Протезы для современника

Протезы для современника

 Ян Пуш
Ян Пуш
— В своем спектакле вы говорите о любви: тема это вечная и интернациональная. В одном из прессрелизов ключевой была фраза «одиночество вдвоем». Это интерпретация авторов релиза или ваша точка зрения?

— Нет, это не мои слова, моя картина мира этим не ограничивается. Да, бывает момент во взаимоотношениях, когда мы ощущаем одиночество вдвоем, но можем осознать это и двигаться дальше. Момент одиночества и страдания очень эгоцентричен: партнер будит в нас чувства, и мы начинаем чегото ждать от него соответственно этим чувствам. Отсюда конфликт, но и причина развития, если двое найдут в себе силы понять друг друга. Движение само по себе выше любого средства выражения, любого медиума — вот эти слова я назвал бы ключевыми. И это чувство любви, этот момент динамики — единственный способ эмоционально переживать и воспринимать мир. Если исчезнут иррациональные чувства, человечество превратится в раздувшийся разум.

— Кто для вас эти двое на сцене: ваша собственная персонификация с вынесенными на суд публики чувствами или участники эксперимента, которых вы режиссерской властью сталкиваете друг с другом и наблюдаете, что получится? Вы им сочувствуете?

 — Да, я сочувствую своим героям, и любая моя постановка имеет под собой глубокие личностные переживания. Очень важным для меня в работе над спектаклем стал фильм Ингмара Бергмана «Сцены из супружеской жизни», особенно один из эпизодов, на мой взгляд, ключевой. Там у супружеской пары, которая много лет прожила вместе, берут интервью как у представителей городского истеблишмента. И в этой сцене очень хорошо видно, какими неожиданными для них становятся ответы друг друга, как их мнения расходятся, как они все больше отдаляются друг от друга в течение этого интервью.

— Что же делать современнику, наследнику идей экзистенциального одиночества, если он окружен последствиями расцвета психоанализа и коконом новых медиа, но желает при этом познать мир чувственно?

 — Продолжая ассоциацию с фильмом Бергмана, советую: не давайте интервью в присутствии любимого. Если говорить всерьез — надо готовиться к той правде, которая, возможно, будет очень противоречить сложившемуся в голове имиджу Другого, к реальности, как бы далеко она не отстояла от твоей собственной иллюзии, и спокойно переживать те чувства, которые она в тебе вызывает.

— Существует взгляд на новые технологии не только как на помощника, но и как на костыли для нашего старомодного тела, не справляющегося с задачами реальности. Отсюда теоретический вывод — тело несовершенно. Что касается практики, тело остается в стороне, о нем забывают, оно не востребовано в жизни, как не востребовано и в вашем спектакле, где упор делается не на хореографию и где самые интересные и проникновенные моменты связаны с техникой. Тело сиротствует, требует того, что принадлежит ему по праву, бунтует…

 — Да, это признанный феномен культуры. Например, во многих развитых странах люди массово толстеют. И новые технологии — это такая вещь, которая, может быть, поддерживает эту тенденцию, но ни в коем случае не является ее причиной. И тут очень правильно говорить о современном танце, который, будучи более естественным, более антропоморфным, чем классический, как раз и мог бы стать если не панацеей, то одним из средств реабилитации тела, его роли, его осмысленности. Потому что в современном танце, цитируя известнейшего немецкого хореографа Пину Бауш, «не важно, как ты двигаешься, важно — что двигает тобой». Этот посыл намного более актуален, чем то, что происходит в танце классическом. Сейчас назрела ситуация, чтобы о теле говорить больше, и современный танец — очень удачный инструмент, чтобы развернуть дискуссию о том, зачем и как мы можем вернуться к телу.

— «Match» — вторая часть вашей сценической трилогии. О чем пойдет речь в третьей?

 — Все спектакли трилогии о том, насколько сложен мир, в котором мы живем, и какое огромное количество информации он содержит. О том, что процессы, происходящие в голове современного человека, всегда имеют постоянный фоновый поток, бэкграунд, «белый шум», и мы невольно воспринимаем жизнь через призму всех этих фильтров. О том, насколько многоуровневым может быть такое общение и насколько эти фильтры влияют на людей. И тут можно уже проследить тенденцию: если первая часть была об одном человеке и состояла из сольных миниспектаклей, вторая — дуэтная постановка о взаимоотношениях в паре, то третья будет…

— Неужели о взаимоотношениях троих?

 — Нет, о взаимосвязи человека и общества.

Комментарии

Материалы по теме

Возвращение*

Всей семьей за драконами

Невыносимая сложность бытия

Ушла в народ

Как нам заработать на культуре

Музей третьего тысячелетия

 

comments powered by Disqus