Имя на скале

Имя на скале
Имя на скале
Фото: Андрей Порубов

Директор Экспериментального завода Андрей Гармс встретил нас в своем кабинете гордым заявлением: «К съезду “Единой России”, который открывается в Екатеринбурге 2 декабря, мы изготовим и привезем показать делегатам 6-метровую сеялку! Обязательно об этом напишите». …Пишем: не так давно завод посетил губернатор Свердловской области Эдуард Россель. Ему показали новую сеялку в три метра. Она значительно повышает производительность труда и втрое уменьшает расход ГСМ в сравнении с техникой, применяющейся на полях Среднего Урала сегодня. Губернатор посоветовал Гармсу изготовить еще и раскладную шестиметровую сеялку для тракторов пятого класса тяги. И попросил изложить ему в письме, какие ресурсы для этого нужны. Андрей Яковлевич написал: «Мне ничего не нужно. Дайте деньги крестьянам. Они купят мощный трактор и мою сеялку». И обязался изготовить шестиметровую сеялку к концу этого года. Теперь хочет отчитаться перед губернатором-единороссом…

Тут, наверное, положено съязвить по поводу возрождения партийно-хозяйственной системы, на этот раз в виде фарса. Но 61-летний директор Экспериментального завода за многие годы руководства и в условиях плановой экономики, и в условиях рынка в точности вымеряет действия. Практика научила, с каким видом продукции машиностроения можно смело конкурировать с ведущими мировыми производителями, даже в Африке и Латинской Америке, а с каким — осторожно выходить на местный рынок, используя административный ресурс.

Иные


Отучившись в Карагандинском политехническом институте на инженера-механика, Андрей Гармс приехал в Реж в 1967 году работать конструктором на механический завод, производивший боеприпасы. Он вспоминает: «Я прошел здесь очень хорошую школу конструкторов, поскольку все передовые технологии, существовавшие на тот момент, концентрировались в оборонной промышленности. По уровню развития производства в сравнении со многими другими предприятиями наш завод был каким-то инородным телом».

Андрей Грамс
Андрей Грамс
Фото: Андрей Порубов
Технологии были действительно передовые для своего времени. Так, в 1970 году на Режевском механическом заводе из 27 станков была создана автоматическая линия по производству самого сложного элемента противотанковой реактивной гранаты ПГ9 — соплового блока. В Советском Союзе подобная работала только в Донецке.

В 70-е годы на заводе был образован отдел механизации с производственным участком, куда вошли около 20 конструкторов, а также несколько токарей и фрезеровщиков. Возглавил отдел Андрей Гармс. Задачей нового подразделения стала разработка и внедрение в производство новой продукции как военного, так и гражданского назначения: от автоматов контроля прочности деталей для оборонки до систем навозоудаления.

Фирменным «блюдом» отдела механизации стала разработка и внедрение автоматических линий. Например, появилась линия по производству автопоилок для скота. Раньше существовал цех, где 20 женщин (у мужчин производительность при сборке мелких деталей в пять-шесть раз ниже) вручную собирали 150 тыс. автопоилок в месяц. После создания конвейера эту же месячную норму стали выполнять шесть операторов станков. «Задача создания автоматической линии была сложной, — говорит Андрей Гармс. — Надо было разбить весь процесс на несколько технологических операций и подобрать для выполнения каждой машину, которая бы по отдельности собирала, вставляла, центровала, проводила испытания. Это была настоящая революция».

Структура продаж НПО Эксперементальеый заводПо сути, создание отдела механизации означало шаг к диверсификации производства, ставшей актуальной для большинства отечественных предприятий только двадцать лет спустя, при вхождении в рынок. Когда в конце 80-х советские заводы и фабрики перешли на хозрасчет, в отделе механизации стали самостоятельно искать заказы на стороне. Перед наступлением рыночной эпохи это было единственное структурное подразделение Режевского механического, работающее прибыльно. Само же предприятие при резком сокращении государственного оборонного заказа оказалось на грани выживания: из-за отсутствия оборотных средств нечем было платить работникам, за долги энергетики часто обесточивали производство.

