Сверху и снизу

Сверху и снизу Формирование инновационной экономики зависит как от государства, которое должно создавать условия для внедрения новых технологий, так и от бизнеса, которому нужно поднять планку расходов на НИОКР, считает заместитель министра экономического развития РФ Андрей Клепач

- Андрей Николаевич, разговоров о внедрении инноваций во все сферы экономики предостаточно, равно как и отчетов о деятельности Роснано. Однако из реальных механизмов поддержки предприятий, внедряющих новые технологии, называют только налоговые и таможенные. Какие еще меры необходимы?

- Налоговые механизмы, таможенное администрирование - это не самое главное и нигде в мире не является главным. Это то, о чем чаще говорят. Мы в первую очередь ориентируемся на поддержку инновационных программ, которые будет развивать сам бизнес. Такие проекты лучше поддерживать через систему грантов, но она пока не внедрена. Будем перестраивать работу так называемых институтов развития - Российской венчурной корпорации, фонда Бортника, который мы предлагали докапитализировать. Следующий шаг - технологические программы крупных компаний с госучастием, таких как Газпром, Ростехнологии. Поставлен вопрос о разработке программ технического развития самими компаниями, использования заказов этих компаний как драйвера для малого и среднего инновационного бизнеса.

- Но по факту естественные монополисты тратят на инновации меньше 1% доходов.

- Пока затраты на НИОКР даже озвучивать стыдно. Все равно основными инвесторами в новые технологии остаются нефтянка, газ, металлургия и чуть-чуть транспорт. Один из крупнейших спонсоров нанотехнологий после Минобороны - РЖД. Но ключевая проблема не в том, что у нас технологически слабо развиты базовые отрасли, а в том, что недостаточно развиты сектора, будущее которых априори зависит от инноваций. На авиапром вместе с автопромом, космосом и полупроводниками расходуется всего 3% ВВП страны - это меньше, чем китайцы выделяют только на полупроводники.

- А сколько Россия в целом тратит на разработку новых технологий?

- Общий уровень расходов на НИОКР минимальный - 1,03% от ВВП. Если взять всю Россию, то он чуть больше, чем у одной «Нокии» в Финляндии. В Евросоюзе это более 2% ВВП.

В Китае - 1,3%, при том что их ВВП в три раза больше, чем наш. Там инвестиции в автомобилестроение в семь раз больше (порядка 7 млрд долларов), чем в России. Пока наши «Калины» и «Приоры» по безопасности превосходят китайские авто, но при таком масштабе расходов на НИОКР понятно, что через три-четыре года ситуация изменится кардинально.

- Не факт, что именно автопром или космические технологии станут новыми точками роста...

- Таких убеждений у нас нет, поэтому существуют проекты и в биотехнологиях, и в медицинской промышленности. но и авиа- и автопром в любом случае нужно делать более конкурентоспособными. Важно, чтобы после кризиса сформировалась новая экономика, новые сегменты роста бизнеса.

- Посткризисная экономика, как и докризисная, столкнется с проблемами модернизации. Какие из секторов российской экономики нуждаются в модернизации в большей степени? Как государство распределяет в этом процессе роли между собой и бизнесом?

- Можно говорить, что в модернизации нуждается любой сектор. Модернизация никогда не может быть проведена сверху, хотя история показывает: инициатива исходит именно оттуда. Но пока наш бизнес не начнет инвестировать в техническую политику, ничего не изменится. Госучастия недостаточно: одна из самых слабых сторон инновационной деятельности - невысокая активность бизнеса. Хотя государство пытается создавать для этого условия. Авария на Саяно-Шушенской ГЭС и другие проблемы показывают, что есть противоречия между поиском капитализации, выстраиванием правильной финансовой экономики и проблемами технического развития. Энергокомпании начали этим заниматься, принята целевая программа развития атомной энергетики. Есть плюсы и минусы. Можно вспомнить, что мы ни одной новой атомной станции не ввели. Однако сейчас действительно стали вкладывать деньги в развитие технологий, связанных с реакторами на быстрых нейтронах: к 2015 - 2016 годам это даст результаты. Серьезный подход к инновационной технической политике проявляют крупные компании с госучастием.

- Бизнес не заинтересован во внедрении инноваций. Как его стимулировать к этому?

- Обсуждаем это вместе с бизнесом. Для инновационного бизнеса затраты на НИОКР должны составлять 10 - 15% от прибыли, иначе по западным стандартам эти компании к инновационным не относятся. Выделили несколько вопросов. Самый болезненный - изменение таможенных процедур при импорте программного обеспечения, наукоемкого оборудования, химикатов, которые используются в научных разработках. Второй - создание новых техрегламентов, пересмотр норм в дорожном строительстве, подходов к госэкспертизе. Третий - вопрос о дополнительных налоговых льготах. Речь идет об особых зонах, которые многие регионы хотят сделать. Плюс Минэкономразвития РФ пытается проработать с Минфином и другими ведомствами проблему роста налоговой нагрузки на инновационный бизнес. Надеюсь, что найдем компромисс и введем послабления, по крайней мере, точечно для особых зон и технопарков. Ну и роль личности в истории нельзя недооценивать: важны не только институты, но субъект предпринимательства.

- Расскажите о финансовой поддержке инновационных проектов.

- Ее система будет перестроена. В условиях кризиса многие федеральные целевые программы были существенно урезаны, в том числе проекты разработки новых технологий. Сейчас идея такая: сформировать новый облик этих программ на 2011 - 2012 годы и ввести систему грантов. Заметьте, речь идет не о поддержке конкретных предприятий, а об инновационной составляющей бизнеса в целом. Гранты могут обеспечиваться и через общественные фонды, и через федеральные программы.


Комментарии
 

comments powered by Disqus