Учиться не дышать

Учиться не дышать Падение выручки крупнейших компаний Урало-Западносибирского региона в 2009 году не было шокирующим. Хуже обстоит дело с финансовым результатом: компании не могут нормально зарабатывать, что говорит о кризисной неэффективности экономики.

Pейтинг топ-400 компаний Урала и Западной Сибири, подготовленный АЦ «Эксперт-Урал» по итогам минувшего 2009 года, показал: суммарная выручка четырехсот крупнейших составила 6016,7 млрд рублей. Она упала примерно на 11,5% к объемам пре­дыдущего года и оказалась практически на уровне 2007-го. Ситуация нормальная, если учесть, что суммарный промышленный выпуск Большого Урала сократился за 2009 год в натуральном выражении на 7,7%, в финансовом - на 9,7%. Это падение впервые оборвало продолжавшийся с начала 2000-х рост объемов оборота крупнейших представителей экономики нашего региона (график 1, см. с. 69).

Динамика выручки компаний - участников рейтинга топ-400 Урала и Западной Сибири 

Признаться, после рейтинга крупнейших уральских экспортеров за тот же 2009 год мы ожидали худших результатов (см. «Ждать», «Э-У» № 38 от 27.09.10). Напомним, что, по его данным, объем экспорта сотни крупнейших предприятий Урала и Западной Сибири колоссально упал: минус 30% в денежном выражении. Еще хуже было с доходами от экспорта у основных федеральных компаний, расположенных на территории Урало-Западносибирского региона: минус 40,6%.

Выручка давнего лидера наших рейтингов крупнейших Сургутнефтегаза сократилась на 8,7% с 576,6 млрд рублей в 2008 году до 526,6 млрд в 2009-м. Это, в сущности, и определяет изменение верхней границы выборки. Значительней в 2009 году изменилась нижняя граница - порог вхождения компаний в число четырехсот крупнейших: она составила 2057,4 млн рублей, что на 14,4% ниже порога 2008 года (2402,5 млн рублей).

Отраслевая структура рейтинга по объему выручки 

Стабильно выглядит отраслевая структура рейтинга топ-400: самое заметное изменение 2009 года состояло в уменьшении доли черной металлургии в совокупной выручке. Здесь, думается, резонней сравнивать кризисный 2009 год с последним стабильным докризисным 2007-м (график 2, см. с. 69).

Прибыль

Однако не все так спокойно, как кажется. Настораживает динамика совокупного финансового результата «крупняка» на Урале и в Западной Сибири. Объем сальдированного финансового результата начал падать еще в 2008 году, в 2009-м падение продолжалось. Совокупный финрезультат крупнейших компаний в текущем рейтинге оказался на 13,7% ниже уровня 2008 года и почти на 17% ниже пикового предкризисного значения, зафиксированного в 2007 году. В результате по этому показателю экономические тяжеловесы нашего региона откатились даже ниже уровня 2006 года (график 3, см. с. 69). В этом пугают не столько объемные показатели и динамика сама по себе, сколько разнонаправленность процессов изменения выручки и прибыли. Грубо говоря, падает условная рентабельность экономической системы.

Динамика сальдированного финансового результата компаний - участинков рейтинга топ-400 Урала и Западной Сибири 

(Отметим, что эта несогласованность присутствует в развитии экономического комплекса и в 2010 году. В результате возникает расхожее заблуждение: мы-де выходим из кризисного провала. Проблема в том, что выходим-то мы по показателям валового выпуска и выручки, а не по прибыли. Что означает: эффективность экономических процессов восстанавливаться не спешит.)

Мы рассчитали изменения в выборке крупнейших компаний по показателям выручки и сальдированного финансового результата, сравнивая последний стабильный докризисный год (2007) и отчетный кризисный (2009). Разницу отнесли к объемам-2007, в результате получили относительные показатели изменения выручки и финансового результата. И в качестве показателя изменения условной рентабельности по сегменту предлагаем рассматривать разницу в динамке условной выручки и условного финрезультата.

