Идите в поле

Идите в поле Профессиональные участники фондового рынка слишком увлеклись собственной индустрией. Для вывода рынка из кризиса им нужно не оттачивать до бесконечности механизм биржевой торговли, а направить свои силы туда, где они востребованы — на привлечение инвестиций в реальные инфраструктурные проекты муниципалитетов и регионов.

Ежегодная Уральская конференция НАУФОР, собирающая в Екатеринбурге профессиональных участников фондового рынка, не принесла сенсаций: практически все индикаторы, по которым НАУФОР меряет рынок, падают.

Инструментальная база сокращается — за первое полугодие еще пять эмитентов акций ушло с внутреннего организованного биржевого рынка: сейчас их всего 270, это на 14% меньше, чем годом ранее. Капитализация внутреннего рынка акций за это время тоже снизилась на 14,6% и составила 713 млрд долларов. О каком рынке мы говорим, если 61% общей капитализации приходится на долю десяти эмитентов, причем половина из них — компании нефтегазовой отрасли? Первичный рынок, то есть новые размещения, фактически свернут: за полгода в России не было ни одного размещения, за исключением самой Московской биржи. Снижается и объем сделок со срочными контрактами, сейчас на рынке торгуются всего 44 типа контракта, в основном фьючерсы на фондовые индексы.

Несколько лучше ситуация в сегменте долгового капитала: за полгода количество эмиссий выросло на 20%, сейчас обращается 836 выпусков. Но и здесь правят бал крупные компании (на долю десяти наиболее активно торгуемых эмитентов приходится почти 50% оборота), средний бизнес в массе своей по-прежнему не рассматривает такой способ привлечения капитала как перспективный. Чуть-чуть, на 3%, выросло общее количество паевых инвестиционных фондов, однако радоваться здесь особо нечему: половина индустрии ПИФов — это закрытые фонды недвижимости, роль которых на финансовом рынке чрезвычайно мала. На рынке внутренних частных инвесторов как было около 800 тыс. человек, так и осталось. Стабильно на 10% в год сокращается количество профессиональных участников фондового рынка.

Плач фондовика

Депрессивная нотка в презентации председателя правления НАУФОР Алексея Тимофеева уже стала традицией. Набор мер, который профсообщество предлагает государству для спасения индустрии, тоже не блещет новизной: стимулирование притока инвесторов на рынок за счет льготного налогообложения вложений в ценные бумаги, путь для индивидуальных инвестиций через открытие специальных счетов, упрощение выхода на организованный рынок для эмитентов. По словам управляющего директора по фондовому рынку Московской биржи Анны Кузнецовой, за прошедший год удалось провести несколько важных законодательных новаций:

— Первая — упрощение процедуры регистрации эмиссии акций, в результате чего эмитенты получили возможность торговать акциями сразу после размещения. Для рынка облигаций важным стало выравнивание условий для эмитентов биржевых и классических бумаг: это позволило заменить отчеты в итогах выпуска для корпоративных облигаций на уведомления, что сокращает срок выхода классических облигаций на вторичный рынок. Более того, в конце первого квартала мы смогли реализовать технологию, позволяющую биржевым облигациям выйти на вторичный рынок в день размещения. Эмитенты также теперь могут продлить срок размещения классических облигаций с одного года до трех лет. Еще один пакет нормативных актов, принятый в этом году, связан с модернизацией процедуры листинга: теперь мы вправе размещать акции нового эмитента на любом уровне котировального списка, что сделает наш рынок привлекательным и доступным всем категориям инвесторов. И, наконец, самое важное: с июля этого года биржа перешла на режим расчетов по системе Т+2.

Этот режим торгов считается прогрессивным и применяется во всем мире. В России же практиковалась система T+0, когда продавец акций и покупатель, прежде чем совершить сделку, предварительно депонировали деньги и бумаги, а расчет по сделке проводился в день ее заключения. По T+2 расчет может пройти на второй день после заключения сделки, что дает участникам свободу маневра. Вводя этот механизм, Московская биржа утверждала, что новация окончательно смоет преграды для вхождения биржи в мировое сообщество, и тем самым будет стимулировать приток на наш рынок западных участников.  

