Когда планы не работают

Когда планы не работают Прогноз - инструмент управления будущим. Не важно, с Нострадамусом вы работаете или аналитиком. Главное - воспринимать предсказания как намек, возможность в перспективе что-то изменить или чего-либо избежать.

Сергей Переслегин«Я склонен считать, что российское правительство сделало большой шаг к внутренней революции или, вернее, к таким беспорядкам, которые и будут называться в истории революцией, а правительство США сделало отличный шаг к следующей мировой вой­не...». Согласитесь, апокалиптичное предсказание. Его автор - один из самых известных прогнозистов России Сергей Переслегин. Так он отреагировал на внесенный в Госдуму законопроект об экстремистской деятельности в интернете, предусматривающий тюремное заключение до пяти лет, а также на указ Барака Обамы о том, что США могут определять, кто, как и где нарушает права человека, вводить для «преступников» запрет на въезд в Америку и наказывать провинившихся.

В конце сентября Сергей Переслегин с коллегами из группы «Конструирование будущего» представлял в Екатеринбурге отчет о форсайте (от англ. Foresight - предвидение, взгляд в будущее) Большого Урала, а также один из сценариев развития столицы Среднего Урала в качестве когнитивного города. Такого, где балом правят креативные профессии и фрилансеры, где игра сращивается с работой и возникает игработа, где формируются новые общественные пространства, новая недвижимость, примат утилитарности отходит на второй план, где жизнь течет 24 часа в сутки, а целлюлит от неподвижного образа жизни заменяется творческой импотенцией и стрессом.

- Сергей Борисович, вы сами-то в это верите?

- Нет, этот сценарий маловероятен. Объясню почему. Я считаю, что капитализация городов когнитивной фазы развития должна идти по принципиально иной схеме. Сейчас она в подавляющем большинстве случаев «горизонтальная». Наибольшую прибыль получают те структуры, которые сидят на «последней миле» доставки груза или услуги конечному потребителю. Это четко видно на примере энергетического сектора, он в будущем и станет определяющим.

Вполне возможно, что в XXI веке регионы, которым ничего не стоит достать энергию из недр, будут примитивны по сообществам и деятельностям. Территории, исключительно потребляющие, тоже не будут развиваться. Но те, кто использует нетривиальные способы утилизации отходов или замкнутый ядерный цикл, построят новые мировые города, причем совсем необязательно крупные. Чем выше будет структурность, сложность стандартов жизни «наверху», над источником энергии, тем выше капитализация этой территории. Нарушится правило, что будущее, наука, искусство, гражданское общество вырастают только в крупных людских образованиях.

Мои коллеги придерживаются несколько иной точки зрения. Они не ставят во главу угла источники энергии. Экономика новых городов будет опираться на создание замкнутой на внутреннее потребление производственной цепочки. Другими словами, прежде чем начать продавать нечто прекрасное или уникальное, надо выстроить у себя спрос и культуру потребления этих продуктов. А уже после этого, через механизм туризма и экспорта уникальностей, товары будут уходить на внешние рынки, обеспечивая приток покупателей, туристов, славу, рост внешней цены и дополнительную капитализацию.

В глобальном плане мы сходимся. Итог один - мегаполисы вроде Москвы, Токио, Нью-Йорка не станут значимыми городами следующей фазы. Они будут иметь такое же положение, как Александрия, Афины, Дамаск. Екатеринбург тоже вряд ли станет точкой когнитивного развития. Скорее, это будет Заречный (город в 60 км от Екатеринбурга, местоположение Белоярской АЭС. - Ред.), Пермь или Димитровград.

- Смелый прогноз. Или это предсказание? Сегодня большинство аналитиков, пытающихся заглянуть в будущее, похожи на Вангу...