Относительная разница выручки и финансового результата компаний в 2007 и 2009 годах 

Обратите внимание на график 4 (см. с. 69). Более всего условная рентабельность ухудшилась у машиностроителей: суммарная выручка по отрасли в 2007 году и в 2009-м была практически на одном уровне, а финрезультат рухнул на 166%. (В 2007 году суммарная прибыль отрасли составляла 12,3 млрд рублей, в 2009 году сектор сработал в убыток - минус 8,1 миллиарда). Сильно просела условная рентабельность и в металлургических производствах. Сравнительно стабильными по этому показателю выглядят нефте- и газодобыча. А энергетики и вовсе демонстрируют чудеса экономической эффективности.

Издержки

Основной дестабилизирующий удар кризиса, на наш взгляд, заключается не столько в падении валовых показателей, сколько в рассогласовании экономических процессов. В качестве одного из основных препятствий на пути к нормальному экономическому росту и рентабельности нам видятся диспропорции ценообразования в промышленности и в основных секторах промышленной инфраструктуры - энергетике и транспорте (график 5, см. с. 70).

Индексы цен на продукты промпроизводства и основную промышленную инфраструктуру

Динамика совокупных цен по обрабатывающим производствам, а это сердце отечественной промышленности, повторяет логику развития экономического кризиса в реальном секторе страны: рост (2007 год - первая половина 2008 года); обвал и дно (вторая половина-2008 - первая половина-2009); последующее восстановление
(с осени 2009 года).

Теперь рассмотрим ценовые индексы на электроэнергию и железнодорожные грузоперевозки: никакого кризиса в их динамике не просматривается. Стоимость электричества и ж/д тарифы поднимались ровными плановыми «ступеньками» на протяжении всего рассматриваемого периода, совершенно не оглядываясь на экономическую ситуацию во всем остальном народном хозяйстве страны. Порой складывается впечатление, что эти монополисты принимают решения абсолютно автономно. К сожалению, исходя из структуры рынка, они могут себе это позволить.

При том затраты на электричество и грузоперевозки - базовые составляющие себестоимости большинства промышленной продукции. В результате производители попали в ножницы: с одной стороны, режут ухудшающаяся внешняя конъюнктура и падающая выручка, с другой - продолжающийся рост издержек, повлиять на который рыночными методами они не в состоянии. Больнее всего эта разнонаправленность ударила по отечественной экономике в первом квартале-2009: рыночный спрос на промпродукцию лежал на самом кризисном дне, а монополисты вели очередное плановое повышение тарифов (на графике 5 это явно просматривается).

Теперь, уже зная результаты экономического развития по итогам трех кварталов 2010 года, можно констатировать: появившийся в 2009 году лаг в ценообразовании только продолжает шириться. Полагаем, что региональный экономический комплекс без существенных изменений в производственных процессах преодолеть эту диспропорцию не сумеет и эффективность не восстановит.

Какой выход? Структурно снижать потребление этих ресурсов. Посоветовать всей промышленности переходить на производство инновационной нанопродукции, чтобы по минимуму пользоваться услугами железнодорожников, - конечно, грустная шутка. А вот повышение энергоэффективности производств (хотя и это направление модернизации уже успело набить оскомину) действительно может помочь в сложившейся ситуации.

Почва

Степень концентрации рейтинга топ-400 Урала и Западной Сибири остается очень высокой: на первую десятичную группу (дециль) приходится 60% суммарной выручки всей выборки, на второй дециль - 15%. А на оставшиеся 320 фирм - не более четверти совокупных доходов участников рейтинга (график 6, см. с. 70). Кстати отметим, что на тройку лидеров рейтинга (Сургутнефтегаз, ЛУКойл-Западная Сибирь и Газпром трансгаз Югорск) в 2009 году пришлось 16,8% совокупной выручки по выборке.

Распределение объема выручки по десятичным группам рейтинга 

При этом по составу участников первый дециль рейтинговой выборки очень стабилен - порядка 90% фирм на протяжении последних лет в нем присутствуют постоянно. Достаточно постоянны позиции в рейтинге компаний и второго дециля: уровень новичков на позициях 41 - 80 не превышает трети. Оставшиеся восемь десятичных групп списка топ-400 (места рейтинга 81 - 400) сравнительно подвижны: более половины участников в них надолго не задерживаются (график 7, см. с. 78).

