Идеи носятся в воздухе

Идеи носятся в воздухе
Владимир Путилин
Владимир Путилин

Перебравшись на жительство за город в коттеджи, бизнес начинает инвестировать в местные агропроекты, создавая новую комфортную среду обитания для себя и рабочие места для других.

Однажды Владимиру Путилину предложили покататься на лошадях. Впервые сев верхом, 45-летний состоявшийся предприниматель вдруг понял, что всю жизнь ему не хватало именно этого — полета на коне по полям и лесам. Вникнув в тему, он увидел, что лошадям нужно качественное содержание, а наездникам — хороший сервис, чего до сих пор на уральском рынке не было. Так родился его второй бизнес, для души, — фирма «Белая лошадь».

Пригород сегодня интенсивно застраивается, деревни превращаются в коттеджные поселки. Несколько лет назад и Владимир Путилин построил дом в селе Кадниково (Сысертский район, Свердловская область). А нынче под Новый год планирует здесь официальный пуск уникального коневодческого комплекса «Белая лошадь», аналоги которого есть только в Подмосковье. На холме, с которого открываются виды на реку Сысерть и окрестные леса, на площади 20 тыс. кв. метров расположились конюшни, крытый манеж, гостевые домики с апартаментами для тех, кто приедет на несколько дней, парковка на 50 машин, ресторан, боулинг, бани, конференц-зал. В планах — ипподром, поля для соревнований по конкуру и выездке и прочее, прочее: идеи рождаются одна за другой. Разработал проект архитектор и сосед Путилина по Кадниково Дмитрий Сапожников, тоже «подсевший» на лошадей. Недавно усилия предпринимателя поддержал своим визитом губернатор Эдуард Россель. А следом пожаловал кризис.

Хочешь перемен — купи коня

— Владимир Самуилович, как возник замысел проекта?

— Спустя несколько дней после прогулки на чужом коне я купил собственного — вороного красавца Таиланда. Конечно, вскоре свалился с него, сломал руку: он очень горячий, чудо-конь. Кони, кстати, стоят как машины. Простую без претензий лошадку можно купить за 50 — 70 тыс. рублей. Породистая, но не для большого спорта, стоит 150 тыс. рублей, спортивная — от 10 тыс. долларов и далее. Перспективная лошадь уровня сборной России стоит от 100 тыс. евро. Я прочел гору литературы и понял: лошадь купить не так дорого, дорого ее содержать. В своем дворе ее держать нельзя, это не собака. За ней надо много ухаживать, правильно кормить, чистить, а самое главное — каждый день минимум час ездить верхом или работать на корде (веревке, на которой лошадь по кругу бегает вокруг тренера и выполняет его команды): животному необходимо движение.

Понял я и то, что лошади повсеместно содержатся не в должных условиях. В конюшне должно быть много света, система искусственной вентиляции, мойка, чтобы после работы и прогулки лошади обязательно чистить копыта и мыть холодной водой суставы ног. Это не только гигиена, но и необходимое охлаждение, чтобы снять напряжение, чтобы она не болела. В каждой конюшне должна быть мойка: зимой на улице этого делать не будешь; солярий — инфракрасные лампы, чтобы при необходимости прогреть лошадь, и многое другое. А конюшни в клубах в Свердловской области по большей части переделаны из старых коровников и свинарников. Там лошадям и находиться-то вредно.

Поэтому через месяц после той первой прогулки верхом я сначала решил строить небольшую конюшню для себя и друзей. Но главное условие для развития лошади — крытый манеж. Без него никуда: если дождь, на улице уже не поработать, в межсезонье слякоть и гололед — травмоопасно, в большие морозы лошадей просто не выпускают, и они начинают мучиться от недостатка движения. Но посчитал, сколько стоит построить стандартный крытый манеж 20 на 60 метров, и понял: слишком дорогое удовольствие, собственных средств недостаточно. Хотя это если манеж только для своей лошади. А если не только… Так в моей голове вызревал и затягивал меня замысел нового проекта — конно-спортивного комплекса. Вычитал, что точка безубыточности начинается с содержания 50 лошадей, проект может состояться и окупиться только будучи масштабным, — и решился окончательно. Через полтора месяца погружения в тему начал оформлять землю под комплекс.

