Не красьте все черным

Не красьте все черным
 Не красьте все черным
 Фото: Андрей Порубов
Состояние отечественного энергомашиностроения становится такой же тревожащей, активно обсуждаемой в стране темой, как и грозящий экономике энергодефицит. Казалось бы, программы модернизации энергетики, выдвинутые РАО ЕЭС, открывают перед отечественным энергомашем огромные рыночные перспективы. Но сейчас отрасль не в состоянии дать требуемые объемы качественно нового оборудования в сжатые сроки. Все более очевидно: параллельно с реформой энергетики нужно срочно, «за ночь», модернизировать одрябшее из-за прежней невостребованности машиностроение, поставляющее для отрасли оборудование. Проблема в том, что времени на это нет. Энергодефицит уже на пороге. Что необходимо энергомашу для рывка? Где точки его роста? На вопросы «ЭкспертУрала» отвечали руководители уральских предприятий энергетического машиностроения, эксперты рынка.

Рынок пока наш


— Какие изменения происходят на внутреннем рынке энергетического оборудования: ощущаете ли вы рост платеже-способного спроса, числа заказов?

Анатолий Васильев, генеральный директор ЗАО «ИскраЭнергетика» (Пермь):

— Интенсивный рост начался на рубеже 2004 — 2005 годов. За этот год введено столько же мощностей, сколько за пять предыдущих лет. Мы на энергетическом рынке десять лет, поэтому хорошо ощущаем изменения, как качественные, так и количественные. Игроки стали серьезнее. Увеличивается число заказчиков, они профессиональнее управляют бизнесом и хотели бы иметь независимый источник электроэнергии для повышения эффективности компании, снижения затрат.

Павел Андреев, заместитель генерального директора ХК ОАО «Привод» (Лысьва):

— Платежеспособный спрос за год вырос по сравнению с 2005м — на 20%, с 2004м — на 30%: идет обновление энергетического оборудования и ввод новых мощностей. На нашем предприятии количество заказов увеличилось на 40%. Мы ощущаем и увеличение импорта продукции нашей номенклатуры на рынке. В дальнейшем энергомашиностроение может начать расти в разы.

Виталий Недельский, гендиректор Уральского турбинного завода (Екатеринбург):  

Компании, работающие на рынке турбинного оборудования— Число заказов в этом году выросло на 20 — 30%. И это только начало: энергосистемы пока не вкладывают деньги, поскольку определяются с будущими хозяевами, формируют инвестпрограммы. Лишь на некоторых станциях повышается КПД турбин, продлевается ресурс. Еще очень далеко до реализации масштабной программы, которую энергетики запланировали. То есть ожидаемый огромный спрос на нашу продукцию только на подходе. Предложение со стороны российских производителей тоже увеличилось. Но и наш завод, и «Силовые машины» уже приближаются к пределу производственных возможностей. Мы спешно формируем инвестиционные программы обновления фондов и увеличения производственного ресурса.

Подниматься будем пять лет


— Кому отдают предпочтение заказчики: западным или отечественным производителям? В чем принципиальная разница рыночных стратегий, продуктов, инструментов продвижения?

Анатолий Васильев:

Сотрудничество предприятий Урало-Западносибирского региона— Это самый главный вопрос, здесь точки зрения и расходятся. Я не согласен с утверждением, что отечественные компании рынок проиграли, безнадежно отстали по технологиям. Существует очень хорошая российская техника. Например, газотурбинные установки по техническим параметрам не отличаются от западных. Да, конкуренция усиливается, пришли западные компании со своими продуктами и предложениями. Но вместе с тем увеличилось и количество российских компаний, которые делают хорошее оборудование. Конкурентоспособность продукта, его преимущество по отношению к другим, становится все более определяющим в выборе заказчика.