Но так ли надо это рынку? Профессиональные игроки вот уже лет пять ведут разговоры об отсутствии внутреннего частного инвестора, которые нес бы им свободные деньги и обеспечивал маржу. А между тем этого самого инвестора, которого все так ждут на рынке, вполне устраивала схема акции — деньги, поскольку его цель проста: купил акции — получил деньги и наоборот. «Сейчас мой клиент так и работает. А по новой системе клиринговый член скажет мне: сначала займи у меня деньги для расчета, заплати за это два процента, и только потом сможешь рассчитаться с клиентом», — рассуждает Олег Снегирев из компании «Темп-инвест».

Плавайте без воды  

Дискуссии на Уральской и аналогичной московской конференциях, которая проходит чуть раньше, в мае, строятся, как правило, вокруг потери ликвидности. Между тем экономика остро нуждается в инвестиционном ресурсе для стимулирования роста, а без развитого фондового рынка этот ресурс обеспечить невозможно. И именно об этом, на наш взгляд, нужно вести речь. 

Конечно, в условиях, когда банки обеспечивают доходность по депозитам на уровне 10 — 12% годовых, у людей нет особого стимула искать другие источники сбережений, кроме срочных вкладов. И это одна из причин того, почему количество частных инвесторов в России не растет: люди не хотят играть в спекуляции, как в начале 90-х, предпочитая стабильную и надежную доходность. Как только ставки по депозитам будут на уровне 2%, они и пойдут искать такую. Председатель совета директоров ИГ «Русские фонды» Сергей Васильев считает, что без изменения жесткой кредитной политики, которую проводят ЦБ и правительство, усилия профсообщества по выращиванию внутреннего инвестора цели не достигнут.  

— Центральные банки всего мира снижают процентные ставки, мы же держим их на высоком уровне. Если все Центральные банки делают сейчас все, чтобы оставлять средства внутри своих стран, то у нас создается впечатление, что мы делаем все, чтобы их переводить. У нас бассейн, из которого вода ушла, а мы говорим участникам: плавайте. Эта «вода» уходит на западные рынки, а мы задаемся  вопросом: почему наши эмитенты уходят на Запад.    

Убить на взлете

Многие экономисты считают, что рассчитывать на иностранного инвестора, который в массовом масштабе будет вкладывать деньги в российский бизнес, не стоит: в глобальном мире свои проблемы. Нам надо научиться использовать внутренние источники накопления капитала. Тем более что они есть. Мы все время говорим о 800 тыс. инвесторов, которые размещают активов в ценные бумаги на сумму 100 млрд рублей, в то время как остатки по депозитам физических лиц в банках сейчас превышают 17 трлн рублей. Понятно, что это ресурс специфичный и короткий, но его наличие демонстрирует главную тенденцию — склонность населения к сбережениям. Функции фондового рынка как раз и заключаются в том, чтобы трансформировать эти сбережения в инвестиции.

Рассчитывать, что банки станут главными участниками этого процесса, не стоит. Да, определенную роль они выполняют, выступая основными держателями облигаций российских эмитентов, частично размещая в них свои активы. Однако нести все риски инвестиций проектного финансирования банки все равно не смогут, и чиновники от мегарегулятора это признают.

— Кризис 2008 — 2009 годов показал: когда банки берут на себя ключевую роль в экономике, то есть функции и кредитования, и организации финансовых схем, и трансформации сбережений в инвестиции, объем риска становится чрезвычайно высок и ставит под угрозу всю финансовую систему, — рассуждает бывший руководитель ФСФР Дмитрий Панкин.

С ним соглашается и председатель совета директоров МДМ банка Олег Вьюгин:

— Мировая практика показывает, что банки — это не инвестиционные институты. У них много других задач. Да, они могут быть частично вовлечены в инвестиционный процесс, но регуляторы во всем мире не слишком одобряют, когда банки увлекаются финансированием инвестиционных проектов. В этом случае их активы превращаются в набор инвестиционных проектов, в то время как в качестве пассивов выступают депозиты населения. И центральным банкам это не нравится.

