Союз безысходности

Союз безысходности 11 ноября в Екатеринбурге президенты России и Казахстана Владимир Путин и Нурсултан Назарбаев подписали межгосударственный договор о добрососедстве и союзничестве в ХХI веке. Документ, детализирующий стратегическую дружбу Москвы и Астаны, стал главным событием десятого форума Россия — Казахстан. Накануне помощник президента РФ Юрий Ушаков сообщил, что «главы государств будут говорить об углублении интеграционных процессов не только в рамках приграничных областей, а с учетом создания новых объединений Таможенного союза (ТС — РФ, Белоруссия, Казахстан) и Единого экономического пространства».

Оба президента считают ТС наиболее эффективным экономическим инструментом на территории бывшего СССР. Так, Путин подчеркнул, что после выхода ТС на полноформатную работу существенно улучшились показатели, связанные с торговлей:

— Бизнес уже оценил, что значит упрощение таможенных процедур, какие выгоды приносит конкуренция национальных юрисдикций. Теперь каждая из стран собирается создать предпринимателю наиболее выгодные условия для работы и развития своего дела.

По мнению Назарбаева, страны ТС переходят на качественно новый уровень интеграции:

— Заметно растет товарообмен между регионами-соседями, на которые приходится порядка 70% взаимного товаро­оборота, создаются совместные предприятия. Сегодня их более пяти тысяч в самых разных сферах — от добычи сырья до информационных технологий. Двум независимым государствам за несколько лет удалось создать то, что у многих не выходит десятилетиями. Думаю, что создаваемый Евразийский экономический союз откроет еще большие возможности.

В доказательство тезиса об эффективных отношениях приводятся в пример договоренности о создании СП на последнем форуме. Так, Уралтрансмаш и Алматинский завод тяжелого машиностроения договорились об организации производства оборудования для нефтепромыслов в Казахстане. Пенетрон-Россия и корпорация Тобол подписали меморандум о продвижении инновационных гидроизоляционных материалов: для этого российская сторона построит в Казахстане завод. Компания Семей инжиниринг и Уралвагонзавод подписали учредительный договор о создании СП по техническому обслуживанию и ремонту бронетанковой техники.

Однако на фоне позитивных комментариев и примеров не лишним будет напомнить, что у сторон есть существенные расхождения. Так, в Астане предлагают не форсировать интеграционные процессы и не принимать новых членов в ТС, а углуб­лять экономическое сотрудничество между странами, которые уже входят в эту организацию. На недавнем саммите в Минске Назарбаев обратил внимание на политизацию деятельности Единой экономической комиссии (ЕЭК) в то время, когда нерешенными остаются многие вопросы, касающиеся таможенного регулирования, снятия ограничений. Тогда эксперты говорили, что политизация интеграционного проекта со стороны России вызывает настороженное отношение к ТС и ЕЭК в казахстанской элите. А протекционистское лобби в России утверждало, что РФ проигрывает от союза и работает только декларативно.

Непросто рассуждать о взаимовыгодном сотрудничестве и учитывая тот факт, что Казахстан инвестирует в Россию больше, чем Россия в Казахстан: 1,7 млрд долларов против миллиарда по итогам первого полугодия 2013 года. Эта информация удивила даже Путина. Есть и другие проблемы — несовершенная нормативно-правовая база делового сотрудничества в условиях ВТО и ТС, неразвитая логистика (всего 15 железных дорог и 40 автомагистралей с твердым покрытием, крупные города России и Казахстана практически не связаны авиационным сообщением), слабая рыночная инфраструктура.

При этом западные исследователи утверждают, что стороны виртуозно освоили институциональную терминологию Евросоюза. Сама архитектура наднациональных органов (Совет, Комиссия и Суд) вызывает ассоциации с моделью построения Европейского экономического сообщества. Однако, несмотря на схожесть формы, заимствованная у ЕС модель пока во многом лишена содержания, прежде всего в части перехода от межгосударственных к наднациональным методам принятия решений.

Так, авторы доклада Центра европейских политических исследований (CEPS) считают, что экономическая кооперация между Россией и Казахстаном базируется прежде всего на политической интеграции. Такая основа, по их мнению, заставляет скептически относиться к попыткам преодоления атомизации постсоветского пространства.

В ЕС, подчеркивают исследователи, процессы интеграции проходили плавно в течение нескольких десятилетий. В случае же с ТС имеет место недостаточная слаженность механизмов перераспределения компетенции, несоответствие друг другу национальных правовых норм. Кроме того, российский рынок выглядит доминирующим на фоне остальных стран-членов, в то время как на начальных этапах европейской интеграции речь шла как минимум о двух равноценных центрах силы — Франции и Германии. В то же время у России весьма низкий индекс открытости для мировой торговли, она занимает 114 место в мире, в то время как Казахстан — 88-е.

Зачем мы друг другу? На первом плане геополитика — Казахстан не может оградиться от РФ, буферного государства нет. Вариант с Китаем не подходит. А для России Казахстан — это главный партнер в противостоянии дестабилизации в Центральной Азии, где всегда было много противоречий, которые могут обостриться в любой момент, плюс афганский фактор.

На этом фоне быстрой экономической интеграции не получится. К тому же помимо деклараций, если смотреть в сторону ЕС, необходимо формулировать базовую идею евразийства. Это когда людям будет понятно, зачем Россия налаживает отношения с Казахстаном и что у них общего. Наши теперешние отношения обычное население почти никак не затрагивают.

Партнер проекта УрФУ
Комментарии

Материалы по теме

Затишье в промышленности и торговле, снижение доходов населения

Объем рынка инвестиционных услуг в России на конец 2006 года составил почти 90 трлн рублей

К европейской самобытности

Страховка для Европы

Самая мечтающая страна

 

comments powered by Disqus