Миноброво ложе

Миноброво ложе Государство пытается регулировать качество высшего образования, сокращая вузы. Эффективных и неэффективных отделять намерены по неким критериям, в объективности которых научное сообщество сомневается.

На прошлой неделе Минобрнауки передало на рассмотрение специальной межведомственной комиссии данные мониторинга эффективности вузов. Вузы разделили на шесть групп: творческие, спортивные, медицинские, сельскохозяйственные, транспортные, силовой и военной направленности. Критериями стали средний балл ЕГЭ, объем средств на науку и общий объем финансирования в расчете на одного сотрудника, доля иностранных студентов, обеспеченность инфраструктурой и трудоустройство выпускников. Глава Минобра Дмитрий Ливанов заявил, что учебные заведения, предоставляющие некачественное образование, лишатся аккредитации. Аутсайдеры станут известны после 20 ноября.

Впервые министерство провело оценку деятельности высших учебных заведений год назад: тогда в мониторинге приняли участие 541 государственный вуз и 994 филиала. Неэффективными и нуждающимися в реорганизации были признаны 30 университетов и 262 филиала. Это итоговые цифры. Первоначальные результаты наделали много шума: в список слабых попали 136 вузов и 450 филиалов. В их числе из-за недоработанных критериев оказались такие уважаемые учебные заведения, как Литературный институт им. Горького, МАРХИ, почти все педагогические и сельскохозяйственные университеты.

Многие удивлялись: как можно судить о качестве образования, например, по тому, какая площадь учебных зданий приходится на одного студента. После скандала творческие вузы из списка неэффективных исключили. Например, такое решение по Пермской государственной академии культуры принято только в мае этого года. До этого времени бывший институт культуры отчаянно сражался за право быть самостоятельным юридическим лицом — в рамках оптимизации его грозились сделать филиалом иногороднего вуза.
В прошлом году негосударственные вузы участвовали в мониторинге по собственному желанию (с этого года они обязаны это делать) — в итоге из 79 частных университетов больше половины были признаны неэффективными.

Таблица.
ТОП-10 вузов Урала и Западной Сибири по результатам ЕГЭ

  Регион ВУЗ Профиль Средний балл зачисленных по результатам ЕГЭ 2013 (в расчете на один предмет)
1 Свердловская область Уральская государственная медицинская академия медицинский 81,9
2 Свердловская область Уральский институт - филиал РАНХиГС при Президенте РФ социально-экономический 81,8
3 Пермский край Пермский филиал НИУ "Высшая школа экономики" социально-экономический 81,1
4 Свердловская область Уральская государственная архитектурно-художественная академия архитектурный 80,4
5 Удмуртская Республика Ижевская государственная медицинская академия медицинский 80,3
6 Челябинская область Южно-Уральский государственный медицинский университет медицинский 79,4
7 Республика Башкортостан Башкирский государственный медицинский университет медицинский 79,2
8 Тюменская область Тюменская государственная медицинская академия  медицинский 78,3
9 Свердловская область Уральская государственная юридическая академия социально-экономический 78,3
10 Оренбургская область Оренбургская государственная медицинская академия медицинский 77,5


Чтобы избежать реструктуризации либо полного закрытия, в этом году некоторые учебные заведения пошли на ухищрения. По словам заместителя министра образования и науки РФ Александра Климова, несколько университетов предоставили фальсифицированные данные для мониторинга: «Сейчас ведем проверку, вызвали ректоров, они признали факт фальсификации. А более сотни вузов вообще не предоставляли данные о своей деятельности. Им предстоит объясняться с прокуратурой».

По мнению экспертного сообщества, чтобы прошлогодняя ситуация не повторилась, Минобру необходимо доработать показатели эффективности вузовской деятельности: при нынешних пострадают не только те, кто наживается на абитуриентах, но и достойные учебные заведения, в первую очередь в регионах. Как оценивать качество высшего образования?