— Это не первый ваш бизнес?

— Нет. Кажется, у Ли Якокки в «Карьере менеджера» есть фраза, что производство автомобилей ничем не отличается от производства пиццы. Последние 15 лет занимаюсь металлоломом. Наше предприятие, «Екатеринбург-Втормет», второе в Свердловской области по объемам собственной переработки этого сырья для металлургии.

Изучив рынок, я очень удивился, что лошадьми как бизнесом никто продуманно и всерьез в Свердловской области не занимается, не вкладывает средства. И не зарабатывает на этом. Я совершенно четко увидел, что есть неудовлетворенный спрос на качественное содержание лошадей и занятия верховой ездой. Но нет, с моей точки зрения, подходящих условий. После часа тренировки рубашка, извините, мокрая. А в конюшнях переодеться, принять душ, даже помыть руки негде, нет никаких удобств. Мне это кажется странным. Люди могут и готовы хорошо платить за такие услуги. В области около 20 клубов, в конюшнях которых стоят и 300 частных лошадок: хозяева отдают их на содержание. Достаточно много состоятельных людей держат своих лошадей, хотя это не афишируют. Не только жители коттеджных поселков, но и екатеринбуржцы.

Останавливаться нельзя

— Как сложился проект, какова его структура?

— Когда я посчитал доходную часть конной части проекта (сколько стоит час верховой езды, содержание чужих лошадей), мне стало понятно, что многомиллионные капитальные затраты этим не окупятся. Сборы с лошадей в лучшем случае покроют затраты на их содержание. А на каждые 60 животных приходится 40 человек персонала, которому нужно платить достойную зарплату. Искал другие пути увеличения доходной части проекта. Решил создавать условия для приятного отдыха, для профессионального спорта. Так помимо конного блока возникали другие части проекта — гостиничный, спортивный, развлекательный, деловой.

На данный момент у нас запущен в работу конный блок, другие на подходе. Одна группа потребителей наших услуг — любители верховой езды. Для них у нас сформирован качественный тренерский состав, в штате 12 профессионалов. У нас именно учат правильной верховой езде: мы себя позиционируем как школа. Другая группа — собственники лошадей. Я уверен, что создал лучшие условия содержания на Урале, подобного уровня клубы видел только под Москвой. Владельцы забирают своих лошадей из других мест и привозят к нам. Вот недавно клиент заходил посмотреть, что тут да как. У него две лошади. Я с ним, как и со всеми, общался лично, все показывал и рассказывал. Пригласил выпить кофе. Но он заторопился уходить: жена ждала в машине. Слышу, говорит ей по телефону: «Да здесь сказка просто! Перевозим!». А лошади у этого человека в очень неплохом месте стояли.

В качестве дополнения к манежу и конюшне мы построили два десятка гостевых домиков на 24 апартамента, одновременно можем разместить 140 человек. Апартамент занимает половину двухэтажного деревянного домика. На первом этаже туалет, душ — все удобства, гостиная; на втором — две спальни. Возле ресторана разместился боулинг, для корпоративов предусмотрен конференц-зал, который может быть использован и как банкетный, для детей — игровая площадка. Когда все блоки проекта оформились, бюджет его вырос по сравнению с первоначальным более чем в десять раз. Сначала хотел уложиться миллионов в 25, сейчас за три сотни ушло.

Рынок потому неразвит, что полномасштабные «правильные» проекты требуют больших затрат. «Белая лошадь» будет крупнейшим конным комплексом в Европе. КСК «Битца» под Москвой, построенный еще к Олимпиаде-80, занимает 45 га. А у нас сейчас 22 га и после визита губернатора Эдуарда Росселя нам оформляют еще 30 га: для заготовки сена, выгула, пастбищ. И для того, чтобы в будущем сделать там троеборную трассу — это специальный вид соревнований.

