Точка с порохом

Точка с порохом Структура потребления редкоземельных металлов в РоссииРостех взялся за переработку радиоактивного монацитового концентрата, полвека хранившегося на Среднем Урале. Но если в стране не появится производство, способное не только извлекать редкоземельные металлы, но и безопасно утилизировать торий, эффект будет минимальным.

Правительство Свердловской области нашло способ избавиться от радиоактивного монацитового концентрата, который еще со времен холодной войны хранится на складах под Красноуфимском (станция Зюрзя в 10 км от города). Областные власти продали его госкорпорации «Ростехнологии» и обязали ее до 2026 года вывезти опасный песок на переработку и утилизацию за пределы субъекта федерации. ГК намерена извлекать из этого сырья редкоземельные металлы (РЗМ). Она делает ставку на активно развивающийся мировой рынок и правительственную программу, направленную на импортозамещение РЗМ.

Беда с «Победой»

82 тыс. тонн монацитового концентрата, содержащего радиоактивный торий, хранятся на красноуфимских складах с 1960 года. Опасный песок завезли в страну из Китая и Кореи после Второй мировой войны по приказу руководителя атомной программы СССР Лаврентия Берии. Сырье, опасное гамма-излучением, запаковали в бумагу, уложили в деревянные ящики и загрузили в бревенчатые склады обычного зернохранилища близ станции Зюрзя. Объект назвали секретным комбинатом Госкомрезерва «Победа». Дешевый торий собирались использовать при производстве ядерной бомбы, однако переориентация на уран-плутониевый топливный цикл привела к потере интереса к монацитовому концентрату. С распадом СССР в 1994 году никому не нужный монацит был передан на баланс Свердловской области. С той поры областные власти, ученые и промышленники ищут способ утилизации этих отходов.

Сначала рассматривали возможность захоронения радиоактивного песка, даже разработали соответствующий проект, но средств на его реализацию так и не выделили. В 1996 году уральские и московские ученые предложили проект переработки техногенного сырья на Урале. Монацитовый концентрат ценен не только торием, 50% в нем приходится на ортофосфаты редкоземельных металлов. Это 40 тыс. тонн оксидов РЗМ, крайне важных для производства высокотехнологичной продукции. Представленный проект предусматривал, что торий, полученный после переработки монацита, отправят в бункеры, а редкоземельные металлы — на экспорт.

Для переработки этого богатства требовалось не менее 50 — 80 млн долларов, что стало одной из причин заморозки проекта. Интересантов, как российских, так и иностранных, было немало, но привлечь инвесторов не удалось. Вторая причина — активный протест жителей сельскохозяйственного Красноуфимска и его окрестностей: хотя проект строительства перерабатывающего завода был одобрен Госэкспертизой, люди вышли на митинги и потребовали прекратить строительство опасного объекта. Созданная общественная организация «Сокол» пригласила независимых экспертов, которые заключили: при строительстве завода радиоактивные вещества могут попасть в реку Уфу.

В результате правительству области пришлось потратить более 280 млн рублей, чтобы обеспечить безопасное хранение монацита: к 2004 году деревянные склады обветшали, перекрытия обвалились, концентрат просыпался на пол, что создало в районе опасную экологическую обстановку. Чтобы хоть как-то нормализовать ситуацию, поверх 19 деревянных сараев построили металлические ангары и обнесли территорию бетонным забором, хотя по правилам радиационной безопасности положено возводить железобетонные саркофаги. Тема переработки опасных песков на Среднем Урале периодически возникала, но развития не получила.

Редкозем в чернозем

Теперь областное правительство нашло способ избавиться от проблем с хранением и утилизацией злополучных песков. В августе 2013 года Фонд имущества Свердловской области провел аукцион по продаже всех 82 тыс. тонн радиоактивного монацитового концентрата. Победителем стало ООО «РедЗемТехнологии» — «дочка» госкорпорации «Ростех». Правда, особой борьбы не случилось — компания оказалась единственным участником конкурса (по его условиям, потенциальный покупатель должен иметь специальное разрешение и лицензии на обращение с радиоактивным сырьем). А новых предложений решили не ждать.