Покончим с вузами

У инициаторов проведения мониторинга есть конкретная цель — лишить вузы, предоставляющие некачественное образование, аккредитации. Руководитель Минобра утверждает, что это позволит оградить молодых людей от «бесполезного, неэффективного, а иногда и фиктивного образования»:

— С псевдовузами будет покончено, — обещает Дмитрий Ливанов.

Сейчас лишить образовательное учреждение аккредитации непросто: необходимо решение суда.

— Надо выиграть два суда по месту нахождения вуза, — рассказывает глава Рос­обрнадзора Сергей Кравцов. — К примеру, если филиал зарегистрирован в Салехарде, нашим экспертам надо туда лететь и участвовать в заседании. А там представьте картину: к зданию суда приходят студенты с транспарантами «У нас прекрасный вуз! Мы хотим учиться!», и суд учитывает их мнение. Надо менять подходы к аккредитации и лицензированию, чтобы, если нас что-то не устраивает, мы сразу могли отобрать у вуза право оказывать образовательные услуги.

Депутат Госдумы Александр Хинштейн предлагает наделить Рособрнадзор полномочиями по лишению вузов аккредитации по ускоренной процедуре.

Столь радикальный подход к регулированию системы высшего образования призван решить непростую социальную задачу: по неофициальным данным, власти планируют из тысячи вузов через несколько лет оставить только около трети.

— Сама идея закрытия вузов неправильная, — возражает исполнительный директор Межрегиональной ассоциации мониторинга и статистики образования Марк Агранович. — Надо закрывать не вузы, а программы. В одном вузе могут быть две хорошие программы, а 15 — дрянь. Скажем, в областном вузе сохранилась старая школа преподавания литейного дела. Ее нужно сохранить. Что значит «плохая программа»? Это значит, что преподаватели не знают предмет. Не жалко тогда их и выставить, если они имеют наглость преподавать то, в чем не разбираются. Нужно создавать системы внешней оценки качества вместо сегодняшней формальной аккредитации вузов.

По мнению директора Института развития образования Высшей школы экономики Ирины Абанкиной, к разработке критериев оценки надо привлекать профессиональные сообщества — Союз ректоров, Ассоциацию работодателей, Промышленную палату:

— Все должны собраться и решить, что вот эти критерии соответствуют представлениям об эффективности вузов. Сегодня консенсуса не наблюдается. Мониторинг выглядит как бюрократическая процедура. Более того, его используют как дубину для наказания. А должно быть наоборот — мониторинг нужен как способ для поощрения и продвижения учебных заведений. Стоило бы публиковать не только черный список неэффективных университетов, но и перечень успешных организаций, на которые можно равняться. Чтобы потребители, семьи, работодатели видели хорошие вузы и на них ориентировались. Это вопрос предъявления проблемы — говорить, что все плохо, или видеть потенциал развития. Мы привыкли из всего делать наказание, а потом удивляться, почему это вызывает отторжение.

По словам заместителя председателя комитета Госдумы по образованию Виктора Шудегова, задача мониторинга заключается в сокращении намеченной чиновниками части вузов, прежде всего региональных:

— С этой целью и подбирались критерии. Закон об образовании, вступивший в силу с сентября этого года, отменил до сих пор действовавшую норму: 170 студентов на 10 тыс. населения. Новый норматив, прописанный в данном законе, — 800 студентов в возрасте от 17 до 30 лет на 10 тыс. человек. Сегодня к этой возрастной категории относятся чуть более 30 млн россиян, но уже через пять лет их число сократится до 26 миллионов. Это значит, что бюджетные места в вузах России сократятся на 30%.

