обороты. Сначала говорили, что кредиты временно не выдаются, потом — что я опоздала… Банк — как чиновник. Сейчас получается, что в одном банке можно взять кредит под залог автомобиля, а в другом нет. Почему? Да потому что надо искать не банк, а знакомого в банке».

Как отмечают сами уральские банкиры, сегодня получить потребительский кредит гораздо проще, чем кредит на инвестиции, да и процентная ставка в первом случае заметно ниже (хотя по экономической логике должно быть наоборот), поэтому многие предприниматели используют для поддержки бизнеса потребительские кредиты.

Впрочем, региональные банки, ожидающие прихода на Урал международных финансовокредитных организаций, уже начинают переориентироваться с крупного бизнеса на средний и малый. Некоторые из них внедряют инновационные подходы к кредитованию предпринимателей. Так, по словам советника председателя правления «Банка24.ру» Татьяны Говорухиной, скоринговые модели и делегирование полномочий принятия решений позволят сократить сроки выдачи кредита и объемы документов, которые банк требует с заемщика, как два года назад эти же технологии решили проблему выдачи потребительских кредитов.

Предприниматели также ищут и находят выходы из положения. Например, малый бизнес, работающий на условиях аутсорсинга, осваивает способ получения банковских кредитов под гарантии крупных предприятийпартнеров. Есть и серые схемы, которыми пользуются многие предприниматели, не имеющие кредитной истории: сначала покупается компания, зарегистрированная несколько лет назад, со старым оборудованием, под которое затем берется банковский кредит на модернизацию. А в действительности деньги вкладываются в развитие нового бизнеса.

Рабочий день за 17 копеек

Для вхождения на рынок и успешного ведения конкурентной борьбы требуется преодолеть ряд экономических барьеров (поиск и умелое использование финансовых, трудовых, технологических ресурсов и т.п.). Это нормально, поскольку процветать может только тот бизнес, который востребован на рынке. Не дело чиновников решать за предпринимателей эти задачи. Власти следует переориентировать работу с малым бизнесом на устранение нерыночных (административных) барьеров. В муниципальной программе «Развитие и поддержка малого предпринимательства в Екатеринбурге на 2005 — 2007 годы» указан перечень проблем, решить которые она призвана: «Недостаток экономически обоснованных и просчитанных программ и проектов развития малого производственного бизнеса; отсутствие инвестиций и доступа субъектов малого предпринимательства к финансовым ресурсам кредитных организаций; острый дефицит доступных офисных помещений…». Об административных барьерах нет ни слова.

Как считает Михаил Бабин, «поддержка государства малому бизнесу должна быть в первую очередь правовой. Должны появиться наконецто настоящие суды, чтобы простой человек, который купил гденибудь в Азербайджане мандарины и привез их продавать в Екатеринбург, мог бы найти защиту».

В сентябре — октябре этого года по инициативе регионального отделения «Опоры России» в Свердловской области проводилась оценка качества работы судебных приставов. В анкетировании участвовали 290 предпринимателей, 65% из них отрицательно отозвались об исполнительном производстве. Практически все респонденты высказались за изменение стиля и методов работы судебных приставов в целях повышения ее эффективности. По их мнению, в первую очередь необходимо поднять уровень профессионализма работников и самым решительным образом избавляться от волокиты в удовлетворении требований приговоров по отношению к должникам. «При такой ситуации, когда не исполняется судебный акт, идея правосудия, возможности защиты интересов в суде становится мифической», — убежден председатель Свердловского регионального отделения «Опоры России» Евгений Артюх. Выход из ситуации он видит в учреждении института частных судебных приставов (по статусу — индивидуальных предпринимателей, как нотариусы и арбитражные управляющие), которые будут подвержены четкому государственному регулированию.

Другой мерой помощи государства малым предпринимателям могло бы стать освобождение от ЕСН, считает Михаил Бабин: «Это люди, которые сняли с государства проблему их накормить. Ну не надо с них за это брать деньги!». При этом общие расходы бизнеса при взаимоотношениях с налоговыми органами порой намного превышают собственно налоговые отчисления. Один бухгалтер составлял налоговую отчетность, но компьютер определил ошибку в 17 копеек. Причину ошибки искали четыре часа, иначе за неправильное оформление документов могли последовать санкции. Сколько изза 17 копеек потрачено рабочего времени и упущено экономической выгоды! А сколько рабочих дней предпринимателей уходит на стояние в очередях в налоговых инспекциях!

Еще один административный барьер — бесчисленные проверки государственных контролирующих органов. Причем каждая проверяющая инстанция живет своим мирком, ее вовсе не волнует соблюдение предпринимателями установленных правил, главное — получать с них стабильный доход. Иногда контролеры открыто говорят предпринимателям: укажите нам сами на нарушения, за которые можно вас оштрафовать тысяч на пять. Сила проверяющих инстанций в том, что они наделены правом закрывать бизнес. В действительности они пользуются этим правом крайне редко, но дамоклов меч висит. Чтобы выдержать все проверки, необходимо содержать штат бухгалтеров и юристов. Малый бизнес не может себе этого позволить.

Один из предпринимателей рассказывает: «Однажды ко мне в магазин пришла девушка и стала проверять помещение на радиоактивность. Зачем? Магазин расположен в жилом доме, который прошел приемку государственной комиссией. Девушка поводила своим аппаратом в течение 40 минут, естественно, радиоактивный фон был в норме. За это мне пришлось заплатить 5 тыс. рублей. Найдите мне на рынке труда такую работу, где бы я за 40 минут получал подобные деньги!».

Но главные барьеры напрямую связаны с работой местных администраций. «Самый страшный фактор, сдерживающий у нас развитие малого бизнеса, связан с земельноимущественными отношениями, — считает Анатолий Филиппенков. — Я купил квартиру, чтобы сделать из нее офис, поскольку аренда слишком дорогая. Полтора года потратил, чтобы перевести жилое помещение в нежилое. Это был какойто ужас: пришлось пройти массу параллельных структур, выполняющих одинаковые функции. А потом поменялось законодательство, и все пошло по второму кругу». Модным веянием в чиновничьих отчетах стали рапорты об организации системы «одного окна», когда все документы сдаются разом в один кабинет. Но в действительности эта система еще не отлажена. И если раньше чиновники теряли один документ, то теперь пропадают полные пакеты.

Почти во всех региональных и муниципальных программах поддержки малого бизнеса говорится о создании учебноконсультационных центров для предпринимателей. Учиться такому сложному ремеслу, как ведение бизнеса, действительно нужно. Но не мешало бы включить в программу и пункт обучения чиновников работе с малым бизнесом. ФЗ  131 по сути установил конкуренцию между муниципальными образованиями за привлечение предпринимателей на свою территорию. Муниципалитеты, которые создадут наиболее благоприятные условия для малого бизнеса, получат высокий гарантированный доход. Это и должно стать критерием оценки работы муниципальных служащих.

В подготовке статьи участвовали Ольга Евсеева, Ирина Перечнева, Евгений Сеньшин

Комментарии

Материалы по теме

По ветру

Любим — не любим

Некорректный коэффициент

Точки роста

Тянет в Европу

Расти большой

 

comments powered by Disqus