В сложившихся условиях руководство Режевского механического завода оказалось вынуждено спасать рентабельные бизнес-направления, выделив их в самостоятельные юридические лица. Так в 1992 году на базе отдела механизации было образовано научно-производственное объединение «Экспериментальный завод». Андрей Гармс стал его директором. Вскоре после создания нового предприятия собрание трудового коллектива доверило цехкому организовать ООО. Сегодня из учредителей остались четыре человека: сам Андрей Гармс, его брат — заместитель директора по качеству, главный бухгалтер и главный конструктор.

Директор Экспериментального завода положению наемного менеджера не завидует: «Представьте, руководитель планирует перспективу развития предприятия на пять-десять лет. А тут приходят собственники и говорят: мы посоветовались и приняли решение поставить другого директора. Вот и все. Но собственность — это одни заботы и затраты. Сегодня за мной стоят 350 человек, их надо обеспечивать работой и зарплатой. Недавно мы попросили у федерального Минпромэнерго кредит на производство сеялки в размере 50 млн рублей. Вскоре приходит ответ: кредит не дадим, но если бы дали, вы должны были бы на эту сумму передать часть акций предприятия в управление государству. Да я вам весь завод готов отдать, лишь бы дело двигалось!».

Хорошо прожаренный кусок мяса


В рыночных условиях Экспериментальный завод продолжил заниматься тем, что делал отдел механизации: выпускал нестандартное оборудование широчайшей номенклатуры. Специализация отсутствовала. Один из зарубежных партнеров завода как-то сказал Гармсу: «Ваша проблема в том, что у вас на огне слишком много мяса, оно не прожаривается». Директор завода с ним не согласился: «Разнонаправленная деятельность спасла нас в 90-е годы. Мы могли быстро переориентироваться и делать то, что пользовалось на рынке спросом».

Хорошо прожаренный кусок мяса
Фото: Андрей Порубов
Тем не менее первые шаги в производстве оборудования для добычи и обработки природного камня (эти машины сегодня составляют основную долю продаж Экспериментального завода) предприятие сделало еще 30 лет назад. С 1974 года Андрей Гармс регулярно участвует в двух крупнейших международных выставках по камнерезной технике в Вероне (Италия) и Нюрнберге (Германия). «В 70-е годы в мире было всего две фирмы, выпускающие камнерезные баровые машины. Мы стали третьими. Поначалу к нам в Европе относились несерьезно. Но наша выставочная площадь постоянно увеличивалась, потому что из года в год мы привозили все больший ассортимент оборудования. Теперь наши машины работают в Таиланде, Пакистане, Бразилии, Италии, Швеции, Финляндии, Венгрии, Нигерии», — с гордостью рассказывает Гармс.

В то время на мировом рынке фирмы, производящие камнерезную технику, четко разделялись: одни выпускали машины баровые (цепные), другие — канатные (пилят камень с помощью канатов с алмазными втулками). Каждая доказывала преимущество своей технологии. «На этот уже сложившийся сегмент мирового рынка мы, — говорит Гармс, — пришли зелеными, не были четко привязаны к одной из технологий. И в этом оказалось наше преимущество. Мы поняли, что каждая технология имеет свои плюсы: баровой машиной проще делать вертикальный рез, а канатной — горизонтальный. В 1996 году мы освоили производство и тех, и других и стали первой в мире компанией, представившей на рынок сразу два вида оборудования. Сегодня так работает весь мир: вместе с нами это 13 компаний. Такие вещи надо на скалах выбивать, чтобы и через триста лет люди знали, как все начиналось».

О том, что камнерезными машинами можно успешно торговать и в новые времена, директор Экспериментального завода понял благодаря случаю. В начале 90-х на предприятие приехал один екатеринбургский предприниматель, показал чертежи камнерезной баровой машины из Болгарии и спросил: «Можете сделать такую же?». Гармс взялся, тем более что опыт имелся. Была разработана технология производства и даже начато изготовление. Но в условиях высокой инфляции предприниматель от заказа отказался.

На заводе не только делают машины, но и занимаются обработкой камня

На заводе не только делают машины, но и занимаются обработкой камня

Фото: Андрей Порубов

Тем не менее на заводе две машины все же собрали. Кому их предложить? Одну из них Гармс доставил в Коелгу (Челябинская область), на один из самых больших в Европе карьеров белого мрамора. Оборудование не прошло испытания. Но начальник карьера от предложения не отказался: поверил клятвам Гармса, что машину можно довести до нормативных требований, и написал две страницы пожеланий. Конструкторы Экспериментального завода буквально жили на предприятии, исправляя недоработки. Через две недели машина была возвращена на Коелгу. Новые испытания. Работает! «Вторую такую можете привезти?». Еще через две недели на Коелге работала и вторая машина.