Стабильность десятичных групп рейтинга по составу участников

Примечательна динамика выручки компаний-участников рейтинга в подецильной разбивке (график 8, см. с. 78). Сначала обратим внимание на приросты в 2007 и 2008 годах. Во-первых, из графика видно, что чем больше порядковый номер дециля (чем менее крупные предприятия в группе), тем больше различие между приростом выручки в 2007 году и в 2008-м (в 2008-м он, естественно, ниже). Во-вторых, если в 2007 году самыми динамичными были представители «средних» шестого - восьмого децилей, то в 2008 году самый высокий рост выручки был у компаний «крупных» второго - четвертого децилей. Получается, что в это время в рейтинге происходила смена локомотивов роста в сторону укрупнения.

Распределение прироста/спада выручки по десятичным группам рейтинга 

Теперь рассмотрим, как падала выручка в 2009 году: больше всего пострадали прежние лидеры роста (третий, четвертый и пятый децили). Самыми же стабильными оказались представители первой, второй и (отчего-то) восьмой десятичных групп.

Получается, что компании второго дециля выборки (а в расширенном понимании можно говорить о второй половине первой сотни рейтинга) - золотая середина. Это стабильные предприятия, в меньшей степени подверженные резким конъюнктурным изменениям и потере рыночных позиций. Они достаточно крупны: имеют значимый вес в экономике региона и способны лучше многих противостоять кризисным ударам. При этом не так огромны и неповоротливы, как представители первой десятичной группы, а значит, способны к динамичному развитию (как экстенсивному, так и интенсивному).

Кроме того, в структуре второй десятичной группы (как и во второй половине первой сотни рейтинга) много представителей обрабатывающей промышленности - черной и цветной металлургии, химических производств, машиностроения и строителей. Как мы уже говорили, именно по этим секторам сильнее всего ударили кризисные дисбалансы и ценовые диспропорции. Поэтому резонно предположить: если в экономике и начнутся структурные изменения, то зарождаться они будут в этой среде.

Дополнительные материалы:

Не боятся показаться

По итогам 2009 года число компаний, предоставляющих отчетность по международным стандартам, выросло. Одна из причин - больше уральских предприятий планируют работать с иностранными инвесторами и кредиторами. Значит, посткризисный рост набирает силу.

Aнализ четырехсот крупнейших компаний Урала и Западной Сибири показывает: число фирм, которые используют международные стандарты при составлении финансовой отчетности (МСФО) параллельно с подготовкой отчетности в соответствии с российскими правилами бухгалтерского учета (РПБУ), растет. Оно увеличилось с 22 компаний в 2007 году до 29 в 2009-м, при том что в 2008-м данные по МСФО предоставили только 19 предприятий.

Максим МациборкоВыручка компаний, использующих МСФО, за 2007 - 2009 годы росла быстрее (вне зависимости от того, рассчитана она по МСФО или РПБУ), чем выручка остальных компаний. А прибыль, рассчитанная по МСФО, падала быстрее, чем рассчитанная по правилам отечественного бухгалтерского учета. (Заметим, суммарная прибыль по всем компаниям рейтинга с 2007 по 2009 год снижалась.) Об этом эффекте, особенностях и перспективах использования МСФО предприятиями Урала и Западной Сибири мы беседуем с руководителем офиса PricewaterhouseCoopers в Екатеринбурге Максимом Мациборко.

- Максим Иванович, поясните, почему прибыль компаний, отчитывающихся по МСФО, падала быстрее?

