Туда, не знаем куда

Туда, не знаем куда Реформа высшего образования в очередной раз уперлась в тезис — «в нынешнем состоянии высшего образования виноваты вузы». Они неповоротливы, сопротивляются изменениям и готовят плохие кадры. Не будем спорить, система нуждается в переменах. Данные исследования «Эволюция российского образования», проведенного НИУ ВШЭ, утверждают: структурно ландшафт российского образования выстроен еще в 1939 году. Тогда он был сформирован на 70% и, по словам научного руководителя Института образования ВШЭ Исаака Фрумина, перемены начала 1990-х годов не изменили материнское ядро нашей системы:

— То, что было построено к 1939 году, было точно организованной системой. Тогда были развернутые дискуссии, связанные с самой природой плановой экономики. К примеру, нужно ли делать один текстильный институт или их должно быть несколько: институт текстильной промышленности из хлопка, отдельно из льна и т.д. Сегодня ключевой вопрос — нужно ли готовить специалистов под конкретные рабочие места и что надо менять в этой подготовке. По этому поводу есть две позиции. Одна — задача высшего образования состоит в кадровом обеспечении экономики. Вторая — мир меняется, человек несколько раз сменит профессию, так надо ли ему давать конкретную профессию?

Однако если Фрумин считает, что нужно создать систему, которая готовила бы специалистов, востребованных в меняющемся мире, то Минобр убежден — необходимо обеспечить конкретные компетенции для российской экономики. По словам заместителя главы Минобра Александра Климова, в первую очередь образование должно быть связано с отраслевыми программами в конкретных регионах: «В соответствии с ними и нужно корректировать квалификации выпускников. А также надо понимать, какое количество выпускников той или иной квалификации необходимо российской экономике».

Минобр делит систему высшего образования на три группы. Первая — «хвост»: вузы, в которых нет образовательного процесса. Основной инструмент для изменения этой категории — мониторинг вузов, который позволит закрыть те учреждения, которые созданы для формальной выдачи диплома. Вторая — вузы-космонавты, входящие в группу лидеров, которые реализуют программы глобальной конкурентоспособности. Третья — это основная часть вузов, которые в основном готовят специалистов для экономики и социальной сферы.

«Мы понимаем, что необходимо приводить федеральные государственные стандарты высшего профессионального образования в соответствии с меняющимися запросами экономики», — заявил Климов.

Однако федеральные образовательные стандарты высшего образования провалились. Переход к бакалавриату и магистратуре не смог создать систему, которая бы функционировала как на Западе — когда магистратура нужна только тем студентам, которые хотят заниматься наукой. Государство не способно обеспечить качество образования, при этом система образования не может изменить саму себя.

Классический вопрос: что делать? Как минимум — привлечь к реформе вузовское и, шире, научное сообщество. И не на этапе внедрения стандартов образования и критериев мониторинга эффективности вузов, а раньше, когда они разрабатываются. Иначе задачи системы образования и оценка ее функционирования у государства и вузов никогда не совпадут.

Комментарии

Материалы по теме

Одной идеи мало

Эх, раз. Еще раз?

Креатив на потоке

Тяга к переменам

Две большие разницы

Научить рисовать за полчаса

 

comments powered by Disqus