— Какова рентабельность проекта?

— Пока отработали четыре месяца, но могу сказать, что поступление выручки идет в соответствии с ожидаемым. Если у нас будет 100% наполняемость всех позиций, окупим затраты за четыре года. Если сильно скажется кризис — за шесть лет. Окупаемость определить было сложно. Проект полных аналогов не имеет. В конных журналах встречаю объявления: продается конный клуб в Австрии, площадь 5 га, конюшня, домик для персонала, мини-отель, ресторан. Все крошечное. Под Москвой построен новый комплекс «Отрада», пожалуй, лучший в стране, там идут по такому же пути — отель, ресторан, домики для длительного проживания. Идеи носятся в воздухе. Ресторан, бар у них очень дорогие, ну Москва же: чашечка двойного эспрессо стоит 10 евро.

— А у вас?

— Кофе раза в три дешевле.

— А апартаменты?

— В сутки стоят 6 тысяч рублей.

— Не дороговато?

— Недешево. Все сделано очень дорого и качественно. Наши услуги рассчитаны, конечно, на взыскательную публику. Это отразилось на себестоимости проекта. Но это еще не все, что мы задумываем, пытаясь расширить доходную часть. Планируем построить ипподром, скаковую дорожку. В этом году не успели физически, объем работ большой.

— Построите ипподром — сразу все окупится: это же бега, тотализатор?

— Нет, тотализатор делать не будем, у нас публика не та. Самые большие деньги за границей зарабатывают на скачках. Там, во-первых, есть тотализатор, во-вторых, после того, как лошадь показывает лучший результат, у нее очень дорогое потомство, жеребята.

У нас нет такого рынка и соответственно нет спроса. Нет таких лошадей, чтобы выставлять на скачках, и нет ипподромов. Нет тотализатора, который подогревает возможность заработать на лошадях. Никто не вкладывается в этот рынок.

— Будете инициировать?

— Нет, я лошадьми занялся не для того, чтобы заработать, а потому, что интересно. Мы будем идти в другом направлении — зарабатывать на создании для людей и лошадей наилучших условий. Чтобы к нам ехали заниматься верховой ездой, ставили лошадей на постой частные владельцы, приезжали просто отдыхать люди и «заражались» бы лошадьми, вливались в ряды любителей конного спорта.

Ипподром, поля построим для проведения соревнований по конкуру, выездке. В Ханты-Мансийске проводят этап кубка мира, в Тюмени — чемпионат Уральского округа, а в Свердловской области нет площадок, отвечающих требованиям Международной федерации конного спорта. Чтобы реализовать спортивную часть проекта, нужно еще 50 млн рублей.

Затраты на одно конкурное поле составят 20 млн рублей: требуется специальный грунт, трибуны для зрителей, отдельные конюшни для лошадей спортсменов и прочее. Поскольку на пиве и бутербродах таких денег не заработать, мы предложили правительству области на паритетных началах финансировать эту часть проекта. Уже строится конюшня для гостевых лошадей.

— Правительство повелось на честолюбивый проект?

— В принципе идея поддержана. Бумаги в администрации на рассмотрении. Должны быть заложены деньги в бюджете.

— Ипподром завершит конфигурацию проекта?

— Вряд ли. Развитие идет бесконечно. Останавливаться в бизнесе нельзя. Хотя есть более легкие способы зарабатывания денег, чем тот, за который я взялся.

Деревня вроде успокоилась

hors— Все-таки зачем вам этот дорогостоящий проект?