- Здесь дело не в самих компаниях, а в механизмах формирования отчетности. В случае с расчетом выручки по РПБУ и по МСФО отличия в механизмах невелики, поэтому тренды по данному показателю одинаковы. А вот в расчете финансового результата - прибыли - разница значительней. По МСФО, прибыль сильнее подвержена внешним колебаниям, которые оцениваются более консервативно. Кризис вынудил компании увеличить расходы на создание резервов, например, под обесценение активов. По требованию МСФО, эти расходы отражаются в соответствующих периодах и сразу сказываются на прибыли. Эти расходы также будут отражены и в отчетности РПБУ, но в более поздних периодах, так как РПБУ требует соблюдения формальных критериев для признания резервов под обесценение. Поэтому МСФО отражают, я бы сказал, более реальную, более приближенную к действительности картину на отчетную дату.

- А отчего был провал по предоставлению отчетности МСФО в 2008 году?

- Здесь два фактора. Компании могли заморозить бюджеты на подготовку отчетности по МСФО: подготовка и аудирование всех данных - недешевая процедура, а в 2008 году экстренно экономили почти на всем. Или отчетность подготовили, но представлять результаты не стали, например, чтобы не подавать мрачных сигналов и без того панически настроенному рынку. Главное, что в 2009 году процесс постепенного перехода компаний на МСФО продолжился. Это значит, что компании вернулись к оптимистичным прогнозам развития.

- 29 компаний из четырех сотен - это немного. Почему так?

- Здесь сказывается региональная спе­цифика: большинство крупнейших представителей рейтинга являются дочерними компании общероссийских холдингов (например Газпрома). Общероссийские холдинги составляют консолидированную отчетность по МСФО, она охватывает все входящие в них российские подразделения. А для рейтинга топ-400 используются данные по их уральским подразделениям, доступные только по РПБУ. Составлять МСФО по каждому производственному активу для холдинговых структур нет смысла.

Я думаю, этот фактор актуален для многих российских регионов: бизнес централизуется, компании инвестируют в развитие за счет экспансии, общая капитализация холдингов увеличивается.

- Как, по-вашему, тенденции к укрупнению компаний с кризисом изменились? Стало ли больше сделок слияния-поглощения?

- Я бы не стал здесь рассуждать только о количественном аспекте. Конечно, мы видим, что многие инвестиционные проекты были заморожены в кризис. Компании, агрессивно развивающиеся за счет поглощения других игроков, поумерили аппетиты. Но в то же время предприятия не «провалившиеся», имеющие свободные фонды, получили хорошую возможность для экстенсивного развития: кризис позволял довольно дешево приобретать производственные площадки.

Так что главное изменение в процессе поглощений, на мой взгляд, не количественное, а качественное: если до кризиса скупались активы, демонстрирующие динамичный рост и хорошие финансовые показатели, то в кризис за умеренную стоимость скупались компании, существенно пострадавшие от экономического падения.

- Отчего компании снова начинают отчитываться по правилам МСФО?

- По законодательству это пока не обязательно (однако, например, банки обязаны предоставлять данные по МСФО). Большинство готовит отчетность по международным стандартам в рамках программ финансирования. Если предприятие работает с иностранными инвесторами или пользуется кредитными продуктами иностранного банка, то одним из условий сотрудничества является предоставление финансовых данных в соответствии с МСФО.

Так что не будет преувеличением сказать, что компании, которые переходят на МСФО, - это бизнес, уверенно настроенный на рост, на сотрудничество с серьезными партнерами. И МСФО для них - инструмент развития компании.

К тому же, если больше компаний будут предоставлять вашему журналу данные в соответствии с МСФО, то, на наш взгляд, будет улучшаться и качество составляемого рейтинга. Его данные будут точнее отражать экономическую действительность на Урале и в Западной Сибири.

Подготовил Глеб Жога

Предметный интерес

Кризисный период заканчивается: крупнейшие компании возобновляют инвестиции. Причем самые дальновидные вкладываются в собственный интеллект, подчеркивает проректор УрФУ по экономике и стратегическому развитию Даниил Сандлер.