- Вопрос поставлен неверно. Прогнозирование - очень сложный процесс. В его основу положена прогностическая платформа. Она состоит из нескольких частей. Первая - инфраструктура прогнозирования: бесполезно делать прогноз однократно на одну тему. Вторая часть - институциональные решения. В США - это фабрики мысли, в Японии - центр форсайтных исследований. Далее необходима связь, которая позволит превратить результаты прогноза в управленческое решение. Хорошо, если вы форсайтник и одновременно президент, а еще лучше - император. Но в реальности такого нет. И нужен механизм взаимодействия власти и экспертного сообщества. В Штатах это делается через ситему thinktank'ов, у нас пока - через личные связи и знакомства.

Кроме того, для прогнозирования необходимо иметь аналитический центр, который работает с трендами и проявленными картинами будущего, а также то, что мы называем оракулами. Это подразделения, создающие неаналитические варианты будущего. Такие варианты невозможно точно предугадать, но всегда нужно учитывать.

Когда все эти составляющие в наличии, мы имеем прогностическую платформу. Поэтому предсказания и прогноз - понятия, не противоречащие друг другу.

Далее надо иметь в виду, что прогноз - это сочетание четырех элементов. Первый - субъект. Это единство человека, принимающего решения, и человека, увидевшего будущее. Задача субъекта - из возможных будущих выбрать то, какое он хочет видеть, и начать его делать, сражаться или платить за него. Выбор зависит от ситуации. Но незыблемо одно - субъект должен занять по отношению к будущему какую-либо позицию. Если этого не сделать, вы окажетесь в чужом будущем, станете объектом прогнозирования. Это не всегда бывает плохо, но и далеко не всегда заканчивается хорошо. Хотя бы потому, что субъект может ошибаться. Пример - Китай. Люди, которые заставляли население сокращать рождаемость, вообще-то хотели как лучше, но в итоге получили старение населения при его невысоком уровне, то есть сочетание проблем развивающихся и развитых стран.

Второй элемент - объект: необходимо определить, что вы собираетесь прогнозировать. Третий - контекст. И лишь после этого вы выбираете инструмент - форсайт, пиктографирование, континуальное сценирование и так далее. В итоге прогноз превращается в сочетание исследования (оракулы плюс аналитики), конструирования (мне не хватает этого, я буду это делать) и управления будущим.

Это не оригинальный подход. Впервые его осознали еще в античной Греции. По такой схеме работали что дельфийский, что додонский оракулы. Сейчас у нас, правда, методов немножко побольше, математическое моделирование немножко получше, зато результаты немножко похуже. Это легко объяснимо. Тогда люди были умнее, база данных лучше, а главное - оракулы умели сопровождать прогноз.

- Что это значит?

- Это когда вы не даете произойти случайным маловероятным отклонениям от него. Пример: вы говорите, что какой-то человек может создать важную научную теорию или литературное произведение. Сопровождение состоит не в том, чтобы помочь этому заведомо случиться. А в том, чтобы ученый или литератор случайно не умер, чтобы у хулиганов, напавших на него, вдруг возникли какие-то очень серьезные проблемы. Во времена дельфийского оракула это умели, а сейчас нет.
Плюс к сопровождению относится и реклама. Будущее - конкурентный дефицитный ресурс, и за него идет борьба. Есть элементы войны (мы называем это прогностическим троллингом), есть элементы конкуренции. Надо уметь продавать свое будущее.

Метод тыка

- От прогнозистов зачастую слышишь, что они создали 250 сценариев будущего. Дураку понятно, что какой-то из них сбудется. А аналитики потом будут гордиться тем, что угадали. Зачем нужны такие прогнозы?

- Это нормальный дискретный метод прогнозирования. Любая развилка ведет к увеличению сценариев. Мы работали по такому принципу с Арменией. Эта страна относительно проста для анализа (проще, к примеру, чем территория Урала), поскольку слабо связана с остальным миром. Но даже там у нас получилось больше 200 сценариев.

Смотрите: в будущем мир будет геополитически замкнут, как во времена холодной вой­ны, или геополитически открыт, как в 90-е. Развилка. Дальше: Армения может входить в сферу влияния России, сама оказывать влияние в Закавказье или попадет под воздействие США через Грузию. Вторая развилка. Уже шесть сценариев. Пространство Армении проектируемо или пусто - 12 сценариев... Сценирование - это элемент прогнозирования. Возможные варианты будущего разрабатываются для того, чтобы управленец сказал: хочу этот, что мне нужно сделать?