Однако в целом есть тенденция в сторону увеличения продаж западного оборудования. Хотя это не та ситуация, как в автомобилестроении, где в этом году была пройдена точка равновесия: закупили больше иностранных автомобилей, чем произвели у себя. С 1998 года по 2006й цены российских производителей постоянно растут,  сегодня стоимость отечественного оборудования уже сопоставима с западным. Зарубежные компании у себя дома вынуждены снижать цены изза конкуренции.

А наши в силу достаточно высокой инфляции и искусственного соотношения рубля и доллара имеют непрерывный рост цен продукции в долларах. Напряженность конкурентной борьбы приведет к тому, что количество российских компаний, которые на этом рынке выживут и будут успешны, уменьшится. Уверен, что энергомашиностроительные предприятия Пермского края будут среди победителей, поскольку мы уже контролируем в нашем диапазоне мощности 25 — 30% рынка.

Рынок все больше требует инжинирингового подхода, когда компания может разработать проект, реализовать и сдать «под ключ». Заказчику нужны именно комплексные поставки, а не отдельные энергоблоки. В этой плоскости происходят изменения. «ИскраЭнергетика», например, уже предоставляет такие комплексные решения, мы стараемся найти оптимальные варианты для каждого заказчика. Следующая задача — выход на территориально новые рынки: в Казахстан, Узбекистан, Белоруссию. Необходимо срочно расширить присутствие и на международных рынках. И еще одно направление развития тоже очень для нас интересно: появляется все более сформированный и ясный рынок коммунальной энергетики. Дальние города, регионы, районы, маленькие поселки — там огромное количество энергообъектов, которые требуют модернизации.

Павел Андреев:

— Большую часть внутреннего рынка пока занимают отечественные производители. Хотя растет число и влияние на потребителей импортных поставщиков. Мы делаем похожие продукты, но наши более адаптированы к российскому рынку. Мы сильнее тем, что находимся рядом с заказчиком, можем оперативно решать вопросы сервисного обслуживания и ремонта, сокращать сроки поставки оборудования, между нами нет таможенного барьера.

У нас более дешевое сервисное обслуживание и гарантийный ремонт. Конкуренцию мы ощущаем, но потребитель отдает предпочтение российскому производителю: он знает нужды заказчика и условия, в которых эксплуатируется оборудование. А за рубежом производители не всегда учитывают специфику северного исполнения, перепады напряжения в сети.

Виталий Недельский:

— В основном покупают отечественное оборудование. Оно хорошо себя зарекомендовало высокой надежностью: некоторые российские турбины в полтора-два раза превышают по работе паспортный ресурс, стоимость их жизненного цикла дешевле. На единицу мощности цена нашего оборудования вдвое ниже. Поставки импорта тоже начались, но в меньшей степени. Надеюсь, такими и останутся. Можно оценить доли российских и зарубежных производителей оборудования в деньгах как 70 к 30%.

Аркадий Егоров, генеральный директор ОАО «Инженерный центр энергетики Урала» (Екатеринбург):

— Состояние отечественного энергомашиностроительного комплекса таково, что объекты, предназначенные РАО ЕЭС к строительству, не могут быть на 100% оснащены российским оборудованием.

У энергомаша за последние 15 лет не было крупных заказов, не было строек. Естественно, он отстал, а персонал разбежался. Эти годы отбросили нас назад и в машиностроительном комплексе, и в проектировании. Старые турбины морально устарели, новые никто не разрабатывал. По технической политике РАО ЕЭС турбины со столь низким КПД использовать нельзя.  

РАО ЕЭС пошло на запуск нового энергомашиностроительного комплекса, купив пакет «Силовых машин». Но это дальняя перспектива. Результат альянса мы увидим только через пять лет. А строить новые энергетические мощности надо уже сегодня. Поэтому пока будет применяться в значительной мере иностранная техника. Мы должны изучать основные приемы проектирования объектов с импортным оборудованием, отправлять молодых специалистов на стажировку в зарубежные компании. При этом РАО надеется, что за эти пять лет наши машиностроители наверстают упущенное. Они уже начали.