Даниил СандлерФормирование Уральского федерального университета и начало нового посткризисного периода в жизни крупнейших предприятий региона удачно совпали во времени и пространстве. Уникальность момента - не только в том, что государство инвестирует серьезные средства в вуз как механизм производства интеллектуального продукта, инновационных разработок, кадрового потенциала для экономики. Для бизнеса важно, что сам процесс организации федерального университета как ядра инновационной экономики региона предполагает создание в его структуре новых институтов. Потому что главное условие существования таких институтов - востребованность их продукта крупнейшими предприятиями региона.

- Даниил Геннадьевич, кто ставит перед УрФУ такое условие?

- Во-первых, правительство, которое выделило немалые деньги под принятую недавно программу развития вуза, направленную в конечном итоге на сбалансированное обновление традиционных и развитие постиндустриальных отраслей экономики. Выполнение этой программы вне партнерства с крупнейшими предприятиями региона просто невозможно.

Во-вторых, наблюдательный совет и руководство университета: разработан комплекс ресурсов и мероприятий, нацеленных на достижение стратегических целей вуза, а также ключевые индикаторы. В том числе - увеличение объема научных разработок. Объем НИОКР и продажа лицензий на одного преподавателя с 2010 до 2020 года должны возрасти втрое - с 80 до 250 тыс. рублей, доля науки в доходах увеличиться до 25%. Так вот, важнейшим инструментом достижения этих целей должно стать партнерство с бизнесом. И процесс уже пошел: определены конкретные предприятия, влияющие на состав лабораторий, будущих институтов, на направление их развития.

- В чем такое партнерство может быть выражено? Допустим, предприятие заинтересовалось. Что оно должно сделать?

- Элементарно войти с университетом в контакт. В принципе такие контакты были всегда: структура университета изначально ориентировалась на отраслевые потребности экономики региона. Так что их нужно где-то усилить, а где-то оживить, если они прервались. Компании достаточно проявить интерес при создании соответствующего института - и университет будет ориентироваться на ее запросы.

- Какова материальная сторона этого интереса?

- Речь не идет о сиюминутном материальном вкладе. Скорее, о совместных проектах. Здесь важно понимать взаимную выгоду. Согласитесь, предприятию, заинтересованному в создании и применении разработок, нет смысла самому приобретать исследовательское оборудование в собственность.

Хотя есть примеры совместных проектов крупнейших уральских предприятий и УрФУ, где речь идет и о софинансировании: университет направляет средства на приобретение научного оборудования, а предприятие довкладывает деньги, чтобы довести разработки до конкретных продуктов.

- Летом министерство образования и науки объявляло гранты на финансирование совместных программ университетов и предприятий. Это не то же самое?

- Нет. Эти конкурсы уже прошли, часть из них мы выиграли, проекты сейчас реализуются. Я говорю о том, что более половины из 5 млрд рублей по программе, подписанной премьером Путиным, пойдет на приобретение оборудования. И при выборе конкретного оборудования создаваемые институты будут ориентироваться в том числе на сотрудничество с предприятиями. Таким образом, проявив сейчас предметный интерес к конкретным направлениям научных разработок, компании могут повлиять на направление вложения этих средств. А проявив интерес к будущему выпуску студентов конкретных специальностей - на вложение средств в модернизацию учебного процесса.

- Это следующая статья расходов?

- Я бы сказал, это следующая задача - задача решения кадрового вопроса для предприятия, а значит, разработки учебных программ и приобретение учебного оборудования. Повторюсь, далеко не всегда и не по всем проектам материальное участие предприятия обязательно, во многом это может быть совместная корректировка будущих учебных процессов.

- А каков формат взаимодействия бизнеса и вуза? Наблюдательные и попечительские советы?

- Да, и туда могут быстро войти профильные предприятия, имеющие предметный интерес.

- Что значит «быстро»?

- Это значит в этом учебном году. Сейчас в первоочередной разработке находятся программы десяти институтов (список опубликован на сайте УрФУ. - Ред.). При успешном их рассмотрении с участием представителей наблюдательного совета, включающего власти и бизнес, до 1 февраля мы должны эти программы принять. Институты, например, такие: физико-технологический, металлургии и материаловедения, энергетический (новый институт с комплексным набором компетенций, в который объединяются два известных факультета с богатой историей, электротехнический и тепло­энергетический). Вслед за этим пойдет вторая волна создания институтов - до 1 сентября. Поспешность тут неуместна: требуется серьезная проработка программ.