Не надо упрощать

— Главный критерий эффективности — проходной бал. Не надо ничего усложнять, — уверяет Сергей Кравцов. — Чтобы не было нарушений при сдаче ЕГЭ, мы ужесточим контроль за его проведением: свои варианты контрольно-измерительных материалов будут разработаны для каждого часового пояса, экзаменационные материалы доставят в специальные хранилища, оснащенные системой видеонаблюдения. Формируется институт федеральных инспекторов, которые будут наблюдать за сдачей ЕГЭ. Мы также введем перекрестную проверку результатов — в одном регионе выпускники пишут работы, а в другом педагоги их проверяют. В документах будет прописан запрет на наличие телефонов и других средств связи. Все это позволит сделать ЕГЭ еще более объективным показателем эффективности.

Экспертное сообщество не согласно. Член комиссии по развитию образования Общественной палаты РФ Сергей Симак считает, что средний балл ЕГЭ абитуриентов, являющийся информативным показателем, говорит, скорее, о том, как поставлена реклама и какие специальности сейчас в моде:

— Популярность юридических и экономических специальностей, куда часто отдают документы стобалльники, ничего не говорит о качестве подготовки в этих вузах, равно как и недоборы и относительно низкие баллы на инженерных и математических факультетах, связанные в первую очередь с состоянием общества. Главное, что надо оценивать, — качество знаний специалистов, которых он выпускает, их реальную востребованность.

Проректор по заочному образованию Уральского государственного университета физической культуры Александр Окишор считает, что ЕГЭ — это результат работы системы среднего образования: «Такой критерий непонятен».

По мнению проректора по учебной работе Челябинской академии культуры и искусств Сергея Буцыка, для специализированных вузов важнее творческие испытания, а не ЕГЭ:

— Люди творческие не всегда имеют высокие баллы ЕГЭ. Для нас творческие конкурсы наиболее показательны.

В сентябре Высшая школа экономики представила данные мониторинга качества приема студентов, зачисленных на бюджетные места по результатам ЕГЭ в 2013 году. По оценкам авторов исследования, абитуриенты с самыми высокими баллами ЕГЭ предпочитают учиться в медвузах: средний результат зачисленных — 80 баллов. В социально-экономические вузах — 75,7, в гуманитарных — 70, в классических университетах — 68,3, в архитектурных вузах — 67,6, в технических — 65,2, в педагогических — 64,5. Самый низкий балл (56,6) отмечен в аграрных вузах. «Итоги нынешнего набора таковы: федеральные университеты не оправдали возлагавшихся на них надежд и не продемонстрировали особого качества набора, — рассказывает ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов. — Главное же, что студенты, как свидетельствуют данные исследования, по-прежнему выбирают не столько направление подготовки, сколько конкретный вуз». При этом авторы мониторинга подчеркивают, что это не рейтинг, так как в его основе — лишь данные о качестве студентов. Эффективность же вузов зависит от преподавателей и меряется качеством выпускников, выраженным в уровне их зарплаты за пять лет после окончания вуза.

Генеральный секретарь Российского союза ректоров Ольга Каширина убеждена, что данные бирж труда о трудоустройстве выпускников вузов, которые используются в нынешнем мониторинге эффективности, не могут быть объективными, их надо дополнить данными о налоговых выплатах: «Этот подход реализуем в краткосрочной перспективе и не требует внедрения дополнительных законодательных норм, но при этом придаст критерию трудоустройства комплексный характер».

Таблица. Вузы Урала и Западной Сибири, куда поступили абитуриенты с минимальными баллами ЕГЭ

Регион ВУЗ Профиль Средний балл зачисленных по результатам ЕГЭ 2013 (в расчете на один предмет)
Курганская область Курганская государственная сельскохозяйственная академия аграрный 49,4
Пермский край Соликамский государственный педагогический институт педагогический 50,2
Челябинская область Уральская государственная академия ветеринарной медицины аграрный 51,6
Удмуртская Республика Ижевская государственная сельскохозяйственная академия аграрный 53,1
Челябинская область Челябинская государственная агроинженерная академия аграрный 53,3
Курганская область Шадринский государственный педагогический институт педагогический 54,4
Свердловская область Уральский государственный лесотехнический университет технический 54,7
Тюменская область Государственный аграрный университет Северного Зауралья аграрный 54,8
Пермский край Пермская государственная сельскохозяйственная академия аграрный 55,7
Курганская область Курганский государственный университет классический 56,1