— Первый бизнес — для денег, второй — для души. Я люблю лошадей. И мне интересно создавать что-то с нуля. Два года назад в октябре 2006 года только столбики под забор делали и рыли котлованы. Сейчас готов крытый манеж для выездки, общая площадь здания 3 тыс. кв. метров, конюшня на 80 голов. Наших лошадок — 45. К новому году проект закончим полностью: боулинг, ресторан, домики, еще две конюшни. Будем официально открывать комплекс, надеемся, что к нам опять приедет губернатор. Сайт сделали www.whorse.ru.

— За что вас привлекали к административной ответственности?

— Мы начали строительство, не дожидаясь всех согласований, разрешений и решений на выделение нам земли сельхозназначения: коневодческое хозяйство «Белая лошадь» — сельхозпредприятие. Я не думал, что оформление земельного участка займет год, получение разрешения на строительство — два. Если бы ждал завершения кругооборота бумаг, сегодня только бы колышки забивал, а не запускал комплекс в работу. И по тем-то временам земля казалась дорогой, а сейчас, думаю, уже не смог бы купить. Стоимость проекта увеличилась, потому что цена строительных работ, материалов выросла во много раз. Когда мы начинали проект, куб бетона стоил тысячу рублей, сейчас покупаем по 4,5 тысячи. Удорожание только на бетоне обошлось в десятки миллионов. То же по металлоконструкциям, по пиломатериалам.

— И вы начали строить без фактического завершения оформления документов?

— Был риск, что заставят все снести. Это была самая большая авантюра в моей жизни. Хотя когда приходил с проектом к главе администрации Сысертского района Александру Рощупкину, он одобрил: дескать, району такой комплекс нужен. Трясти меня начали буквально за неделю до того, как я получил все окончательные документы на землю. Жители написали заявление в прокуратуру: мол, ведется непонятно какое строительство, якобы из-за него вода в скважине упала, и давление газа, и с электричеством стало плохо. Хотя в ту пору у нас не были подведены ни газ, ни электричество.

— С деревенскими как у вас?

— Нормально. Провел собрание на улице, сказал, что все будет хорошо, обращайтесь за помощью. На себя мы из деревни ничего не забирали, инфраструктура выстроена своя. Нам пришлось строить свой газопровод длиной 400 метров, прокладывать линию электропередачи, строить подстанцию на 600 кВт, котельную, бурить скважину глубиной 90 метров и ставить водонапорную башню. Мы абсолютно автономные. Через несколько месяцев у нас будет бесплатная школа верховой езды для местных, когда купим достаточное количество лошадей: мы их только начали завозить, проводить тренинг.

Тусовка еще в шоке

— А рынок как реагирует?

— Появление наше воспринято неоднозначно. Когда мы обнародовали стоимость услуг, их окрестили «ценами для миллионеров», в конном сообществе нам пророчили крах. Но большинство понимает, что чем больше конных клубов, работающих в разных ценовых сегментах, тем популярнее этот спорт и тем лучше всем. Ни на одном соревновании на VIP-трибунах не предлагаются шведские столы, шампанское, а мы будем к этому стремиться.

— Как вы просчитали спрос?

— Наблюдал, какое количество людей посещает конные клубы и прикидывал, что к нам приедет не меньше.

— Но там дешевле?

— Есть публика, которая способна заплатить больше. Я посчитал, что людей, которые хотят хороших условий, достаточно, чтобы заполнить наш клуб. Поскольку в этом сегменте не работает никто, мы своих клиентов находим. Увидел, что мы правильно открылись: хотя есть клубы в 5 и 10 км от Екатеринбурга, а мы в 25 км, едут и к нам. В базе данных уже 150 клиентов. А ведь еще только начали. На выходные дни запись на занятия в манеже — на середину января, в будни каждый вечер занимается 15 — 20 человек. Им не лень после работы добираться сюда по пробкам. Если бы не кризис, мы бы зимой начали строить еще один манеж — была договоренность с банком по кредиту на пять-семь лет.