Уральский федеральный университет - крупнейший вуз Урала и Западной Сибири. Создан в 2009 году на базе технического университета (УГТУ - УПИ) с последующим присоединением классического (УрГУ). По данным на 1 октября, объединенный штат преподавателей составил 4 тыс. человек, количество студентов - 50 тыс. человек. Претендует на статус университета мирового уровня, приоритет по образовательному, научному и инновационному потенциалу на интеллектуальном рынке региона.

Подготовил Дмитрий Толмачев

Оптимизм и оптимизация

Михаил ВоеводинДля сохранения лидерских позиций на рынке промышленного титана и противостояния демпингу со стороны Китая ВСМПО-Ависма вкладывается в создание технологически продвинутой продукции. Но инвестиционные задумки корректирует кризис, рассказывает генеральный директор корпорации Михаил Воеводин.

- Михаил Викторович, как вы оцениваете положение компании в 2009 году? Как, по вашим прогнозам, меняется рыночная ситуация?

- В 2009 году наблюдалось снижение по всем основным экономическим показателям. Причина уменьшения выручки - падение и мировых цен (особенно на промышленный титан), и объема продаж в натуральном выражении.

Восстановление спроса на титан наметилось только во второй половине этого года. Сначала мы закладывали на 2010 год прирост объемов производства на 7 - 8% к 2009 году, однако теперь более оптимистичны: ожидаем 15 - 16%. Сейчас спрос растет во всех традиционных областях применения титана, самые быстрые темпы восстановления - в аэрокосмическом сегменте. Мы предполагаем, что уровень мирового потребления титановой продукции к 2015 году превысит уровень 2009 года в 1,6 раза.

С ценами на рынке промышленного титана ситуация не столь обнадеживает. Сейчас в этот сегмент вышел Китай, и цены уже упали более чем на 50%. Поэтому даже после полного восстановление спроса до прежних значений мы не ожидаем их возвращения на докризисный уровень.

- Вы не раз говорили о программе стратегического развития мощностей корпорации до 2012 года. Что уже реализовано и еще планируется?

- Эта программа утверждена еще в 2007 году. Ее цель, с одной стороны, наращивание мощностей (выход на 46 тыс. тонн титановой продукции в год), с другой - изменение номенклатуры, увеличение доли продукции с большей добавленной стоимостью. Так, доля изделий в виде штамповок после механообработки (это наиболее технологически продвинутый продукт, ВСМПО делает его уже сегодня) должна составить около 20% выпуска в физическом весе: по сравнению с 2007 годом объем утроится.

По первой версии программы, основной пик инвестиций приходился на 2009 - 2010 годы. Но в связи с кризисом мы отложили окончание ее реализации на 2014 год и разгрузили наш бюджет от огромных инвестиционных платежей в 2009 - 2010 годах. Так, в 2009 году они составили 100 млн долларов вместо прежних 220 миллионов, а в 2010 году будут 150 миллионов вместо 190.

Из пунктов программы отмечу в первую очередь строительство нового цеха губчатого титана на Ависме: он будет запущен в марте 2011 года. Это увеличит выпуск титановой губки на 10 тыс. тонн в год. В 2010 году будет закончено строительство подстанции «Космос», что даст Ависме более дешевое электричество. Мы ждем от этого заметного эффекта: сейчас платежи за электричество достигают 40% себестоимости продукции. Введена в строй станция испарения жидкого хлора на Ависме, что делает процесс производства титана более безопасным и частично помогает нивелировать тяжелую ситуацию с поставками карналлита от Уралкалия.

На ВСМПО сейчас монтируем новые станки в механообрабатывающем цехе, ввели новый пресс усилием 6 тыс. тонн, который поможет нам развязать узкое место с расковкой биллетов в производственной цепочке изготовления штамповок. Закончено строительство и запущено оборудование на новом участке термообработки.
Среди знаковых событий - запуск совместного предприятия с компанией Boeing.