В такой конфигурации очень важно, чтобы в стране были развиты коллективные институты инвестирования: ПИФы, страховые компании, а главное — пенсионные фонды. У России еще не так давно был реальный шанс построить эту систему на основе крепких частных пенсионных фондов. Это, пожалуй, единственный сегмент рынка, который в последнее время рос благодаря перетоку накопительных счетов из государственной в частную систему. К концу первого полугодия система собрала 1,6 трлн рублей — на треть больше, чем годом ранее. Именно этот значительный ресурс можно было использовать для стимулирования инвестиций в экономику. И это не просто будущие деньги, важно, что это сознательный выбор людей, согласившихся с предложением государства «играть вдолгую» и самостоятельно копить на старость. Во что в итоге превратится индустрия, мы не раз писали («Ожидая развязки», «Э-У» № 38 от 23.09.2013). Мало того, что НПФ больше не смогут привлекать средства людей, которые пока держат счета в ПФ России, так государство еще несколько лет не будет перечислять частным фондам накопительную часть пенсии граждан, которые уже сделали выбор в их пользу. То есть государство бесплатно и в ультимативном порядке кредитуется за счет своих граждан для затыкания дыр в бюджете. Президент НАПФ Константин Угрюмов постоянно доказывает абсурдность такого решения:

— Индустрия негосударственных пенсионных фондов последние пять лет развивалась очень быстрыми темпами. Фактически каждый год мы удваивали количество клиентов, активы росли на 30 — 40%. На этом взлете мы и были сбиты. Для правительства вопрос о том, что ближайшие два года негосударственные пенсионные фонды не получат денег, которые 27 млн человек сознательно перевели в частные институты, решенный. С огромной долей вероятности будут изъяты насильственным путем и добровольные взносы граждан в систему софинансирования. Если такое решение будет принято, мы будем вынуждены обратиться к людям с предложением прекратить перечислять средства. Да, мы согласны: назрела пора реформировать индустрию, повышать надежность и устойчивость негосударственных пенсионных фондов. Но для этого совершенно не обязательно все отнимать. Мы пытаемся убедить власть, тех людей, которые принимают решения, что такой подход ничего хорошего ни стране, ни экономике, ни гражданам не принесет. Отрасль, конечно, выживет, но потери для государства и самого принципа долгосрочного инвестирования будут огромны.

На наш взгляд, если профессионалы-фондовики заинтересованы в сохранении  индустрии, они должны были более жестко поддерживать позицию частных НПФ в этой дискуссии. К сожалению, этого мы не наблюдали. 

Идите в поля

И наконец, главный вопрос — куда, в какие активы размещать накопления? Любимая тема брокеров — вывод на организованный рынок быстрорастущих компаний среднего уровня. Председатель комиссии по стратегическому планированию Наблюдательного совета Московской биржи Жак Дер Мегридичан на московской конференции снова ее обозначил.

— Развиваться за счет банковских кредитов в России сложно, я не понимаю, какие сектора могут выжить с кредитами по ставке 15% годовых. Выйти на фондовый рынок — тоже проблема. Для того, чтобы привлечь капитал на рынке акций, у компании должны быть обороты не меньше 150 — 200 млн долларов, а на рынок облигаций может выйти только компания с оборотом как минимум 1 млрд долларов.

На наш взгляд, проблема не столько в объемах бизнеса, сколько в отсутствии у компаний внятного понимания, куда идет экономика: как только они увидят хоть какой-то заданный правительством курс, они за деньгами на тот же фондовый рынок придут сами, и помогать им здесь особо не надо.

Интерес и усилия профсообщества именно сейчас можно направить в другое русло. В России огромная проблема с развитием инфраструктуры — коммунальная сфера, дороги, мусороперерабатывающие заводы. Механизм возврата инвестиций в этом случае понятен и прозрачен — тариф. Но для вывода таких проектов на публичный рынок нужна грамотная квалифицированная подготовка. Попытки развернуть этот тренд через облигационный рынок, а такие действительно были, в том числе и через выпуск муниципальных облигаций, провалились по большому счету из-за пресловутого закона о закупках. Как только субъект федерации или муниципалитет объявлял тендер на организацию займа среди банков, он становился предметом пристального внимания органов прокураторы, а такую ответственность на себя чиновники брать не хотят. Чтобы вернуть этот рынок, нужно бороться против такого рода ограничений, и самое главное — найти системные инструменты помощи муниципалитетам на местах. Президент Национальной лиги управляющих Дмитрий Александров видит перспективы этого направления:

