Сады из пробирки

Сады из пробирки Владимир СтепановКрупнейший игрок российского рынка продолжает стремительно расти - как его саженцы«Россия - это морозы, поэтому ее садам нужен зимостойкий посадочный материал.

На нем наш бизнес и специализируется», - говорит создатель научно-производ­ственного объединения «Сады России» Владимир Степанов. Крупнейший в России поставщик семян и посадочного материала овощных, садово-ягодных и декоративных культур расположен в 40 километрах от Челябинска в селе Шибаново Красноармейского района. Для выращивания продукции на территории в тысячу гектаров использует новейшие достижения селекции, агротехники и самые современные технологии. С Южного Урала ежедневно по всей стране расходятся по 20 тыс. почтовых посылок с семенами и саженцами для 830 тыс. заказчиков. Для них же «Сады России» выпускают одноименный журнал, книги и три увесистых каталога ежегодно (чтобы их напечатать требуется 15 вагонов финской мелованной бумаги). С недавнего времени продукцию можно купить и в магазинах Челябинска.

В начале 2000-х Владимир Степанов приобрел в дачном Шибаново на берегу озера Мыркай садовый домик, еще у него в распоряжении был микроавтобус-батон. С этого - то есть с нуля - началась производственная база «Садов России».

Теперь у компании офисный городок ландшафтного дизайна - с досуговым центром, цехами и холодильником, лабораторией и складами, общежитием и баней, прачечной и столовой, коттеджами для персонала и массой строительных площадок вокруг. Крупнейший игрок российского рынка продолжает стремительно расти, так же как его саженцы. Запускает сразу несколько крупных проектов, размах которых ошарашивает, и каждый сам по себе должен вывести предприятие на новый уровень развития. Целиком частное НПО стало базой для серьезных научных изысканий. В офисе - некий непрерывный научный совет, доктора и кандидаты наук вперемешку с агрономами и строителями. «Я сам в пять утра встаю и никому спать не даю», - шутит глава фирмы. Весной известное дачникам всей страны НПО «Сады России» «открыл» побывавший здесь заместитель губернатора области Иван Феклин, следом приехал и губернатор Михаил Юревич, посмотрел на компанию и поручил ей заняться соевой программой.

Соевый ажиотаж

- Владимир Васильевич, зачем вам соя?

- Мы никогда этой культурой не занимались. И в области никогда никто не выращивал сою - не получалось. Но даже в этот засушливый год НПО попробовало и собрало на 4 га неплохой урожай - по 10 центнеров с гектара. АПК страны давно пора смещаться от огромного зернового клина пшеницы к сое. Так что будем разворачивать здесь сою, выстраивать масличный севооборот. Это одно из наших новых направлений бизнеса.

- Сколько Челябинской области надо сои?

- На сегодня 100 тыс. тонн соевого шрота закупается за границей. В ближайшие годы регион увеличит производство свинины и мяса птицы, и шрота уже понадобится 300 тыс. тонн. Птицеводам для формирования правильного рациона кормления бройлеров нужна именно соя: в ней много белка. На пшенице таких привесов, как на сое, не получить. Зерном в таком количестве, как это делается сегодня, не от хорошей жизни, кормить птицу неправильно. Весной область посеет 3 тыс. га сои. В мегапроекте участвуют еще с десяток хозяйств.

- То есть вы - не основная площадка?

- Будем основной, когда приготовим землю, в Кунашакском районе нам выделили 25 тыс. га в аренду на 49 лет. Думаю, обеспечим четверть областного урожая.

- Не будет ли этот проект распылением сил?

- Нет. У меня давно уже руки чесались сою выращивать, я вижу, сколько ее завозят за огромные деньги! Спрос в России растет, как и во всем мире. В Омской и Новосибирской областях выращивают же. И у нас потенциал хороший, если подойти грамотно, научно. Созревание сои на юге идет 180 дней, а у нас будет за 85 дней, такой скороспелый сорт создаем.

- Откуда уверенность, что все получится?