- Как вы разрешаете проблему зависимости от поставщиков и обеспечиваете сырьевую устойчивость компании?

- В этом году мы закончили сделку приобретения 18-процентного пакета акций Уралредмета, основного поставщика лигатур для корпорации, планируем довести пакет до блокирующего (25% + 1 акция). Так мы получаем влияние на все процессы предприятия, наши службы прекращают отношения по схеме «заказчик - поставщик», мы начинаем работать как единый комплекс. С точки зрения сырьевой безопасности эта сделка для нас очень значима.

Подготовил Глеб Жога

Новый подход к трубам

Константин СемериковУсловия добычи нефти и газа в последние годы кардинально усложняются. Производители труб должны соответствовать потребностям рынка - разрабатывать продукцию с принципиально новыми характеристиками, уверен генеральный директор Торгового дома ТМК, исполнительный директор ТМК Константин Семериков.

- Константин Анатольевич, расскажите об основных инвестиционных проектах ТМК, реализованных за последние годы.

- Стратегическую инвестиционную программу компания реализует с 2004 года. К 2008 году была завершена модернизация машины непрерывного литья заготовки (МНЛЗ) на Волжском трубном заводе (ВТЗ), а на Северском трубном (СТЗ), Таганрогском металлургическом (ТАГМЕТ) заводах и румынском предприятии TMK-Recita установлены новые МНЛЗ. На румынском предприятии TMK-ARTROM запущен трубопрокатный стан СРЕ. На СТЗ заработал прошивной стан, а на Синарском трубном заводе (СинТЗ) - обжимной стан и блок очистных сооружений. На ТАГМЕТе введен новый участок термообработки, а на ВТЗ запущены линии по нанесению наружного антикоррозионного и внутреннего гладкостного покрытий.

В связи с кризисом нам пришлось внести определенную корректировку. Однако ТМК смогла завершить основные проекты программы: комплекс по производству бесшовных труб нефтегазового сортамента с непрерывным станом PQF на ТАГМЕТе, линию по производству прямошовных труб большого диаметра (ТБД) на ВТЗ, современный электросталеплавильный комплекс на СТЗ. В 2009 году ТМК активно осваивала новое оборудование. В 2013 - 2014 годах запланирован запуск двух крупных объектов - электропечи (ДСП) на ТАГМЕТе и линии бесшовных труб с непрерывным станом FQM на СТЗ.

- На что направлена комплексная модернизация?

- В первую очередь на улучшение качества труб. Современное оборудование позволяет выпускать трубы с конкретным набором свойств. Например, на стане PQF выпускаются бесшовные трубы последнего поколения. Они предназначены для использования в экстремальных условиях бурения и добычи, в том числе на шельфовых месторождениях.

Акцент сделан и на развитии нарезных мощностей. На ВТЗ, ТАГМЕТе введены новые линии по нарезке премиальных соединений, на остальных предприятиях нарезные линии реконструированы и дополнены современным оборудованием. Это позволило нам расширить продуктовый ряд высокогерметичных резьбовых соединений класса
«премиум», которые востребованы при сложном бурении.

Необходимо отметить и наш сварной бизнес. На прямошовные толстостенные трубы большого диаметра, выпускаемые с 2008 года на ВТЗ, наблюдается стабильный спрос со стороны Газпрома и Транснефти для реализации современных проектов строительства магистральных газо- и нефтепроводов, в том числе подводных. И дальше потребность в ТБД будет расти.

- ТМК уделяет много внимания постоянному расширению сортамента. Почему это важно?

- На нефтегазовом рынке изменения связаны прежде всего с растущей тенденцией к значительному усложнению добычи, переработки и транспортировки углеводородов. В этой связи требования к трубам ужесточаются. Необходимо уметь оперативно и четко выполнять конкретные заказы клиентов.