По неофициальной информации, стоимость сделки составила всего 50 млн рублей. Этих средств явно недостаточно, чтобы окупить затраты областного бюджета на содержание монацитового концентрата (за десять лет они превысили 500 млн рублей). И.о. министра природных ресурсов и экологии Алексей Кузнецов не отрицает: сумма небольшая, но главная цель — избавиться от крупной экологической проблемы.

Условия сделки обсуждали почти три месяца. Региональные власти планировали избавиться от радиоактивных песков за пять лет, но, говорят, покупатель отказывался исполнять договор в такой короткий срок. Другая принципиальная позиция областных властей состояла в том, чтобы отходы переработки монацита были захоронены в специальных хранилищах за территорией региона — в Свердловской области таких нет. Ростех же планировал перерабатывать монацитовый концентрат на Среднем Урале. Информация об этом уже успела взволновать жителей Красноуфимска, и на интернет-форумах города вновь засобирались на митинги.

В результате помимо договора стороны заключили соглашение, по которому покупатель должен в течение 12 лет вывезти радио­активный песок на переработку и утилизацию за пределы субъекта федерации, а также провести полную дезактивацию хранилища и рекультивацию 29,5 га зараженной земли с возвратом ее в хозоборот. Кроме того, отходы, образованные при хранении и перемещении монацитового концентрата, Рос­тех должен утилизировать и захоронить на своих спецпредприятиях.
По данным областного министерства природных ресурсов, вывозить монацит начнут не ранее чем через два года: покупателям еще предстоит восстановить железнодорожное полотно от складов до магистрали, изготовить специальные контейнеры для перевозки опасного груза (стоимость свыше 10 млн долларов). До полного вывоза монацитового концентрата обеспечивать безопасность его хранения будет ГКУСО «УралМонацит» на деньги Ростеха (областному бюджету это обходилось примерно в 20 млн рублей в год).

Редкие элементы

Неожиданное появление инвестора, которого не могли найти более 20 лет, можно объяснить только одним — утверждением в феврале 2013 года федеральной программы «Обеспечение российской промышленности редкими и редкоземельными металлами», в разработке которой активно участвовал и Ростех. Она предполагает создание в стране производства РЗМ полного цикла — от добычи до выпуска конечной продукции.

Предполагается, что к 2020 году Россия будет обеспечена своими РЗМ. Сейчас, по экспертным оценкам, страна потребляет до 2 тыс. тонн оксидов РЗМ (и все они импортируются), а через семь лет потребности могут вырасти до 5 —7 тыс. тонн в год. По словам министра, к этому времени в России будут выпускать 20 тыс. тонн РЗМ, то есть и на экспорт. «Кроме того, российскую высокотехнологичную промышленность необходимо застраховать от колебаний конъюнктуры мирового рынка РЗМ», — заявил генеральный директор Ростеха Сергей Чемезов. Потребители РЗМ — авиакосмическая, атомная и энергетическая промышленность, радиоэлектроника. Одни из основных на российском рынке — предприятия Ростеха, в первую очередь холдинги «Российская электроника» и «Швабе».

Общий объем финансирования профильной программы до 2020 года оценивается в 145 млрд рублей, из которых 23,5 миллиарда составит бюджетное финансирование, остальное — собственные и привлеченные средства инвесторов. Государство намерено взять на себя обеспечение НИОКР, геологоразведку и постановку на учет месторождений, обеспечение подготовки квалифицированных кадров для редкоземельной промышленности. На первом этапе (до 2017 года) только на НИОКР предполагается выделить 4,6 млрд рублей, на геологоразведку, постановку месторождений на учет — 2 млрд рублей. На втором этапе 14,3 бюджетных миллиардов планируется направить на субсидирование производства редких и редкоземельных металлов, 1,1 млрд рублей — захоронения радиоактивных отходов.