Заместитель председателя комитета ГД по образованию Алена Аршинова предъявляет претензии к критериям, связанным с количеством обучаемых вузом иностранных студентов и с объемом его площадей. По ее словам, квоту на прием иностранцев и помещения распределяет Минобрнауки: «Выходит, у него есть любимчики и наоборот, первым разрешено получать большую квоту на иностранных студентов и большое количество площадей, а другим нет. Где объективность?».

— Прежде всего необходимо убрать показатели, которые проверяются в ходе аккредитации, — отмечает Ирина Абанкина. — Например, учебные площади. Должны остаться критерии качества работы. Результативность связывается с востребованностью выпускников работодателями — это нелегко учитывать, но так должно быть. А результаты научной деятельности должны оцениваться не по их стоимости или затратам, а по научным патентам, научным открытиям, в том числе международным.

— Не надо торопиться с выводами, — говорит директор департамента госполитики в сфере высшего образования Минобрнауки Александр Соболев. — Мониторинг эффективности нужен для того, чтобы оценить, какая часть системы высшего образования на данный момент является, условно говоря, больной. Вузы никто не собирается закрывать. Оптимизация — это улучшение. Сами уйдут негосударственные вузы, понимая, что в обратном случае им придется стать публичными. Обсуждение мониторинга мы будем транслировать в прямом эфире. Любой сможет посмотреть, как принимаются решения по тому или иному вузу. Решения принимаются не автоматически. Вначале проходит аналитика, связанная с полученной нами информацией, потом возможные решения жарко обсуждаются, и, только в случае полного единогласия, предложения об отнесении того или иного вуза к неэффективным выносятся на комиссию.

— На самом деле оптимизация уже началась. О каких вузах может идти речь? «Во-первых, об аттестации филиальной сети, — считает Ирина Абанкина. — У нас на тысячу вузов приходится около 3 тысяч филиалов. В среднем по 11 филиалов у гуманитарных вузов и по три-четыре у технических. Во-вторых, о вузах, которые выдают дипломы экономистов и юристов. Прежде чем отобрать лицензию, нужно ответить на вопрос: а студентам куда деваться, тем более если они уже оплатили обучение.

Было бы глупо надеяться, что государство в лице Минобра откажется от мониторинга вузов. Он, как и ЕГЭ, теперь зафиксирован в законе. В общем-то, в самом факте оценки нет ничего плохого. Но как минимум странно применять к ней критерии, которые не обсуждались с вузами. Они изменились по сравнению с прошлым мониторингом, но не стали объективнее. Поражает и подход к оптимизации «неэффективных». В других странах неэффективность преодолевается не закрытием учреждений, а углубленным методическим обеспечением образовательного процесса. Раньше из столичных вузов комплектовались бригады профессоров, которые выезжали в слабые вузы с целью оказания им методической помощи. Куда исчезла эта практика? И еще один момент — пусть рынок решает, что ему потреблять, а что нет. Пусть абитуриенты голосуют ногами, а работодатели — деньгами. 

Дополнительная информация.

В блогах о мониторинге вузов

Ученый
Образование входит в одну из саморегулирующихся деятельностей человека. Все сложилось и без Минобра и без его рейтингов и «закрытий». Есть вузы, которые готовят спецов, ничего не поменялось, как готовили — так и готовят. Есть те, которые и раньше лепили фотки на дипломы, и сейчас лепят. Первые не закроют, потому что сверху не дадут, а вторые не закроют, потому что закон не позволяет. Да и они, наверное, больше заинтересованы в рейтингах, чтобы после встряски еще какую-нибудь фишку про свой вуз сочинить. Так что в России все нормально.

Алексей Зарезин
Говорили о переизбытке юристов и экономистов, а закрывают аграриев и педагогов.