Проект мы начали вместе с сыном. Владимир заканчивает пятый курс Гуманитарного университета, факультет «Бизнес и управление». Когда был разработан бизнес-план, сын отправился по банкам. В одном его осмеяли: вам никто никогда на это денег не даст. Он пригласил этого человека к нам на презентацию проекта. А профинансировал бизнес-план банк «Северная казна». Соотношение инвестиционного портфеля у нас стандартное: вкладываем 30% собственных средств, остальные — заемные. Идею комплекса, расчеты окупаемости затрат мы обсуждали с сыном вдвоем. Боулинг, кстати, его идея.

Так вот, поскольку у него все-таки образование, а я бизнесмен-самоучка, и мой первый бизнес не связан непосредственно с клиентом, он мне подсказал одну четкую вещь на стадии проработки концепции: нужно провести сегментацию, определить, какого типа услуги мы предлагаем, на какую целевую аудиторию ориентируемся. Владимир уверен: если рядом будет сидеть шумная молодежь с пивом, то господам будет некомфортно пить шампанское. Для молодежи был бы совсем другой клуб с демократичными ценами, услугами. И не нужны состаренное дерево, кожаные диваны, изыски в буфете, как у нас.

— То есть вы ориентированы на тех, кто пьет шампанское?

— Да, на обеспеченных людей, потому что содержание личной лошади — это дорогое удовольствие. Мы надеемся, тут будет со временем центр общения любителей лошадей, людей одного круга.

Постой лошади обходится владельцу в 25 тыс. рублей в месяц: это шестиразовое кормление, услуги коваля, ветеринара, ежедневная уборка денника и выгул. Прививки за счет предприятия. В штате есть коневоды, которые, например, чистят лошадей щетками. Это не только гигиена, чтобы потом соринка не попала под седло и не натерла шкуру, но и массаж. Очень полезно, когда лошадь чистят каждый день. У нас — два раза в день. Каждая лошадь закреплена за конкретным тренером. Час ежедневно — это работа лошади. А если ее владелец желает брать уроки верховой езды, с ним будет заниматься любой из наших тренеров без дополнительной платы.

Предмет моей особой гордости — много света в конюшнях. Нужно, чтобы соотношение площади пола к площади окон было 1:10, у нас светлее стандарта — 1:8. И посмотрите, какие лошадки у нас спокойные, довольные. Свет для лошади важен — витамин D вырабатывается, физическое состояние хорошее. Во всех денниках автопоилки: это очень важно, лошадь пьет сколько хочет и когда хочет, а не когда дадут и сколько дадут. Если ее поить только три раза в день, она пьет про запас, а это вредно. В конюшне практически не пахнет, потому что вытяжка, вентиляция. На бетонный пол положено 5 см асфальта — так теплее. Газовое отопление. Мойки и солярии — это требование времени, а не модная фишка. Мух нет: специальный аппарат приманивает их светом и разрывает в пыль. Лошади отдыхают.

Пару раз я приходил ночью — возле лошадей никого не было. Но тому, кто остается с лошадьми, спать нельзя. Учинил разборки. Больше не потребовалось.

Два штатных ветеринара следят за состоянием здоровья лошадей. Они профессионалы, главного ветеринара мы переманили из Кирова. Ольга Карпова — человек необыкновенный по отношению к лошадям. Одна молодая лошадь в жару перегрелась, ей нужно было ставить капельницы, наблюдать ее даже ночью. Я только пошел разговаривать об этом с Ольгой, а она уже сама решила на стульчике возле лошади всю ночь сидеть. Мы ей тогда раскладушку привезли. Второй ветеринар, Олег Малышев, недавно закончил сельхозакадемию, поступил в аспирантуру. Мы всячески приветствуем желание сотрудников расти и совершенствоваться.

В принципе 25 тыс. рублей в месяц — это выше цен, сложившихся на рынке, там плата в среднем 15 тысяч. Но и подобных условий нет.

— Зачем у вас всюду система видеонаблюдения? Для безопасности?