На заводе не только делают машины, но и занимаются обработкой камня

«Мы называем Коелгу своим родителем, — говорит Андрей Гармс. — Потому что как машину им привозим, так получаем от них две страницы замечаний. Они пишут, а мы мгновенно реагируем». Экспериментальный завод поставил тогда Коелге 18 камнерезных машин и помог выполнить грандиозный заказ: карьер выиграл тендер на поставку мраморных блоков для строительства храма Христа Спасителя в Москве и каждый день должен был отправлять туда два литерных вагона. «В итоге Коелга спасла нас, а мы — Коелгу».

Дальше — больше. Коелга поставляет мрамор по всему миру. Заказчики, естественно, интересуются, чье оборудование работает в карьере. Так многие компании и предприниматели узнают о деятельности небольшого предприятия из Режа. А Гармс сейчас вспоминает, как к нему на «девятках» приезжали люди, зажав между коленями дипломаты с деньгами.

В итоге сложился главный производственный профиль предприятия. Сегодня завод производит полный комплект оборудования для добычи и переработки природного камня.

Очаровать правительство


Объем выпуска продукции в НПО Экспериментальный заводВторая специализация Экспериментального завода определяется уже в наши дни. Гармс решал проблему сезонности спроса на камнерезное оборудование: каждой зимой продажи значительно падали. В прошлом году родилась идея выпускать сельхозтехнику. Точнее — возродить производство: в конце 80-х Режевской механический завод изготавливал ежегодно 5 тыс. мотоблоков. «Я переговорил с руководителями соседних сельскохозяйственных предприятий, со знакомыми фермерами, — объясняет директор. — Возникло предложение сделать почвообрабатывающую посевную машину. Техника такая в мире, конечно, есть, но она либо очень дорогая, либо низкого качества.

Гармс подошел к реализации задачи основательно: поручил отделу информации собрать материалы по всем ведущим мировым производителям сельхозтехники. Изучили машины 86 компаний. После этого возникло четкое понимание того, в каком направлении двигаться. Так появилась почвообрабатывающая посевная машина «Чародейка».

В основе — современные ресурсосберегающие технологии: агрегат совершает все необходимые операции за один проход.

Этой весной на полях Среднего Урала уже работало десять «Чародеек», купленных за счет средств бюджета Свердловской области. «Мне говорят: у тебя областное правительство купило сельскохозяйственные машины. Я отвечаю: это не так, деньги были выделены крестьянам, а те уже приобрели у меня “Чародейки”. Если бы это была неудачная машина, никакой поддержки губернатора и правительства Свердловской области мы бы не получили», — убежден глава Экспериментального завода.

В конце этого года областное правительство приняло решение выделить сельхоз-предприятиям средства на закупку 20 «Чародеек». На заводе эти машины уже почти собраны, а к следующей весне здесь планируют изготовить еще 50. Андрей Гармс считает, что получить административную поддержку может любая компания вне зависимости от формы собственности: «Надо быть уверенным в своих силах. Если тебе не хватает сил пробить стену, надо отойти подальше и разогнаться посильнее».

У директора Экспериментального завода много планов. Идет серьезная модернизация производства: закуплен немецкий пресс с ЧПУ, компьютерный станок для плазменной резки. В конце этого года ожидается подписание контракта с одной из немецких компаний по организации в Реже совместного производства плугов.

В следующем — на предприятии намерены полностью перейти от чертежных станков к проектированию на компьютере. Экспериментальный завод не чужд экспериментов и сам конструирует свое будущее.

Дополнительные материалы:

НПО «Экспериментальный завод» (Реж, Свердловская область)

Одно из ведущих отечественных предприятий по производству оборудования для добычи и обработки природного камня. Производит сельскохозяйственную технику и оборудование для ремонта железнодорожного транспорта. На предприятии работает около 350 человек.



Комментарии

Материалы по теме

Мото по-европейски

Переработку — крестьянам

Дружба крепкая не расплавится

Кластер с австрийской начинкой

Больше денег для УВЗ

Старая песня

 

comments powered by Disqus