Михайлов
Мало проводить мониторинги, городить свои доморощенные рейтинги — надо менять базовые принципы, и прежде всего кадровую политику. В России все вузы иерархичны («придворные», федеральные, исследовательские и пр.), а реально их статус определяют небольшие группы передовых исследователей и преподавателей. Но в каждом из вузов пожизненно пребывает масса середнячков, попавших туда по факту рождения в той или иной семье, городе… А нужны открытые конкурсы — если достоин, то можешь занять место и в МГУ, и в другом передовом вузе! Ведь нынешней системой наказывают не только неэффективные вузы, но и массу самых что ни на есть эффективных специалистов…

Гость № 325
Я вот думаю, что надо закрыть платные вузы.
А открыть больше ПТУ.

Из Перми
При Союзе населения было втрое больше, а вузов гораздо меньше. И потребность в специалистах с действительно Высшим образованием они полностью покрывали. Теперь же ежегодно выпускают тысячи никому не нужных «спецов» и они толпами бегут устраиваться в менеджеры, при этом 99% из них непробиваемые.

Фёдор Юрьевич
В негосударственных вузах умудряются учиться люди, еле умеющие читать, главное — вовремя скачивать курсовые, а экзамены и диплом — дело техники! Заплатили деньги и получили отсрочку от службы в армии. А поскольку служба в армии сегодня опасна для жизни и никак не выгодна, эти вузы пользуются очень высоким спросом. Можно просто за деньги купить военник, а можно за деньги за отсрочку еще и диплом приобрести о каком-никаком, но высшем образовании. Закройте эти вузы, и высшее образование с немногочисленными «достойными» вузами лопнет, не выдержит напора. Правильно было бы убрать причину этого явления — призыв, но кому-то эта ситуация очень выгодна.

Латеев
Наш «неэффективный» вуз появился в 1930 году по приказу совнаркома. Сколько псевдоспециалистов мы выпустили — не знаю, а нормальных специалистов — несколько десятков тысяч. Вы что, не понимаете, что вся эта шумиха с неэффективными вузами затеяна только для «оптимизации» (сокращения) расходов на образование.

Замшелый студент

Вполне достаточен один-единственный критерий для определения нужности вуза: сколько выпускников вуза устроены в год окончания вуза и работают по специальности.

Как оценивают вузы

В мониторинге 2013 года принимают участие 1054 вуза, из них 480 негосударственных. Средний балл ЕГЭ в вузах Москвы и Санкт-Петербурга должен быть не меньше 63, в других регионах — не меньше 60. Объем НИОКР на одного педработника в Москве и Санкт-Петербурге — 95 и 75 тыс. рублей соответственно, в других регионах — 50 тыс. рублей. Количество иностранных студентов в вузах обеих столиц должно быть не меньше 3%, в остальных — не меньше 1%. Минимум доходов вуза на одного преподавателя в Москве и Санкт-Петербурге — 1500 тыс. рублей, для прочих — 1100 тыс. рублей. Минимум площади учебно-научных помещений в расчете на одного студента в столицах — 13 кв. метров, далее везде — 11 кв. метров. Для филиалов некоторые нормы снижены или вовсе исключены из мониторинга. Если вуз или филиал получил пороговые оценки по трем или более показателям, он считается эффективным.

В этом году определены группы вузов со спецификой. Это военные, силовые, медицинские, сельскохозяйственные, творческие, спортивные и транспортные учебные заведения. Для каждой группы разработан еще один, седьмой критерий. Например, для творческих вузов — количество лауреатов всероссийских и международных конкурсов, для спортивных — доля студентов, включенных в качестве кандидатов в сборные команды России, для транспортных — количество обучающихся в вузе по программам повышения квалификации и переподготовки.
Комментарии

Материалы по теме

Одной идеи мало

Эх, раз. Еще раз?

Креатив на потоке

Тяга к переменам

Две большие разницы

Научить рисовать за полчаса

 

comments powered by Disqus