На фабрике людей

На фабрике людей Анатолий ЕрмоловИдеальная производственная площадка, моделирующая работу цеха, колл-центра или офиса, позволит проводить обучение в условиях, максимально приближенных к «боевым», рассказывает партнер McKinsey & Company Анатолий Ермолов.

В Екатеринбурге запускается уникальный, не имеющий аналогов на постсоветском пространстве образовательный проект — образцовая фабрика бережливого производства (model factory), моделирующая реальные бизнес-процессы. Организаторы — международная консалтинговая компания McKinsey, группа «Объединенные машиностроительные заводы» (ОМЗ) и Уральский федеральный университет. Общий объем инвестиций — около 5 млн долларов. По словам партнера McKinsey & Company Анатолия Ермолова, деятельность образовательного центра, позволяющая на практике отработать разные способы повышения эффективности бизнеса, будет налажена в течение года.

Воспитание изменений

— Анатолий, что представляет собой «образцовая фабрика бережливого производства»?

— Это центр обучения современным методам управления в производственных условиях. Инновационность подхода состоит в том, что в специально спроектированных и построенных для целей обу­чения цехах можно гибко изменять и настраивать производственный процесс, постепенно повышая эффективность моделируемого производства. Таким образом, обучающиеся могут совместно с преподавателями учебного центра реализовать улучшения на практике, тем самым получая опыт применения методов бережливого производства.

Такие уроки весьма востребованы. Причем и в масштабе страны — на фоне постоянных дискуссий о повышении производительности, и на уровне конкретного предприятия — часто руководители не просто хотят изменить свои компании к лучшему, им требуется, чтобы изменения были устойчивы, чтобы была создана именно система улучшений, чтобы привычка меняться закрепилась в сознании людей. Нужно, чтобы сотрудники были вовлечены в процесс изменений вместе с руководителями, тогда после успешных пилотных проектов процессы продолжают работать.

— Как организовано обучение?

— В рамках образцовой фабрики будет создано пять учебных модулей: механическая обработка, сборка (эти два модуля особенно актуальны для сотрудников и руководителей производственных предприятий), обслуживание клиентов в банковском отделении, работа в типичном офисе и колл-центр. То есть все модули можно разделить на две группы — производственные и те, что имитируют бизнес-процессы в офисных помещениях. Одновременно на фабрике смогут обучаться две группы — одна в производственном блоке, вторая — в офисном.

То, что происходит на образцовой фаб­рике, — это не образование в классическом понимании этого слова. Здесь что-то среднее между краткосрочным обучением и воспитанием нового отношения к самому процессу работы. Для авторов методики основная задача — не только показать, как делать, но и убедить, что всегда можно найти способ улучшить тот или иной процесс.

Приведу один очень простой, но показательный пример, который не в полной мере отражает содержание обучения, однако отлично передает образовательную концепцию фабрики. Он позволит проиллюстрировать эффект, которого мы хотим добиться.

Представьте себе следующее упражнение. Несколько групп инженеров получают по конструктивному блоку, который выглядит как небольшой чемоданчик. Они открывают эти чемоданчики и видят, что внутри — закрепленная определенным образом в тисках шайба. Их задача путем перенастройки держателя заменить эту шайбу на шайбу другого размера и цвета, которая также есть в комплекте. На старте у каждой группы спрашивают, за какое время они сумеют поменять шайбу. Срок, первоначально называемый участниками, —
10 минут. У игры есть ведущий, который поддерживает работу в группах и создает соревновательную атмосферу.

Постепенно специалисты сами себе задают все более амбициозную планку, сокращая время выполнения операций. Причем по ходу дела они решают далеко не только технические, но и организационные вопросы. Например, поначалу им не хватает деталей, и кто-то идет на склад; склад по условиям игры оказывается закрыт; наконец со второго раза детали со склада выдают — но не те, и все в таком духе… В результате многократной оптимизации лучшие группы доходят до времени замены шайбы в полторы-две минуты. И вот, когда после двух-трех часов стараний кажется, что предел достигнут, инструктор показывает, как при наличии всех инструментов выполнить это упражнение за одну секунду. После такого резкого скачка — с десяти минут до секунды — все разговоры про невозможность улучшить какой-либо процесс отпадают сами собой. Это не технический тренинг, а изменение подхода к работе.

Этот принцип — основа работы фабрики. Образовательный проект заставляет учащихся посмотреть на различные бизнес-процессы со стороны, многократно про­анализировать последовательность их выполнения. И только тогда понять, что можно в них улучшить. На фабрике у обучаемых должен закрепляться навык именно внедрения изменений. Мы работаем не ради единичных озарений, а ради формирования потребности в улучшениях и создании системы.

— И по каким критериям вы оцениваете общую эффективность такого вида обучения?

— Прежде всего, по нашим данным, такой метод обучения обеспечивает максимальную степень усвоения материала. Международный опыт образцовых фабрик говорит о том, что доля воспроизводимого материала через три месяца превышает 60%. А при обучении в формате аудиторных теоретических занятий она падает до 10%.

Фабрика позволяет обеспечить главное — она формирует устойчивые навыки повышения производительности и успешной модернизации любой бизнес-системы у тех, кто отвечает за управление и организацию в этой системе. Мы не обучаем инженерному или банковскому делу — мы даем людям возможность на собственном опыте убедиться в том, что можно совершенствовать профессиональные навыки и делать свою работу еще лучше.

— Есть ли примеры использования этой технологии?

