Консерватизм, но не консервация

Консерватизм, но не консервация

 Валерий Шевченко
Валерий Шевченко
— Образование нацелено в будущее, и при этом малоповоротливо, с трудом поддается переменам. В этом его непреодолимое внутреннее противоречие?

— Система образования консервативна по сути. Это позитивно — до определенной меры, пока ее внутренняя стабильность не приводит к консервации. Изменения необходимы, ведь меняется жизнь. Сегодняшняя задача очевидна: привести образование в соответствие глобальным процессам, происходящим в мире, и при этом сохранить национальную специфику.

— Следует ли принципиально менять содержание и объем школьной программы?

 — Содержательная конструкция образования сложилась еще в XIX веке как триединство: естественные дисциплины — для понимания устройства мира; гуманитарные — как фактор развития эмоциональнооценочных критериев; правовые и экономические — для ориентации в обществе. Варьируются их соотношение и объем, но база сохраняется. Если сегодня увеличивается по сравнению со вчерашним днем доля практических дисциплин, то лишь потому, что прежде она была недостаточна.

А вот под сокращение объема знаний подводят аргумент сомнительный — перегрузка школьников. Дети устают не столько от количества учебы, сколько от ее качества. Урок имеет жесткую схему, учитель в ней действует авторитарно: рассказывает, дает задание, спрашивает и оценивает. Ученик в такой схеме устанет и за три урока. Но возможны иные, более эффективные и менее утомительные виды занятий. Менять надо не базу знаний, а формы педагогической деятельности.

— Валерий Яковлевич, но для этого и сам учитель должен стать иным.

 — Профессиональная подготовка педагогов сильно отстает от требований времени. Для повышения квалификации учитель приходит на курсы. Есть исследования их результативности: 1,5%. Потому что, возвращаясь в школу, он откатывается назад: среда не готова принять то новое, чему он научился. Нужно вводить коллективную учебу, как это делается в сфере бизнесобразования. Работая штучно, система тратит колоссальные деньги и получает низкий коэффициент полезного действия.

Мало используется педагогами и такое эффективное средство самообразования, как компьютер. Информатизацию часто понимают как простое насыщение школ техникой. Значение же процесса шире: важна не техника сама по себе, а новые технологии и возможности, которые она предоставляет для развития не только детей, но и педагогов. Компьютер может стать для них персональным учебником.

— Вряд ли удастся быстро изменить ситуацию: в образовании все процессы пролонгированы.

 — Существует алгоритм поступательных и достаточно быстрых изменений, он выработан практикой стран демократической ориентации. В основе два принципа. Первый — интеграция, синтез науки, практики и квалифицированных исполнителей. Случается, что в погоне за инновациями директора школ, активные педагоги используют красивые, но непроверенные идеи, которые не идут во благо. В то же время научная педагогическая мысль развивается очень интересно, но ее достижения остаются не претворенными. Мы на границе открытий в сфере геномной педагогики. Физиологи изучают, как меняется клетка человека в условиях образовательного воздействия, какие формы влияния положительны, а какие искажают ее структуру. Проверенные научные разработки, внедряясь в реальность, способны серьезно ускорить любые процессы.

Второй принцип — открытость. Чем шире связи с общественностью, чем чаще образовательная система вступает в диалог с родителями, бизнесом, властью, тем меньше опасность непродуманных шагов и тем короче путь «от идеи до внедрения». Важным фактором здесь является и совместная экспертиза. Образование не должно оценивать только само себя, нужен взгляд со стороны.

— Насколько я знаю, экспертиза — одна из самых спорных тем в образовании. Как оценить уровень знаний, качество преподавания, значимость инноваций?

 — В образовательном сообществе сложилась ситуация, удобная для манипулирования: можно постоянно чтото декларировать, отчитываться, и при этом ничего не менять. Нет единой оценочной системы. Сохраняется примитивная шкала: сколько отличников, сколько поступивших в вузы. Мы полагаем, что сейчас нужно оценивать образование по уровню интеллектуального развития, которое оно дает. Речь не идет об аналоге американского IQ, речь идет о психофизиологическом состоянии человека и динамике его способностей. Приводит ли данный тип образования к интеллектуализации населения, вот что сегодня стратегически важно. Такая система оценки разработана, но пока не используется.

— Скоро понадобится оценка в рамках национального проекта: куда направить вложения?

 — Объективность будет иметь место в том случае, если свое слово скажут и общественность, и наука, и промышленность, и личность, и власть. Если набор окажется неполным, таким же будет и вывод. Главное сегодня — широкий диалог для выработки стратегии, поиска правильных решений. Когда они будут найдены, придет время законодательных актов. Закон работает тогда, когда он отражает реальную действительность, назревшие перемены. Сначала — практика, потом закон, а не наоборот.

— Вы говорите о стратегии, но государство не определилось с приоритетами.

 — Да. Однако это именно то, что можно сделать на региональном уровне. Существует стратегия экономического, социального развития региона, на их основе может быть создана образовательная стратегия. Конечно, она требует федеральной экспертизы, чтобы сохранялось единое образовательное пространство России. Но именно в этом вопросе регионы имеют возможность подсказать общее направление движения.

Комментарии

Материалы по теме

Условный образовательный рефлекс

Проект, еще проект

Страх без рыцарей

Своя логика

Вписаться в поворот

УрАГС стала филиалом

 

comments powered by Disqus