— Не только. Если должен конюх убирать навоз в десять, три и в восемь часов, он это и делает. Мы говорим владельцу: да, у нас дороже, но вы можете быть уверены, что с вашей лошадью честно работают каждый день, о чем тренер составляет отчет, отдает администратору, тот заносит в компьютер. У владельца нет сомнений в нашей добросовестности. Он может посмотреть любой фрагмент видеозаписи про его лошадь: вот моют копыта, вот смазывают их специальным маслом.

Беспечная белая лошадь

— Где вы изучали опыт? Не только же все из книг?

— Три дня ездили по Германии, смотрели, как устроены клубы. Стеклянную стену, отделяющую манеж от фойе клуба, подсмотрел там: ребенок занимается, а мама за барной стойкой кофе пьет и наблюдает. Еще мне там понравились оцинкованные решетки: у нас везде в клубах они железные, их без конца красят краской, а лошадка трется мордочкой и все обдирает, некрасиво. Мы оцинковали все решетки, это сопоставимо с затратами на постоянную окраску.

— Как клиенты о вас узнают?

— Начали давать имиджевую рекламу. Просто для того, чтобы привлечь внимание. На трассах вокруг Екатеринбурга появились билборды с логотипом «Белой лошади» и слоганами: «“Белая лошадь” — это не виски», «По коням!», «Продай авто — купи коня».

— Почему такое название у клуба?

— «Белая лошадь» — это мое представление о чем-то добром, хорошем. Не зря же говорят: принц на белом коне. Романтичный образ. Кстати, клубной белой лошади до сих пор нет. Есть белая частная, одного из владельцев. По кличке Беспечная.

— Как вы подбираете клубных лошадей?

— Лошадей подбирали разных: для обучения новичков и детей, для начинающих — самых спокойных. Для прогулок, занятий любительской верховой ездой нужна тоже спокойная лошадь хобби-класса, хорошо выезженная.

— Беспроблемная такая?

— Да, сесть и поехать. У спортивных совсем другой характер, телосложение. Они более высокие, с развитой мускулатурой. То есть лошадей приобретали трех видов.

У нас в основном буденновская порода — на мой взгляд, это лучшая отечественная. Когда уже строительство завершалось, три наших специалиста объехали 20 конных заводов, специализирующихся на разведении племенных лошадей, и отобрали около четырех десятков.

Все породистые, высококровные, есть перспективный спортивный молодняк, потому что наши тренеры сами горят желанием заниматься спортом. Я думаю, на следующий год они смогут хорошо себя показать на соревнованиях. Мы купили молодых незаезженных лошадей, сейчас они проходят интенсивный тренинг, с тем чтобы на будущий год мы их могли предложить своим клиентам для занятий или, если кто-то захочет, купить у нас лошадь, с тем чтобы она в дальнейшем у нас же содержалась. Я помню, когда я три года назад захотел купить хорошую лошадь, это была такая проблема.

— В чем сложность?

— Хороших мало, на Урале нет конных заводов верховых пород. Везем издалека: из Ростовской области с конного завода имени Буденного, Кировского завода, завода имени Первой конной армии. Перевозить лошадей очень сложно. Это тонко организованные существа, особенно чистокровные. Когда их везут несколько дней, у них развивается транспортная болезнь, от нервов в основном, от того, что они без движения. Мы арендовали в Москве специальные машины, это очень дорого: один рейс обходился нам в 200 тыс. рублей.

— У вас сейчас два бизнеса, какой всерьез и надолго?

— Оба. Они разные. В первом у меня люди, с которыми я работаю 15 лет, туда вложена целая жизнь. Я один из основных акционеров. Предприятие существует с 1997 года, создано с нуля на средства от коммерции, работает 170 человек. Но там сейчас остановка — в кризис металлурги пострадали, и у нас временные сложности. Так что все время теперь поглощает «Белая лошадь».                   

Комментарии

Материалы по теме

Сплошное свинство

Неестественный отбор

Городской фермер

Политики воюют с едой

Большая политика грядок и коровников

Заход по-крупному

 

comments powered by Disqus