— Это инновационный формат обучения, авторская разработка McKinsey. Проект, который сейчас запускается в Екатеринбурге, — далеко не первое подобное наше начинание. Предыдущие проекты в других странах осуществлялись в партнерстве с лидерами мирового бизнеса — ABN AMRO, Bosch, Petrofac, а также с авторитетными международными и национальными организациями и университетами, такими как Европейский фонд регионального развития, Промышленная ассоциация Италии, Мюнхенский технический университет.

Новое за десять дней

— Из кого планируете формировать учебные группы?

— Аудитория фабрики — это широкий круг людей, в чьи обязанности входит решение организационных задач: высший менеджмент коммерческих компаний, руководители среднего звена, мастера цехов, государственные служащие всех рангов.
Я не исключаю, что некоторые компании могут направить на фабрику группы высококвалифицированных рабочих: есть участки производства, где им приходится выполнять функции мастеров.

— Сколько времени длится обучение?

— Есть несколько вариантов продолжительности курсов в зависимости от управленческого уровня обучаемых и их бизнес-задач — от одного до десяти полных учебных дней.

— Кто будет преподавать по этой методике? Будет ли еще какой-то персонал?

— На старте проекта профессиональных инструкторов-преподавателей должно быть как минимум двое, а для полноценной работы всей фабрики их потребуется трое-четверо. Мы как инициатор проекта отдаем предпочтение людям с техническим образованием и педагогическими навыками. Открытый отбор пройдет в ноябре этого года, а затем начнется обучение кандидатов, которое займет два-три месяца. Лучше отодвинуть сроки запуска проекта, чем привлечь людей, не обладающих нужными навыками.

Кроме того, мы будем периодически привлекать группы «актеров» для демонстрации работы в двух производственных модулях. Их задача — на практике показывать учащимся правильные и неправильные модели поведения. «Актеры» будут набираться из числа студентов УрФУ, и для них это будет оплачиваемая временная работа.

На всех хватит

— Модель применима к любой отрасли?

— В Екатеринбурге мы запускаем универсальную фабрику с несколькими разноплановыми модулями, используя опыт образцовой фабрики в немецком Дармштадте, наиболее близкой к нашим задачам. Но уже существует и практика создания полностью специализированных фабрик: например, в Сингапуре у нас стоит образцовый нефтеперерабатывающий завод, в Южной Африке сейчас реализуется проект создания образцовой шахты, в США — модель непрерывного производства на примере чайной фабрики. Возможностями таких моделей могут заинтересоваться химические и металлургические предприятия, у которых существует потребность в отработке бизнес-процессов непрерывного производства.

— Будет ли конкурентоспособна такая фабрика на Урале? Что говорит ваш опыт работы на местном рынке?

— Конкурентоспособность для всего бизнеса на пространстве СНГ очевидна. Сейчас, пока фабрика в столице Урала не заработала, мы направляем наших клиентов на подобные фабрики за рубеж. А это, безусловно, предполагает значительные затраты: инвестиции в преодоление языкового барьера, дополнительные расходы на перелеты и проживание.

— Есть ли конкретные компании, выразвшие готовность обучаться на фабрике?

— Я не вправе их назвать, но могу сказать, что это несколько крупных горнодобывающих и металлургических компаний, машиностроительных предприятий и банков.

— Как закреплены обязательства и права партнеров в проекте?

— Проект реализуется на условиях равноправного сотрудничества между ОМЗ, McKinsey и УрФУ: ОМЗ предоставляет оборудование и капитал для подготовки помещений, McKinsey — интеллектуальную собственность и команду консультантов для запуска проекта, УрФУ — площадь, персонал и расходные материалы для работы фабрики, то есть обслуживает саму фабрику как образовательный объект.
Результат, который получит каждая из сторон, — это квоты в днях на пользование фабрикой. ОМЗ и вся группа Газпромбанка, в которую входит этот завод, рассчитывают использовать площадку для обучения своего персонала, Уральский федеральный университет часть времени (от 30 до 50% своей квоты) выделит для обучения студентов и аспирантов. Не стоит путать их с «актерами», здесь речь идет именно о том, что студенты будут выступать в качестве полноценных обучаемых. Оставшуюся часть времени университет, скорее всего, будет использовать так же, как и мы, — предоставляя сторонним организациям право на использование площадки для обучения на возмездной основе.

— Каким образом планируется урегулировать потенциальный конфликт интересов, когда одну и ту же услугу в рамках фабрики будут предлагать рынку два равноправных продавца — McKinsey и УрФУ? К кому будут обращаться местные компании с целью организации обучения?

— Во-первых, будет четко закреплена единая ценовая политика, которая позволит исключить конкуренцию. Во-вторых, сейчас разрабатывается алгоритм согласования условий работы с отдельными категориями клиентов или даже с конкретными компаниями.
Это вполне типичная модель развития подобного проекта — в других странах McKinsey, как правило, также создает фабрики в сотрудничестве с отраслевым партнером и университетом.

— И когда фабрика заработает?

— Сроки зависят от того, какое решение примут партнеры: строить для фабрики новое здание или арендовать уже готовое. Сейчас мы это обсуждаем. При благоприятном стечении обстоятельств все работы завершатся к маю 2014 года, но в любом случае мы стартуем не позднее четвертого квартала следующего года. То есть срок, на который мы ориентируемся, составляет от полугода до года.
Комментарии

Материалы по теме

Погружение с Галаниным

Пять лет — не срок

Руки растут от головы

Постный день

Рациональное мышление — на свалку

 

comments powered by Disqus