Юрий Бродов, заведующий кафедрой «Турбины и двигатели» УГТУУПИ:

— Пока отечественное машиностроение практически стояло, в эту огромную пустую нишу мягко, на демпинговых ценах пришли иностранные компании. Они за эти годы обновили свой станочный парк и находятся на принципиально другом технологическом уровне. Кстати, часто берут неиспользуемые у нас разработки российских ученых.   

Сегодня преимущества иностранцев — эффективное оборудование с высоким КПД, налаженная система производства, полное сервисное обслуживание компанииизготовителя: все в одних руках и одной зоне ответственности. Это очень важная позиция. У нас же действуют отдельно машиностроительный завод, компании по наладке, эксплуатации и ремонту.

Андрей Тихонов, руководитель центра управления инвестиционными проектами ОАО «ОГК1» (Москва):

— Говорить, что российский энергомаш производит все что нужно, неправильно. Я не представляю, насколько быстро он сможет ввести новые мощности. Мне кажется, на это уйдут годы. Даже если инвестиции в энергетику активно пойдут, и все планы будут выполняться, есть вероятность, что мы все же перейдем на западное оборудование. ОГК1 будет использовать турбины Fкласса западного производства (Siemens или Alstom). У нас они в принципе не производятся.

Бояться будем китайцев


— Основные проблемы отечественных производителей энергетического оборудования? Пути их решения?

Павел Андреев:

— От чего страдают российские предприятия? У них отсутствует доступ к новым технологиям. Российские заказчики, в отличие от зарубежных производителей, опаздывают с их внедрением. Сказывается и отсутствие совместных с государством инвестиционных проектов. Я разделяю мнение о необходимости значительной финансовой государственной поддержки отечественных энергомашиностроителей. Потому что объема инвестиций, требуемого машиностроением, чтобы оно было способно обеспечить увеличение в полтора раза энергетических мощностей по программам РАО «ЕЭС России», предприятия не имеют. Смогут ли они без поддержки в получении этих средств со стороны государства самостоятельно найти источники финансирования? Конечно, предприятия будут изыскивать эти возможности. Но все это скажется на сроках обновления мощностей. Отечественные банки дают кредиты энергомашу под 10 — 17%. Это не способствует развитию производства. Планируем покупку оборудования через западные банки.

Андрей Тихонов:

— Тут первая проблема — кредиты. Проекты имеют окупаемость 10 —15 лет. Таких денег в России мало, их дают в основном западные банки. А они хотят знать, кто строит, на каком оборудовании и кто отвечает за исполнение сроков. В связи с этим возникают минусы: наш энергомаш с трудом выдерживает договорные сроки.

Виталий Недельский:

— Мы могли бы на треть увеличить загрузку производственных мощностей за счет увеличения сменности. Но первое — у нас проблема с рабочими, как и у всех машиностроителей. Второе — чтобы двигаться дальше, надо менять оборудование. У российского энергомашиностроения чудовищная изношенность оборудования — 70 — 80%. Третье — отсутствие даже среднесрочного горизонта планирования развития отрасли, необходимого для инвесторов, неопределенность позиции федеральных властей. Необходима хоть какаято стратегическая рамка, с которой предприятия энергомаша могли бы выходить к инвесторам. Четвертое — пока нас тормозят первые три проблемы, иностранные производители займут значительную долю рынка, заберут наши заказы. Года через три мы точно начнем бояться китайцев. У них хорошее оборудование, они успешно развиваются. В этом году вводят у себя мощности — на треть от общероссийских! В какой-то момент они выйдут в мир с дешевыми, довольно качественными турбинами, которые к тому же  быстро строят.

Анатолий Васильев:

— В первую очередь предприятиям энергомаша нужен контроль себестоимости и получение качества, соответствующего западным образцам. Качество остается вопросом исключительно важным. Государство не обязано как-то особенно поддерживать отрасль. Хотя кредитные средства должны существенно подешеветь, быть долгосрочными и доступными.

