Закрытая территория

Закрытая территория Редкий день рождения совпадает с серьезным разговором «за жизнь», который устроил театр, организовав международный конгресс. Композитор Сергей Дрезнин, автор мюзикла «Екатерина Великая», настраивая участников конгресса на критический лад, предложил каждому вычленить по три болевые точки жанра. На всех проблем не хватило. Выявились самые острые: дефицит современного материала для постановок; «развод» оперетты и мюзикла; режиссеры-бандиты, режущие музыку по своему усмотрению, и малооригинальные либреттисты. Александр Пантыкин обратил внимание на две тенденции: с одной стороны, омоложение жанра, с другой стороны, нехватка молодых авторов. Боятся они придумывать собственные истории, не прикрываясь классическими фамилиями. Под бренд «Война и мир», например, точно придет публика, да и Толстой уже ничего не возразит. В общем, риску маловато.

Спектакли неместного масштаба

Конгресс обнажил и новую проблему. Искусство любят называть территорией без границ. Однако красивая фраза далека от реальности: самые яркие культурные феномены нередко оказываются неведомы широкому кругу. Особенно это касается театра, ткань которого плохо стыкуется с лучшим пиарщиком на свете - интернетом. Искусство разделено барьерами расстояния, языка, сознания, менталитета.

Одним из приоритетов в развитии культуры в России называют доступность культурных благ. Подразумевается, что речь идет о жителях удаленных уголков. Но в ущербном положении порой оказываются столичные зрители. Сознанию москвичей трудно выйти за пределы Садового кольца. Участник конгресса критик из Москвы Валерий Кичин удивлялся: «Когда я говорю, надо ехать в Екатеринбург, там сегодня столица музыкальной комедии, мне отвечают - это неинтересно.  Миланский театр вам интересен? Милан - тоже провинция».

То, что происходит на сцене Свердловского театра музыкальной комедии, давно не имеет сугубо местного значения, и обидно, когда его спектакли доступны только «своим» зрителям, заезжим гостям да специалистам. В последние годы театр активно выдает мировые премьеры, то есть проекты полностью оригинальные, от музыки до режиссерского подхода рождающиеся здесь, при этом по уровню темы и исполнения интересные для всех. Нынешний конгресс - возможность расширения замкнутого пространства. Еще более эффективным способом презентации себя миру стали бы гастроли - российские и международные, но это пока очень сложно.

Анри Майер«Я русский бы выучил только за то...»

В сознании европейцев, даже вполне продвинутых, в России до сих пор «по улицам медведи ходят». Кое-кто из гостей конгресса удивлялся, что спектакли у нас проходят не под магнитофон, а в сопровождении собственного оркестра. Для Анри Майера, который работал в Парижской, Рейнской опере, а сейчас - интендант (директор) Лейпцигского театра, стало открытием существование жанра легкой музыки в России.

- Господин Майер, что происходит сегодня с музыкальным театром в Европе?

- Важно отличать оперетту от музыкальной комедии в целом. Оперетта - это форма прошлого, музыкальное наследие, в этом жанре фактически нет крупных современных композиторов. Во всем мире оперетта представляется достаточно консервативно, в традиционных образах, и только в Германии и Венгрии ее насыщают актуальными проблемами. Этой тенденцией не надо пренебрегать, хотя я думаю, что выражение серьезных тем в рамках легкого жанра - негативное явление. Не стоит искать в оперетте то, что в ней изначально не предполагалось.

Теперь о мюзикле. Этот жанр имеет сегодня невероятный зрительский успех. Любят его и продюсеры. В Германии и других германоговорящих странах (Австрии, части Швейцарии) сохранилась система репертуарных театров, в отличие от остальной Европы. В самых маленьких городах есть театры с собственной труппой артистов и певцов, цехами по производству костюмов и декораций, и там делаются один-два мюзикла ежегодно.

- В России тоже сохранилась система репертуарных театров... Но, когда речь идет о небольших театрах, нет ли ущерба для качества?

- Такая проблема существует: одни и те же певцы поют и в опере, и в мюзикле, один и тот же оркестр обслуживает разные виды искусства. Но если у директора театра хороший слух, он способен привлечь достойных исполнителей. Особенность немецкого театрального мира - ротация вокальных кадров: они могут работать и на эстраде, и в театре, и даже в церкви.

- Когда-то центром оперетты была Австро-Венгрия, центром мюзикла - Америка.

- Сегодня ни у оперетты, ни у мюзикла нет единой столицы, просто существуют крупные города, где эти жанры особенно популярны: Берлин, Вена, Париж. Во Франции в отношении к музыкальной комедии в XX веке произошла «социальная революция»: раньше там жанр не любили (были, конечно, исключения, как фильм «Шербургские зонтики»), а сейчас востребованность растет.

- Знакомо ли Европе понятие «русская оперетта или мюзикл»?

- Я 36 лет в профессии, и до сих пор не знал, что в России вообще существует отдельное направление легкой музыки. Для меня Россия - это балет, Большой театр, Шаляпин, современные басы, Гергиев. Только в прошлом году я узнал, что у вас есть собственные традиции постановки Имре Кальмана; есть публика, которая обожает музыкальную комедию. К сожалению, большинство моих европейских коллег игнорируют русский музыкальный театр.

В Екатеринбурге я познакомился со спектаклем «Екатерина Великая»: появилось желание показать его в Германии. Спектакль «Силиконовая дура»: с одной стороны, это не мой артистический мир, с другой - я нахожу его великолепным, потому что это сделано невероятно профессионально.

Для меня в эту поездку на Урал открылся новый мир. Я встретился с интереснейшими композиторами, увидел высочайший уровень требований к постановкам. И я возвращаюсь домой с миссией: познакомить Европу с российским опытом в жанре музыкальной комедии.

Комментарии

Материалы по теме

Возвращение*

Всей семьей за драконами

Невыносимая сложность бытия

Ушла в народ

Как нам заработать на культуре

Музей третьего тысячелетия

 

comments powered by Disqus