Шторм в золотой гавани

Шторм в золотой гавани Динамика золотодобычи на УралеПадение цен на золото заставило уральских старателей пойти на сокращение расходов. Но если крупные игроки могут позволить себе экономить лишь на административных и операционных затратах, то остальные отказываются от проектов развития бизнеса, чтобы не уйти в убыток.

Российская золотодобывающая отрасль столкнулась в этом году с явлением, к которому владельцы бизнеса оказались готовы меньше всего. За полгода мировые котировки металла, прежде считавшегося «тихой гаванью», обрушились на 26%. Это невиданное снижение — прежде цена на золото неуклонно росла. Небольшие колебания, конечно, присутствовали, но они оставались в рамках, комфортных для разработки залежей по всему миру. Теперь же цена держится на грани рентабельности.

Продолжительное падение мировых цен поставило перед уральскими золотодобытчиками задачи, о которых раньше многие не задумывались. И если одни могут просто «скинуть лишний жирок», то для других это вопрос сохранения не только рентабельности, но и собственно бизнеса.

Потускнело

Почти 12 лет желтый металл считался надежным вложением: золотая лихорадка, возникшая из-за желания инвесторов найти надежный и безопасный способ сохранения средств, позволяла ему все время расти в цене. В первые годы XXI века подъем объяснялся введением особых финансовых продуктов, которые сделали золото более доступным для инвесторов любого масштаба. А с началом кризиса 2008 года оно стало дорожать благодаря опасениям, что политика дешевых денег, проводимая центробанками мировых держав, разгонит инфляцию и снизит стоимость бумажных дензнаков.

В результате с декабря 1999 года по сентябрь 2011-го мировые котировки драгоценного металла выросли почти в восемь раз, до 2 тыс. долларов за тройскую унцию. За историческим максимумом последовало некоторое снижение и колебание цены в пределах приемлемого для золотодобывающей отрасли уровня в 1,5 — 1,6 тыс. долларов. «На фоне такой цены вполне можно думать о новых проектах», — заявлял председатель Союза золотопромышленников России (СЗР) Сергей Кашуба. Старатели полагали, что золото не будет дешеветь и продержится на благоприятном уровне весь 2013 год.

Но с марта 2013 года биржевые новости стали больше напоминать тревожные сводки с линии фронта: началось стремительное падение цен — примерно на 5% в месяц.

В результате уже 5 июля котировки остановились на самом низком за последние шесть лет уровне — в 1,22 тыс. долларов за тройскую унцию. Отметка критическая — в этом пределе колеблется себестоимость добычи золота по всему миру. Попытки поднять цены оказались безуспешны: недолговременный августовский всплеск до 1,4 тыс. долларов сменился откатом, и котировки вновь приблизились к критическим. 12 ноября цена остановилась на 1,265 тыс. долларов.

Достанем еще

Снижение биржевых цен на драгметаллы, однако, не привело к сокращению объемов добычи золота ни в целом по России, ни на территории Большого Урала. Во всяком случае, пока. «Российские золотодобывающие компании адекватно отреагировали на падение мировой цены. Чтобы сохранить необходимый уровень денежного потока и избежать проблем с ковенантами и погашением банковских кредитов, компании резко увеличили объем добываемого золота», — пояснил Сергей Кашуба.

Предварительные данные СЗР показывают, что по итогам девяти месяцев 2013 года (в сравнении с тремя кварталами 2012-го) промышленники Челябинской и Свердловской областей, лидеров на территории Большого Урала, увеличили добычу на 10,7% (рост до 3,894 тонны) и 4,9% (до 5,646 тонны) соответственно. Хотя еще в 2012 году на Среднем Урале отмечалось снижение добычи более чем на 5%, и рост на ближайшие несколько лет не прогнозировался.

— Основными локомотивами в Свердловской области стали компания «Золото Северного Урала» (на нее приходится свыше 70% объема производства золота в области), а также артели «Нейва» и «Урал-Норд», — отметил глава Союза золотопромышленников Урала Александр Ястребков.

В Челябинской области основной прирост произошел за счет ОАО «Южуралзолото группа компаний» (ЮГК, вместе с аффилированными предприятиями контролирует около 95% золотодобычи на Южном Урале). В мае 2013 года ЮГК запустила первую очередь Березниковской золотоизвлекательной фабрики. Ее проектная мощность предполагает добычу 450 тыс. тонн руды или
2 тонн золота в год.

