Глава свердловского отделения ПФР за решеткой

20 ноября Верх-Исетский райсуд Екатеринбурга выдал санкцию на арест управляющего свердловским отделением Пенсионного фонда России (СО ПФР) Сергея Дубинкина. Ему предъявлено обвинение по ст. 286 УК РФ («Превышение полномочий») и ст. 201 УК РФ («Пособничество в злоупотреблении полномочиями»). По версии следствия, оставаясь на свободе, Дубинкин может уничтожить доказательства, использовать политическое влияние или скрыться за границей (виза в США ему открыта до весны 2010 года). Впрочем, если руководствоваться этой логикой, не ясно многое: почему он не уничтожил доказательств в течение девяти месяцев пребывания на свободе с момента открытия дела и до ареста; чем стены СИЗО могут помешать политическому влиянию и почему нельзя ограничить выезд за границу без лишения свободы.

Главное обвинение против Сергея Дубинкина выдвинуто в связи с тем, что на протяжении многих лет он якобы намеренно держал бюджетные средства в коммерческом банке ВЕФК-Урал, который фактически жил на пенсионные деньги. Последний факт подтверждается данными отчетности банка: доля средств СО ПФР в пассивах перед кризисом составляла 67%, к
1 декабря 2008 года, незадолго до отзыва лицензии, достигла 88%. На 1 декабря 2008 года средства СО ПФР в банке составляли 4,1 млрд рублей, в течение месяца поступило еще 2,8 миллиарда. Отделение попыталось вывести все 6,9 млрд рублей, но денег на корсчетах банка для совершения платежей, по всей видимости, не хватило. Тогда часть суммы внутренним переводом была перечислена на счета Почты России в том же ВЕФК-Урале (если судить по отчетности, около 3,7 млрд рублей). Почта в свою очередь попыталась отправить эти деньги получателям - отделениям связи. Исполнить эти поручения в полном объеме банк не смог, в результате часть обязательств (чуть меньше миллиарда рублей) так и осталась неисполненной.

В итоге лицензия у банка была отозвана, а СО ПФР формально оказалось ни при чем: оно свои обязательства по перечислению исполнило.

Главный вопрос очевиден: по какой причине СО ПФР на протяжении многих лет работало через мелкий частный банк (280 место по активам в стране), являясь для него главным источником ресурсов и гарантом стабильности (70% пассивов до кризиса составляли средства фонда). По-видимому, прокуратура тоже заинтересовалась этим вопросом. По крайней мере, летом 2009 года в рамках того же дела была арестована экс-председатель правления ВЕФК-Урала Ольга Чечушкова. Главу банка обвинили в том, что учреждение существовало за счет пенсионных денег, председатель правления конвертировала валюту по льготному курсу, а также размещала на вклады собст­венные средства по льготным ставкам. Чуть позже обвинения были выдвинуты против ее сына. Мы уже писали, что для специалистов они выглядели мягко говоря спорными (подробнее см. «За что арестовали Ольгу Чечушкову», «Э-У»
№ 28 - 29
от 20.06.09).

Напрашивается следующая версия событий. С одной стороны, о мотивах, по которым СО ПФР держало деньги в
ВЕФК-Урале, Чечушкова как руководитель банка не могла не знать. Каких-либо серьезных доказательств незаконности этих мотивов пока не предъявлено, значит, свидетельские показания экс-главы банка в этом деле могут сыграть решающую роль. Остается надеяться, что содержание в течение длительного времени в СИЗО и обвинения против сына не являются формой стимулирования для дачи таких показаний.

Мы не беремся оценивать, справедливы ли обвинения, - это дело суда. Но содержание под стражей обоих фигурантов, до сих пор к ответственности не привлекавшихся, по делу, в котором вполне вероятен возврат если не всех, то большей части денег (по завершении процедуры банкротства банка), на наш взгляд, не могут быть оправданы никакими доводами. Тем более в свете публичной дискуссии, разгоревшейся после смерти в СИЗО Бутырской тюрьмы юриста фонда Hermitage Capital Management Сергея Магнитского и затронувшей самые верхние эшелоны власти.
Комментарии

Материалы по теме

Пошел на посадку

Насолили по-крупному

На Урале прошли аресты бизнесменов, некоторые объявлены в розыск

Подозреваются в краже акций

Попался на выносе гильотинных ножниц

До суда дошел только один

 

comments powered by Disqus