— Почему нам нужны пенсионные средства? Потому что именно они могут стать основой для финансирования инфраструктурных проектов через ценные бумаги в конкретных регионах. Конечно, всегда легко сказать, что деньги украдут. Но если найти правильные инструменты, можно риски минимизировать. Нужен не просто контроль, а риск-ориентированный пруденциальный надзор, который будет смотреть и оценивать, насколько проект соответствует ожиданиям, насколько грамотно вложены средства, которые будут работать на доход инвестора и прежде всего будущего пенсионера. И в наших силах эти инструменты найти.

Для успешного привлечения денег нужны типовые, грамотно упакованные, понятные инвесторам проекты с расчетом окупаемости. Например, модернизация водоканала. При внятных условиях в такие проекты могут входить не только пенсионные фонды, но и банки, страховые компании. Вот именно в это направление сейчас и должны вкладываться компетенции профессиональных участников фондового рынка.

Дополнительная информация.

Чем проще — тем лучше

Игорь КузьминИменно на этот принцип опирается сейчас большинство инвесторов, приходящих на фондовый рынок России, отмечает генеральный директор инвестиционной компании «Уником Партнер» Игорь Кузьмин.

— Игорь Владимирович, что, на ваш взгляд, тормозит развитие фондового рынка?

— Нестабильность в мировой экономике в целом и в нашей стране в частности. Как известно, самая неприятная вещь для инвесторов — неопределенность. Нужно строить планы исходя из своего понимания развития ситуации и надеяться, что это понимание как-то совпадет с действительностью. Другими словами, прогнозирование движения рынка сегодня — это очень непростая задача.

— Уже не первый год финансовые посредники говорят о том, что в России нет внутреннего инвестора — человека, имеющего деньги и готового их вкладывать в ценные бумаги. Это так?

— Не совсем. Люди, которые готовы заниматься инвестированием в ценные бумаги, в России есть. Другое дело, что потенциальный инвестор на рынке изменился. Его меньше интересует набор инструментов и условий, которые предлагает ему профессиональный участник. Для него важно прирастить вложенный капитал, получить доход. При этом от профессионального участника в первую очередь требуется надежность и открытость, так как это самые актуальные вопросы в условиях экономической нестабильности.

— Инвестор какого типа сейчас преобладает на рынке?

— В условиях становления фондового рынка это был любопытный человек с определенной суммой денег. Он сам хотел управлять деньгами, пытаясь научиться торговать и зарабатывать на рынке.
Сейчас инвестор — это человек, как правило, состоявшийся в жизни и карьере. У него нет времени и желания разбираться в рынке, его абсолютно не интересует, какие кнопки в торговой системе нужно нажать, чтобы совершить сделку. Для него важно получить результат с наименьшими затратами времени, он исходит из принципа «чем проще, тем лучше». Идеальная цепочка: заключил договор — внес деньги — получил доход. Если доход его устроил, он придет еще, если нет — будет искать другие возможности и компании.

— А с чем он соизмеряет доход, на что равняется?

— Часть людей, конечно, ориентируются на банковскую ставку, но таких немного. Значительная часть наших клиентов имеет собственный бизнес и ориентируется на его доходность. Если инвестор видит, что фондовый рынок ему дает больше, чем его бизнес, он увеличивает суммы и сроки  инвестирования в ценные бумаги.

— А есть ли интересные инструменты для инвестирования?

— Такие инструменты были, есть и будут всегда. Вопрос не в том, куда инвестировать, а как именно это делать. Рынок в последние годы сильно изменился, мы сейчас больше используем консервативные подходы, чаще предлагая клиентам инструменты с фиксированным доходом. При этом такие инструменты мы стараемся делать как можно проще и прозрачней для понимания.

Партнер проекта Уником Партнер
Комментарии

Материалы по теме

Рынок оценил Башкирию

Плюс-минус пункт

Феномен чудо-трейдера

Если у тебя дефицит

Модный тренд

Доходное место

 

comments powered by Disqus