Падение добычи золота по итогам года на Урале пока не ожидается. Так, в министерстве промышленности и природных ресурсов Челябинской области уверяют, что на основе анализа оперативных данных, полученных от компаний, в 2013 — 2014 годах запланировано увеличение объемов добычи драгоценных металлов на рудных и россыпных месторождениях региона. Правда, южноуральские россыпники (четыре компании вместе добывают около 200 кг золота в год) менее оптимистичны: «Из разговоров с коллегами нам ясно, что они теперь будут стремиться сохранить добычу хотя бы на уровне прошлого года», — пояснили на одном из челябинских приисков. Добывающие компании в Свердловской области также ожидают, что в целом извлечение рудного и россыпного золота на Среднем Урале не опустится ниже уровня 2012 года.

Как поясняет Сергей Кашуба, резкий рост добычи золота — это ускоренное съедание собственной минерально-сырьевой базы. Поэтому использовать этот метод борьбы с низкой ценой на золото в дальнейшем смогут позволить себе лишь те компании, которые либо располагают значительными запасами золота, либо ведут эффективные и быстрые геологоразведочные работы, пополняя ресурсы.

Бедное золото

Между тем свободные средства для пополнения есть далеко не у всех золотодобытчиков. С падением цен большинство компаний отрасли начали активно экономить, сокращая все — от административных и капитальных затрат до инвестиций в геологоразведку. Дошло до продажи части месторождений.

— Сегодня цена золота по курсу ЦБ РФ держится около 1,3 тыс. рублей за грамм. И в основном добывающие предприятия на Среднем Урале укладываются в эту цену или держатся на грани рентабельности. Но сокращение прибылей заставило компании ужаться в расходах на геологоразведку, свернуть и некоторые инвестиционные проекты, — подтверждает Александр Ястребков.

В меньшей степени падение цен коснулось на Урале только планов крупных разработчиков рудного золота. В частности, ЮГК намерена до конца года ввести вторую очередь Березниковской золотоизвлекательной фабрики. Параллельно компания ведет реконструкцию еще одной фабрики на Светлинском месторождении (план — закончить к 2015 году). В челябинском Минпроме утверждают: сведений о том, что эти проекты могут быть заморожены, не поступало.

Продолжает реализацию инвестиционных программ и «Полиметалл», у которого себестоимость добычи золота держится намного ниже текущих котировок. Как пояснил  директор уральского филиала компании Андрей Новиков, «Золото Северного Урала» перешло на режим экономии определенных ресурсов, напрямую не связанных с производственной программой: «Можно сказать, что мы сбросили лишний вес, чтобы в сложившихся экономических реалиях сохранять производственную динамику». В компании считают, что путь выхода из кризиса не в интенсификации добычи и увеличении ее объемов, а в поиске новых качественных месторождений и вовлечении их в разработку.

Более мелким артелям, специализирующимся на россыпях, труднее. «Выручка разработчиков россыпного золота на Южном Урале за три квартала 2013 года упала пропорционально мировым ценам на драгметалл: на 20 — 30% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года. И если в 2012-м золотодобытчики начали планировать инвестиции, расширение производства, то уже к середине этого года многим пришлось отказаться от проектов развития бизнеса», — пояснили в «Миассзолоте» (ежегодная добыча — 75 кг). В частности, эта компания в течение последних четырех лет активно наращивала производство за счет косвенных факторов (оптимизации технологий, сокращения простоев, улучшения логистики, повышения квалификации персонала) и в 2013 году вышла на максимально возможные для имеющегося оборудования объемы. Для дальнейшего расширения требовалась дополнительная гидравлическая установка. Как пояснили в «Миассзолоте», теперь решено на время отказаться от этих планов. Одна из причин — отбить зимние затраты и выйти на уровень рентабельности компании удалось только к октябрю.  

Самое тяжелое финансовое положение сегодня у разработчиков руд с крайне низким содержанием золота, таких как «Березовский рудник» (Свердловская область): они ориентировались в этом году на уровень цен золота по ЦБ РФ не ниже 1,7 тыс. рублей за грамм и теперь вынуждены работать в ноль. «Чтобы компенсировать падение цены на 30%, мы должны на столько же увеличить объем производства. Но это невозможно из-за очень низкого содержания золота в руде. Прибавьте к этому безбожно выросшие расходы на электроэнергию, а на нее приходится около 25% нашей себестоимости сегодня. Теперь мы урезаем расходы везде, где возможно: притормаживаем определенные работы на перспективу, закупаем меньше оборудования и материалов, стараемся минимизировать затраты», — пояснил главный инженер «Березовского рудника» Александр Русских.

В Союзе золотопромышленников Урала уверяют, что пока обходится без трагедий: все ужимаются, экономят, но закрываться или продавать бизнес никто не собирается.