Перспективы у российского энергетического машиностроения существуют. Несправедливо все красить черным. Будущая роль его как отрасли-лидера становится все более очевидной, потому что энергодефицит будет подтормаживать всех. Сегодня нужно быстробыстро строить энергомощности, добиться того, чтобы через открытые механизмы инвестирования этот процесс начался. Это поднимет и энергомаш.

Юрий Бродов:

— В 2002 — 2003 годах наш энергомаш начал оживать исключительно благодаря тому, что наверху наконец поняли: энергетика — определяющая отрасль, а без энергомашиностроения ее не развить. Но пока все, что там говорят, — сплошная декларация. Новые разработки есть, но на бумаге, их надо реализовывать, а для этого нужны огромные деньги, реальные заказчики, гигантские инвестиции. Кроме того, хозяева энергообъектов часто рассуждают так: легче купить оборудование за границей сейчас, чем вкладываться в машиностроение и ждать годами. Все желают ставить парогазовые установки, вводить новые мощности, но не учитывают, что пропускная способность газопроводов регламентируется. Чтобы получить возрастающее количество газа, надо класть новую трубу. Инвестировать еще и в газовую промышленность. На этот клубок проблем надо смотреть с позиций государства.

В каждом регионе нужно выстраивать свою концепцию развития энергетики применительно к конкретным условиям — виду топлива, мощностям энергомашиностроения, условиям эксплуатация вплоть до учета среднегодовых температур. Но, к сожалению, пока энергетики и машиностроители только самоутверждаются, конкурируют на своих рынках.

Государство поможет — и энергомаш победит


Воссоздать конкурентоспособность энергетического машиностроения России — задача № 1. Для этого нужна помощь государства, считают большинство экспертов. Поддержать развитие отечественного энергомашиностроения предложили федеральным органам и участники конференции «Энергетическое машиностроение России — новые решения», которая прошла 16 ноября в Екатеринбурге.

В специальном обращении, направленном в правительство РФ, Государственную думу и Минэнерго РФ, сформулированы конкретные меры, которые могут быть включены в концепцию государственной промышленной политики на ближайшие годы:

— разработать и законодательно закрепить меры государственной гарантийной поддержки экспорта продукции машиностроения;

— сориентировать отечественные финансовые институты и налоговую систему на поддержку отечественных промышленных предприятий;

— активизировать привлечение частных инвестиций в энергомаш.

В государственном поощрении нуждается объединение российских машиностроительных предприятий в крупные компании, способные достойно конкурировать на мировом рынке, в поддержке — НИОКР в сфере энергетики и машиностроения, выводящие отрасль на уровень мировых достижений.

Российские энергоносители вполне могут поставляться на внешние рынки, прежде всего азиатские, вместе с отечественным оборудованием, для чего нужно создать соответствующий механизм — к примеру, заключать пакетные межгосударственные соглашения.

Ряд вузов, в том числе Уральский государственный технический университет (УГТУУПИ), должны стать базой для создания учебнонаучнометодических центров подготовки, переподготовки и повышения квалификации высококвалифицированных специалистов энергомашиностроения.

Очень актуальна задача производственных коопераций. Это то, чему нам предстоит научиться у Запада: делать вместе оборудование, строить электростанции, поставлять машинные залы. Подтверждая тенденцию укрупнения компаний на рынке, генеральный директор ЗАО «Уральский турбинный завод» Виталий Недельский заявил о намерении создать новый энергохолдинг (см. схему) — второй в России после «Силовых машин».

Второй актуальный вопрос: поставщик с заказчиком должны перейти в более тесные отношения, чем просто покупатель и продавец, научиться выстраивать долгосрочные партнерские отношения.
Комментарии

Материалы по теме

Сбыт не приходит один

Игра в разгаре — правил нет

Соглашение между РАО ЕЭС России и Курганской областью подписано

Энергетики определились с планами

Меткомбинатам не хватает энергии

Еще можно договариваться

 

comments powered by Disqus