Глава Минпромторга РФ Денис Мантуров рассказал на встрече с Владимиром Путиным, что интерес к отрасли проявляет широкий круг инвесторов. Но назвал почему-то только госкорпорации Ростех и Росатом.

Для участия в программе Ростех уже создал холдинг «РТ — Глобальные Ресурсы», который и займется добычей и переработкой редкоземельных металлов. Причем ГК в холдинге принадлежит только 25% плюс одна акция, на две акции меньше у неназванного инвестиционного фонда, основная же доля в 50% плюс одна акция — у группы «ИСТ» (промышленный инжиниринг, строительство горно-обогатительных и гидрометаллургических предприятий). Партнеры уже оценили объем совокупных инвестиций на ближайшие пять лет в 1 млрд долларов. Среди первоочередных проектов холдинга значится как раз переработка красноуфимского монацитового концентрата, а также разработка Томторского месторождения РЗМ (Якутия) и создание гидрометаллургического завода для выделения редкоземельных металлов.

Производство новое, технологии старые

Какому региону достанется радиоактивное наследие советских времен, пока не понятно: мощностей для его безопасной и эффективной промышленной переработки в стране нет.

— На данном этапе Ростех занимается выбором площадки для размещения предприятия по переработке монацита, запуск которого запланирован на 2017 год. В связи с радиоактивностью сырья вероятнее всего, что производство будет размещено на территории одного из «атомных» городов Урала или Сибири. Поскольку в России и СССР монацит никогда не перерабатывался в промышленном масштабе, производство предстоит построить с нуля. С этой целью мы планируем привлекать ведущие российские научные центры и институты, — пояснили в пресс-службе Ростеха.

Похоже, однако, что ничего принципиально нового госкорпорация применять не собирается.

В Институте химии твердого тела (ИХТТ) УрО РАН нам пояснили: все существующие сегодня в мире технологии разделения монацитового концентрата на активную и неактивную части разработаны еще в 30 — 40-е годы ХХ века и сводятся к гидрометаллургическому методу, который на 1 тонну монацита дает от 10 до 40 тонн жидких радиоактивных отходов.

Судя по заявлениям Ростеха, именно гидрометаллургическое производство он и планирует организовать. А это потребует создания новых площадей для захоронения отходов с торием.

В областном министерстве природных ресурсов отметили, что, скорее всего, для реализации этого проекта Ростеху потребуется партнерство с Росатомом, так как сама госкорпорация не обладает необходимыми технологиями для безопасной утилизации или захоронения отходов переработки опасного песка.

Интересно, что за последние пару лет российские ученые серьезно продвинулись в разработке новых технологий разделения монацитового концентрата. В частности, сотрудники ИХТТ УрО РАН в 2012 году создали  технологическую схему безводной переработки монацитового концентрата — с помощью пирометаллургии. Это позволяет в разы сократить объем образующихся радиоактивных отходов. Исследования провел и Ведущий научно-исследовательский институт химической технологии (ВНИИХТ, входит в Росатом). Совместно с ПО «Маяк» (Челябинская область) он еще в 2011 году заявил о намерении внедрить на этом предприятии принципиально новую технологию переработки монацитового концентрата. Подробности разработок не раскрывают, но известно, что лабораторные испытания прошли успешно. Оба проекта зависли — требуют дополнительных инвестиций со стороны тех, кто заинтересован в промышленном применении новых технологий. Однако, как пояснили в одном из институтов, зачастую инвестору куда выгоднее купить за рубежом неэффективную старую технологию, чем тратиться на внедрение новых.

Монацит содержит цериевую группу редкоземельных элементов. В их числе лантан, церий, празеодим, ниодим, гадолиний, европий, самарий. Рыночная стоимость оксидов чистых редкоземельных элементов колеблется от 60 до 360 долларов за 1 кг.
Комментарии

Материалы по теме

Медная свадьба

Дружба крепкая не расплавится

Поляки перебили ставку «Мечела»

Без проката по России

Черная металлургия

 

comments powered by Disqus