- Если получилось в этом засушливом году, думаю, получится в принципе. Нужна хорошая агротехника. Корень сои уходит вглубь на два метра, но ему надо дать уйти, чтобы посевы не задушили сорняки. Под эту технологию приобретаем специальную технику, готовим персонал. Ученые берутся нам помочь.

- Почему раньше соей в регионе не занимались?

-Так, как сейчас, животноводство не развивали. Не было огромной потребности в сбалансированных кормах. Соя везде в мире получила бурное развитие последние 10 - 15 лет: 51% мирового урожая дает Южная Америка (Бразилия, Аргентина, Парагвай) и 41% - США. Это основные производители. Китай потребляет в бешеных количествах, а выращивает мало.

- Есть договоренности с правительством о поддержке этого проекта?

- На приобретение семян область выделила 10 млн рублей и обещает выступить гарантом по кредитам при строительстве зерносушильного комплекса и маслоэкстракционного завода на 100 тыс. тонн, которые мы должны сдать к следующей осени. Хотя и без того банки к нам в очередь стоят: безупречная кредитная история. Россельхозбанк и Сбербанк буквально борются за нас.

- Какие продукты получите из сои?

- Масло может идти на внутренний и внешний рынки, и соевый шрот - биржевой товар, везде с руками рвут.

- Каковы объемы необходимых инвестиций и сроки окупаемости?

- Нужно 2 млрд рублей освоить в течение двух лет. Лет за семь эти средства окупятся. Банки согласны дать кредиты на длительный срок. Поскольку параллельно с соевым развиваем еще тепличный проект, собственных средств на все недостаточно.

Тепличный бум

- Каковы параметры тепличного проекта?

- 4 га теплиц построим на следующий год и еще столько же - в 2014 году. А дальше посмотрим по рынку: сколько сможет вместить, настолько и будем расширять этот сегмент.

- Что значит «посмотрим»: начинаете проект, значит, все просчитано?

- На 8 га просчитано. Сейчас в стране тепличный бум. Например, сеть «Магнит» 120 га теплиц собирается строить - огурца им не хватает. А взять негде. Из Турции привезти нельзя - он быстро дрябнет. Непрофильный бизнес, но сеть вынуждена строить. Старые тепличные комбинаты технологически устарели и разрушены, новых нет, в стране огромный вопрос - овощи завозить из-за рубежа?

Не говоря уже о такой культуре, как крупноплодная клубника: ее из Испании везут. Я был в Финляндии - 4,5 млн населения наедается за лето этой ягодой. Там ее огромные плантации в открытом и закрытом грунте, стоит копейки. А здесь - что бабушка вырастила. А много ли вырастит бабушка? В этом году у нас в открытом грунте земляника сорока сортов и малина показали себя прекрасно, в том числе ремантантные. Еще в начале октября на плантациях было полно ягод: крупные, красивые, с прекрасными вкусовыми качествами. Приезжали губернаторские, министерские люди - глаза были как блюдца. Планируем выращивать клубнику и в теплицах.

- Сколько инвестиций требуется?

- Один из тепличных комплексов на 9 га в области строят за 1,6 млрд рублей, по 177 миллионов обходится гектар. Я думаю, мы уложимся в 100 млн рублей за га и окупится проект лет за пять.

- За счет чего?

- Нам предложили несколько вариантов проектов: дорого, очень дорого и супердорого. Но мы нашли дешевый у наших давних латвийских партнеров, они же курируют выполнение строительной части. С Запада везем технологии, оборудование. А строим сами, у нас строительное подразделение, целый автопарк техники - всякой, какой нужно.
Персонал обучаем - за счет этого дешевле.

С реализацией тепличного проекта напрямую связано и строительство самой крупной в России лаборатории микроклонального размножения (на 2800 м2, 80 человек персонала), которая позволит получать саженцы через пробирку и затем выращивать их в теплице. Очень большие капиталовложения, зато наши мощности позволят выйти на первое место в России по количеству производства саженцев очень высокого качества.

- Что такое микроклональное размножение?