Но у дискретного метода есть очевидные минусы. Первый - сценариев может быть сколь угодно много. Все зависит от глубины анализа. Понятно, что тысячу, да даже две сотни ветвей никто рассматривать не будет. Поэтому необходимо огрублять пространство. В случае с Арменией мы в итоге сократили число вариантов до восьми. И здесь появляется второй минус: как выбрать уровень грубости?

Самое простое дискретное сценирование - для бизнеса. По сути, есть всего четыре варианта. Первый - инерционный: ничего не делали, ничего не получилось. Второй - прорывной: что-то делали и что-то получилось. Третий - реалистический: что-то делали, но ничего не получилось. Четвертый - чудесный: ничего не делали, но Бог был милостив, и что-то получилось.

Вся Европы работает как раз в бизнес-сценариях. Правда, они в прорывном выделяют еще несколько подсценариев и гордятся собой.

- Сценирование - хорошо. Дискретность - плохо. Выход?

- Континуальное сценирование. Оно заполняет пространство возможного будущего предельными сценариями. В дискретном методе любой вариант может быть осуществлен, но только один. В континуальном главное, чтобы версия включала в себя ядро - неизбежное будущее - и нигде не переходила границы невозможного. Субъект свободен выбирать.

- Вы уже говорили, что для прогнозирования нужны оракулы. Каковы их методы работы? Тыкать пальцем в небо?

- Ткнуть пальцем в небо иногда бывает полезно. Например, Морган Робертсон, написавший роман о крушении лайнера «Титан», фактически предсказал трагедию, случившуюся через 20 лет. К этому тыканью стоило бы прислушаться.

- Совпадение...

- Совпадение? Название кораблей почти одинаково, оба имели три винта, четыре трубы, водоизмещение реального корабля - 68 тыс. тонн, выдуманного - 66 тысяч, число жертв полторы тысячи в обоих случаях. Гибель и того и другого корабля произошла в апреле из-за отклонения траектории движения айсберга.

Вы держитесь важной вещи: прогностика - механизм управления, а не придумывания. Я бы не взял билет на первый рейс «Титаника», и пусть бы надо мной смеялся весь прогрессивный мир.

Тыканье пальцем в небо - это предупреждение. Как правило, когда вы прогнозируете будущее, вы не точны в конкретике и деталях. Реальные события наверняка окажутся иными. Предсказание оракула дает понимание того, где какие проблемы могут неожиданно возникнуть.

В той же Греции прекрасно знали, что содержание прогноза - это не конкретные вещи, а то, в каких областях вы должны искать решения или где остерегаться. В этом смысле прогноз - намек, метафора. Распознать ее - ваша задача. Тот, кто принимает намек как данность, всегда проигрывает. Человек, который пользуется прогнозом для того, чтобы соотнести управленческие решения с возможной в будущем ситуацией, выигрывает.

Пример того, как нужно относиться к прогностике, - знаменитый инцидент с лидийским царем Крезом. Он спросил у оракула, стоит ли ему идти в поход против персов. И получил ответ: если царь это сделает, то сокрушит великое царство. Если бы он хоть секунду подумал, то понял бы, что ему предсказали и что он должен делать. Но Крез этого делать не стал, в итоге Кир практически уничтожил Лидию.

Еще один пример. Прогностика говорит: человек станет бессмертным. Не надо это принимать за чистую монету. Но, будучи управленцем, уже сейчас нужно думать, что в будущем у вас возникнет новый возраст - от 60 до 100. И с этими вполне трудоспособными людьми нужно что-то делать, как-то встраивать их в существующую модель общества.

- Приведите пару реальных, не умозрительных и не книжных примеров...

- Не было ни одного прогностика, который бы не намекал европейским лидерам: приглашая на свою территорию турков и арабов и называя это «политикой мультикультурализма», они точно столкнутся с некоторым набором проблем.