Пилите, Шура, пилите

Ожидать улучшения ценовой конъюнктуры в ближайшее время не приходится. Аналитики сходятся во мнении: выше 1,4 тыс. долларов за унцию цена в этом году, скорее всего, не поднимется. Причина в том, что если раньше золото покупали как защитный актив, то теперь эта функция уже не работает: доля инвестиционного спроса на золото по итогам 2011 — 2012 годов не превышала 30%. Специалисты Goldman Sachs прогнозируют на следующий год еще большее удешевление в связи с немалыми продажами металла. Аналитики Credit Suisse с ними солидарны.

Дополнительных проблем золотодобытчикам добавило правительство РФ, утвердив этим летом распоряжение № 849, которое дополняет Лесной кодекс и определяет объекты, которые разрешено строить в лесной, в том числе водоохранной зоне. Согласно этому документу, никаких объектов, связанных с добычей россыпного золота, вблизи рек быть не должно. Хотя золотоносные участки россыпей приурочены к руслу и берегам рек. «Такое ощущение, что кто-то допустил опечатку», — возмущается Александр Ястребков. Уральские золотопромышленники уже обратились к министру природных ресурсов РФ с просьбой внести соответствующие изменения в постановление. Ответа пока не последовало. В результате уже в ближайшее время любой прокурор может остановить добычу россыпного золота: только в Свердловской и Челябинской областях это свыше 1,8 тонны в год.

Таким образом, проблемы расширения золотодобывающих мощностей и восполнения минерально-сырьевой базы в двух основных регионах золотодобычи Урала никуда не ушли. Их стало только больше. И похоже, их смогут решать в следующем году только крупные золотодобытчики, располагающие для этого свободными средствами и ориентированные на разработку рудных месторождений. Остальные вынуждены дожидаться лучших времен или уходить с рынка.

Еще в 2008 году руководитель одной из компаний по добыче россыпного золота сетовал: «Я с содроганием смотрю в 2011 — 2012 годы, когда экономика начнет восстанавливаться, инвесторы будут избавляться от золота, и цены стремительно пойдут вниз. У нас это вызовет полный коллапс: даже при высоких ценах мы на грани рентабельности, так как вынуждены перерабатывать все более бедное сырье». Похоже, это время пришло.

Дополнительная информация.

Тест на выносливость

Андрей НовиковТурбулентность мировых котировок золота стала проверкой способности уральских участников рынка грамотно управлять себестоимостью. Но цены на драгметаллы — не главная проблема отрасли. В региональной золотодобыче довольно низкая обеспеченность запасами. Чтобы сохранять и развивать бизнес, золотодобытчикам следует сконцентрироваться на поиске новых качественных месторождений и оперативно вовлекать их в переработку, полагает директор уральского филиала ОАО «Полиметалл Управляющая компания», управляющий директор ЗАО «Золото Северного Урала» Андрей Новиков.

— Падение мировых цен на золото — это угроза для добывающего бизнеса?

— Конечно, 2013 год для золотодобывающей отрасли не самый удачный. В начале года цены на золото сильно снизились, и в настоящий момент они находятся в диапазоне, приближенном к общемировому уровню себестоимости, — около 1,2 тыс. долларов за унцию. Если цена упадет ниже этой отметки, то золотодобывающие компании, в том числе и наша, будут рассматривать варианты сворачивания проектов с высокой себестоимостью. Если говорить о регионе, то для уральских золотодобытчиков сложившаяся ситуация стала своеобразным тестом на способность грамотно управлять себестоимостью, приспосабливаться к меняющимся условиям рынка. Пока массовых закрытий не происходит.

— Ожидаете ли вы ухудшения конъюнктуры?


— Интерес к «золотой гавани» спал, так как инвесторы обратили внимание на доллар, направили свои инвестиции в реальный сектор экономики. В то же время в мире наблюдается стабильный спрос на золото со стороны физических лиц. Тот объем, что был выплеснут на рынок во время снижения котировок, оказался вполне ликвидным. Это говорит о том, что спрос на золото достаточно устойчив, и уже сегодня мы наблюдаем положительную динамику цен. Хотя не исключено, что их высокая волатильность сохранится: прогнозировать на среднесрочную перспективу сложно.

— Вашу компанию мировая конъюнктура заставила сократить издержки? Намерены ли вы пересмотреть инвестиционные планы, заморозить отдельные проекты?


— При падении цены золота ниже 1,2 тыс. долларов некоторые из активов «Полиметалла» действительно становятся отчасти уязвимыми. Но это в первую очередь касается проектов на Дальнем Востоке, что связано с климатическими и географическими условиями разработки отдаленных месторождений. Себестоимость же добычи на Среднем Урале далека от этих параметров. Предприятие «Золото Северного Урала» сегодня остается самым прибыльным нашим активом.