- Его уже можно увидеть в работающей у нас полгода небольшой пилотной лаборатории. Основная ее цель - размножение растений. Это сердце нашего предприятия, собственно новые технологии. Вложили более 10 млн рублей, но опыт того стоит. Получение достаточного количества саженцев от маточного растения традиционными способами занимает несколько лет. А эта технология позволяет от очень маленькой веточки с тремя-четырьмя почками через год получить 30 тыс. саженцев. Так что планируем года через два производить не менее миллиона саженцев - здоровых, устойчивых к болезням и климату, сочетающих достоинства нескольких предков и обладающих невиданными новыми качествами.

- Какая технология?

- In vitro - в пробирке. У растения берется апикальная меристема - верхний клеточный слой, экспланты стерилизуются, под микроскопом делается срез и сажается в питательную среду. Через некоторое время в пробирке появляется крошечное растение, подросшие побеги сажаем в торфяные кассеты. И потом в теплице выращивание до саженцев, готовых для реализации. Теоретически на это уходит год. Но все зависит от того, сколько нам надо саженцев. Прогрессия: 30 тысяч - через год, 100 тысяч - через полтора.

Теория микроклонального размножения появилась в 30 - 40-е годы прошлого века, основывалась на том, что каждая клетка может дать целое растение. Этот эффект в науке называется тотипотентность. Но долгое время в пробирке ничего вырастить не могли, недостаточны были знания по гормональному балансу питания. Растение погибало. Наконец, в 50-е годы были обнаружены группы веществ (цитокинины), которые позволяют ему расти, технология начала развиваться. У нее большие перспективы, направления применения увеличиваются. Первое - размножение растений, второе - растение в пробирке избавляем от вирусных болезней, третье - здесь же можем проводить селекцию.
Воздействуя температурными, химическими и прочими факторами, изменяем свойства. Еще одно актуальное направление - сохранение с помощью технологии in vitro исчезающих видов растений.

Природа придумала два способа размножения: семенной и вегетативный. Семенной очень нестабилен, мы не можем предугадать свойства будущих растений. Вегетативный более приемлем, но многие растения плохо черенкуются. In vitro избавляет от проблем того и другого способа. Скорость размножения - момент экономический, очень важный для бизнеса. У нас большое желание добиться, чтобы на Урале росли абрикосы, персики, вишня, слива, черешня. Чтобы потребитель получал здоровые, высокоурожайные сорта, самые новые, чтобы он был от них в восторге.

Поскольку в России меристемным размножением в промышленном объеме не занимается никто, поедем к испанским партнерам за опытом и оборудованием: там ведущая в мире фирма выращивает 45 млн саженцев в год - маслины, орхидеи, все что угодно. А в России подобные лаборатории только в институтах существуют, на бюджетных деньгах сидят. Нам приходится кормиться и пробиваться везде самим.

От почты - к рознице и опту

- Какой у «Садов России» годовой оборот?

- Сейчас более миллиарда рублей. Каждый год увеличиваем в полтора раза объ­емы собственного основного производства.

- Рентабельность бизнеса?

- В среднем 20 - 25%. В принципе высокорентабельно все производство посадочного материала.

- Вы в каком ценовом сегменте?

- Производим качественный посадочный материал. Семена достаточно дорогие, у конкурентов дешевле, но это
сортомусор. А по саженцам у нас средний и низкий сегмент - по цене, но не по качеству.

- Как получаете качественный посадочный материал?

- Благодаря своей селекции, а также используем достижения селекции уральских, дальневосточных, сибирских ученых. Наш конек - морозостойкость культур. Посылаем экспедиции, которые привозят очень интересные семена, здесь
высеваем, получаем посадочный материал.

- Как вы размножаете растения помимо микроклональной лаборатории?

- Мы сами выращиваем подвой, то есть дичок, затем прививаем культурный сорт. Прооперированные таким образом в зимние месяцы сотни тысяч саженцев яблони, груши, абрикоса, рябины, сливы кладем в подвал с температурой сначала плюсовой, потом минусовой. Там они лежат до весны, когда их высаживают. Этим в стране в крупных объемах больше никто не занимается. Чаще привозят посадочный материал, допустим, из Польши и здесь его доращивают.