Не надо быть оракулом, чтобы сказать, что у бразильцев в будущем возникнет сильнейший конфликт между амазонским направлением (они собираются активно развивать долину реки) и восточным побережьем (города Сан-Паулу, Рио-де-Жанейро).

Сейчас прогностики честно предупреждают: произойдет серьезная девальвация доллара. Кто-нибудь готовится? Возможно, наша братия окажется неправа, и будет создана новая резервная общеамериканская валюта. Но опять же, вам намекают, в какой области будет сильное изменение. И ваша задача - спроектировать будущее, как-то на него повлиять.

На положенном месте

- Вы думаете, российскому бизнесу и властям нужны прогнозы, особенно на долгосрочную перспективу? Горизонт планирования и до кризиса был невелик, а сейчас - год-два.

- Начнем с того, что в России кризиса не было. Кризисы происходят рядом с центрами капитализации, коими ни Екатеринбург, ни Санкт-Петербург, ни Москва не являются.

Если вы решили, что власти и бизнес не воспринимают прогнозы, - вы ошибаетесь. Нужно четко понимать, в какой стране мы живем, тот контекст, о котором мы говорили выше. Здесь есть две тонкости. Первая - в нашем советском прошлом. Важно даже не то, что оно советское. Оно - имперское. Отказаться от этого страна не может. В итоге мы получаем слаборазвитое государство, но в памяти являющееся великой империей.

Вторая тонкость - Россия даже и не государство вовсе. Щедровицкий сформулировал, что государство - это форма включения нации в историю. А где он, российский народ? Наша страна - это включение в историю большого евразийского пространства. Тут мы схожи с США.

Власти и бизнес очень хорошо знают, что живут в выдуманном, написанном государстве, где прогноз влияет на реальность куда более, чем в иных странах.

Когда я впервые почти в штуку, будучи неизвестным человеком, спрогнозировал, что у России существует опасность военного конфликта с Японией, почти сразу получил звонок от руководства страны. А потом были организованы учения на Камчатке против «мирового терроризма».

Те, кто не хочет обращать внимания на прогнозы, будут жить в чужих проектах будущего и точно заплатят за это. Вероятно, разорением.

- В любом случае, получается, что мы отстаем от развитых стран по прогнозированию будущего. Европа, США и Китай заглядывают в 2050 - 2075 годы, а у нас стратегия до 2020-го. Некоторые эксперты полагают, что она устареет к тому времени, когда будет одобрена.

- Я видел европейские концепции: это даже не самообман, это хуже. ЕС отстал от нас в технике прогнозирования, пожалуй, навсегда. В Штатах действительно очень сильная школа. По технике мы владеем примерно одинаковыми инструментами, но связи прогнозистов с людьми, принимающими решения, в США на два порядка лучше, чем у нас.
Китай - третья история. Это нормальное социалистическое государство индустриальной фазы. У них не прогнозы, а план развития. И когда они его реализуют, вот тогда им понадобятся аналитики или оракулы. Пока же они повторяют историю СССР. Мы можем сколь угодно восхищаться космической программой Китая, но это наши 60-е.

По поводу устаревания Стратегии-2020 - детский сад. В прогнозировании вопрос заключается не в количестве лет, а в количестве шагов развития. Качественно можно проектировать два шага и примерно видеть третий. Проектирования одного шага всегда мало, больше трех - чистая спекуляция.

Каждая система живет в своем времени. Для Урала шаг один, для России - другой. Даже для Новосибирска, Екатеринбурга и Димитровграда они разные. Для Армении, например, он сильно превышает 50 лет. То же с отраслями. Энергетика невероятно инертна, и для нее 2020 год - чрезвычайно короткий срок, там необходимо заглядывать в 2050 - 2075-й. А если мы говорим об ИТ, то здесь и 2015-й - дальний прогноз, а уходить в зону 2020-го - бессмысленное занятие.

Я думаю, что для России прогнозировать дальше, чем на следующие 12 лет (два полных срока президентства), бесполезно.

Комментарии

Материалы по теме

A time for us

Замутить движуху

Апрельские тезисы

Худсовет

Конец экономике дефицита

 

comments powered by Disqus