Конечно, мы ощутили снижение биржевых цен. Но «Золото Северного Урала», как и другие предприятия «Полиметалла», обладает управленческой системой, способной оперативно регулировать параметры себестоимости. В частности мы отказались от услуг подрядчиков на предоставление услуг хозтранспорта, от ремонта инфраструктуры, напрямую не связанной с производством. Можно сказать, что мы сбросили «лишний вес». Это позволит нам двигаться дальше. Все наши производственные планы остаются в силе.

— В последнее время отмечается постепенное увеличение добычи платины на Среднем Урале. Все больший интерес к этому металлу проявляет и «Полиметалл» — полгода назад была закрыта сделка по Светлоборскому месторождению. Чем объясняется эта тенденция?

— Наблюдаемое увеличение добычи платины в регионе я связываю с тем, что цены на этот металл сейчас находятся в более благоприятном диапазоне. Недропользователи, имеющие запасы платины, сконцентрировались на этом направлении, что позволяет им компенсировать потери от снижения цены золота. Но тут идет речь о добыче платины из россыпных месторождений.

Интерес «Полиметалла» к платиноидам в большей степени основан на анализе дальнейших перспектив роста спроса и котировок на металлы платиновой группы. Поскольку наша компания специализируется на разработке рудных месторождений, была приобретена лицензия на Светлоборское месторождение рудного типа. В этом году на объекте начались геологоразведочные работы. Кроме того, Эльмусская лицензионная площадь в Карелии тоже была переориентирована на платиноиды. Таким образом, у компании уже два платиновых разведочных проекта.

— Еще одно недавнее приобретение — месторождение Маминское. Каковы его перспективы?

— На Маминском ведется геологоразведка с целью уточнить и прирастить запасы. В текущем году на объекте выполняется большой объем по бурению скважин. Пока промежуточные данные позволяют предполагать, что самым вероятным сценарием разработки месторождения может стать строительство обогатительной фабрики с технологией «уголь в пульпе».

— Интерес к разработке Тамуньерского месторождения также сохраняется? Год назад компания хотела от него отказаться, так как полагали, что концентрация золота в нем недостаточно высока.


— Месторождение довольно сложное, но у наших геологов есть предпосылки для того, чтобы считать его потенциально интересным. Поэтому было принято решение искать соинвесторов и сотрудничать с иностранными геологами, чтобы экстраполировать их опыт на разведку этого месторождения.

— Планируется ли дальнейшее расширение бизнеса компании на Урале?

— В «Полиметалле» Урал считается перспективным регионом. Мы намерены развивать бизнес компании как в Свердловской области, так и соседних регионах. В частности, нам интересны Челябинская и Оренбургская области. Все эти территории имеют неплохой потенциал выявления новых золоторудных месторождений, так как прежде на Урале активно велась разработка золотоносных россыпей, добыча медных и железных руд, а добычей рудного золота практически не занимались. При этом здесь хорошо развита инфраструктура, есть специалисты горно-металлургического профиля и базы для их подготовки. Поэтому мы планируем участвовать в конкурсах на разведку и разработку новых золоторудных участков на этих территориях.

— Как вы оцениваете перспективы золотодобывающей отрасли на Урале?

— Они тесно связаны с нарастающим дефицитом минерально-сырьевой базы в регионе. Это касается добычи как рудного, так и россыпного золота. Месторождения золота, как и других полезных ископаемых, имеют обыкновение истощаться. Поэтому нужно искать новые «кладовые природы». Но приходится констатировать — отечественная геологоразведка пребывает в глубоком кризисе. Сейчас недропользователи работают с геологической базой, оставшейся с советских времен. А что будет потом? Если не вкладывать в геологоразведку сегодня, уже через 15 — 20 лет добывать на Урале станет нечего. По россыпному золоту, согласно данным Уралнедр, обеспеченность еще ниже. Вопрос еще и в качестве месторождений: оно постепенно снижается. На фоне снижения цен на золото это оказывает дополнительное негативное влияние на экономику золотодобывающих предприятий.

— Какие вы видите пути выхода из ситуации?

— Мы считаем, что золотодобытчикам следует сконцентрироваться на геологоразведке, искать новые качественные месторождения и оперативно вовлекать их в переработку. «Полиметалл» активно занимается этим вопросом. В Уральском регионе геологоразведочный портфель насчитывает 12 лицензий, а объем инвестиций в геологоразведку на 2013 год — около 300 млн рублей.

Недавно в Екатеринбурге был создан филиал управляющей компании «Полиметалл УК», одна из основных задач которого — координация работ по поиску новых месторождений и внедрение единого подхода к организации геологоразведочных работ. Это позволит ускорить процесс и повысить его эффективность.
Комментарии

Материалы по теме

Солнце еще высоко

Титан до Индии доведет

В одни руки

Медь вышла на публику

Зимнее снижение спроса замедляет ценовую динамику на рынке черных металлов

 

comments powered by Disqus