- Как выглядит рынок сегодня?

- Я считаю, рынок качественного посадочного материала абсолютно пустой. Крупных серьезных игроков нет, доминируют перекупщики. Производства своего ни у кого нет. Наши конкуренты в лучшем случае доращивают посадочный материал, привезенный из-за рубежа. Взять на Западе и перепродать - вот их тактика. С ужасом вижу, например, как на рынке продают грушу «конференция» по 1,7 тыс. рублей саженец. Я же знаю, что саженец прибыл с юга Франции и на Урале не выживет. Тащат с Запада все что ни попадет. Никто не заморачивается: погибнет - не погибнет. Спрос на саженцы большой. Хочется нашим садоводам выращивать чудеса ботаники, коттеджи облагораживать ландшафтным дизайном.

- Такое большое многопрофильное НПО требует специалистов. Где вы подбираете людей?

- Здесь тоже своего рода селекцией занимаемся, выискиваем по стране, приглашаем. Сотрудничаем с Институтом агро­экологии, студенты проходят у нас производственную практику. Лучших оставляем у себя. Из трех соседних поселков возим на работу, в сезон - до 900 человек нанимаем, постоянных - 150.

- Как вас находят потребители?

- Наш основной потребитель - садовод-любитель после 40 лет от Командорских островов до Калининграда. Мы постоянно давали объявления в 2500 районных газетах страны - обходилось очень дешево, писали простые, доходчивые тексты, в итоге нас везде хорошо знают. Районки свою роль сыграли, а теперь общение с потребителями сместилось в интернет.

- Каким образом реализуете продукцию?

- Долгое время сбывали только одним путем - почтой. Здесь мы лидеры по стране. Саженцы заворачиваем в гигроскопичный мох сфагнум, упаковываем в коробки, до 20 тыс. посылок в день отправляем, до восьми фур идут от нас. Почта Челябинска не справляется с таким объемом - шлем и из Екатеринбурга. Оптом и розницей до сих пор не занимались. А это огромный резерв, который, по моим ощущениям, может давать столько же объема реализации, сколько почта. - Пойдете в торговлю?- Да, выстраиваем стратегию. Четыре наших магазина уже работают с весны в Челябинске. К следующей весне откроем оптово-розничное подразделение и планируем завершить строительство рядом с производственной базой собственного трехэтажного мегамолла - торгово-выставочного центра. Нам давно нужно свое торговое представительство: все больше оптовиков, желающих приобретать нашу продукцию. Но пока у нас нет места, где бы мы могли их встретить, документы подготовить, показать продукцию в свободном доступе и тут же предложить готовые партии. А рядом с будущим торговым центром отведены 36 га земли под дендропарк-выставку «Садов России» под открытым небом, чтобы не только оптовики, но и любой желающий что-то у нас приобрести мог. Приехать и увидеть воочию, а не только на глянцевых картинках, как плодоносят манчжурский орех и абрикос, цветут розы, сирень и прочее. Нам нужна такая презентационная площадка типа ботанического сада. Инфраструктура для приезжих потребуется - не проблема, построим. Мы в этом году пять больших объектов строим. Я страшно не люблю строить, но вынужден: обороты компании постоянно увеличиваются. Бурный рост начался с 2006 года. Последние годы компания удваивала объемы реализации.

- Чем обусловлен рост?

- Пустотой рынка, отсутствием качественной продукции. Прохожу по любой выставке и вижу, что 80% посадочного материала выращено в Узбекистане, Киргизии, Молдавии, Украине, а выдают за местный. Меня не обманешь, как малоопытных покупателей, которым «удочки» трехметровые продают. Такое деревце будет расти только сезон - нормальные саженцы совсем по-другому выглядят. Нами движет желание дать людям здоровый посадочный материал: мы можем это сделать, у нас получается и нам это интересно.


Комментарии

Материалы по теме

Три составляющие прогресса

По закону порядков

В точке пересечения

Случайная уникальность

Продать науку-2

На Среднем Урале появится производство наноупаковки

 

comments powered by Disqus