В частности, для компании ЛУКойл на ВТЗ, СинТЗ и ТАГМЕТе освоено производство обсадных и насосно-компрессорных труб со специальными свойствами для эксплуатации в средах с повышенным содержанием сероводорода и в сложных климатических условиях. Специально для строительства Газпромом магистрального газопровода Бованенково - Ухта на ВТЗ налажен выпуск прямошовных ТБД с определенными техническими характеристиками, свойствами металла и видами покрытий. Компания «ТМК-Премиум Сервис» успешно производит обсадные трубы с резьбовыми соединениями класса «Премиум» ТМК GF группы прочности Q125 по заказу Сургутнефтегаза для Южнорусского нефтегазового месторождения. Есть и другие примеры.

- Какие основные направления ТМК осваивает сейчас?

- Благодаря сотрудничеству с РосНИТИ в России и Массачусетским технологическим институтом в США компания активно работает в нескольких направлениях - новые виды продукции, новые технологии, инновационные научные изыскания. ТМК предполагает освоить производство теплоизолированных лифтовых труб, которые характеризуются уникальной системой многослойной теплоизоляции, достигаемой за счет применения специальных покрытий, герметичных соединений и геттеров, создающих вакуум в затрубном пространстве. Эти трубы успешно выдерживают условия вечной мерзлоты, что актуально, например, для уренгойской группы месторождений Газпрома.

Также компания разрабатывает премиальные резьбовые соединения нового типа для наклонно-направленного и горизонтального бурения скважин.

Значимый для ТМК проект - модернизация производства прецизионных труб из нержавеющих сталей и сплавов специального назначения с применением нанотехнологий на СинТЗ. Осуществив важные мероприятия в рамках ивестпрограммы, мы обеспечили хороший задел на будущее, который позволит вести активную работу на всех высокотехнологичных и инновационных направлениях.

Подготовил Василий Петренко

ШПД первой необходимости

Михаил ВоробьевВ кризисный год население не снизило потребление телеком-услуг, ожидания стагнации рынка в 2009 году не оправдались, что и создало базу для рывка, рассказывает заместитель генерального директора по коммерческим вопросам холдинга «ЭР-Телеком» Михаил Воробьев.

- Михаил Владимирович, в 2009 году снижение платежеспособности населения заметно затормозило развитие рынка. За счет чего вам удалось нарастить собственную выручку?

- На ограничение роста повлияли сами игроки. В кризисный период операторы предпочли пересмотреть бюджеты, чтобы выйти в прибыль и обеспечить кредитные задолженности. Компании экономили инвестиции и сокращали операционные затраты, в итоге развитие рынка в среднем затормозилось. Так произошло и у нас: мы сократили часть персонала, снизили издержки на приобретение трафика и контента, на административно-хозяйственные нужды, но сумели выйти в чистую прибыль.

После такой резкой остановки мы смогли быстро разогнаться. Начали в апреле 2009 года, когда стало ясно, что население готово пользоваться телеком-услугами в прежнем объеме. Известно, что в кризисные времена люди увеличивают потребление самых основных продуктов и услуг первой необходимости. Как выяснилось, интернет можно смело отнести к их числу. Поэтому мы решили стимулировать спрос: в мае 2009 года ввели новый тариф и стали стремительно наращивать абонентскую базу. Инвестиции в агрессивный маркетинг себя оправдали, «ЭР-Телеком» пошел в рост и увеличил выручку.

- По нашим данным, на телеком-рынке в 2009 году было четкое разделение по динамике доходов крупных и некрупных компаний. Чем это вызвано?

- Мы считаем, что развивались и те, и другие, но вследствие разных факторов. У небольших компаний увеличение выручки было органичным (за счет набора новых абонентов). Однако среди них росли только те, кто имел уже построенную сеть, четкую стратегию и средства для развития.

Крупные игроки в основном шли путем неорганичного роста - за счет поглощения мелких локальных операторов. В начале 2009 года они прекратили сделки слияния-поглощения, ожидая продолжительной стагнации отрасли. Но опасения не оправдались, и с середины года операторы продолжили наращивать выручку путем поглощения мелких конкурентов.

У «ЭР-Телекома» рост имел исключительно органичный характер и базировался на грамотном маркетинге и активных продажах.

- Вы недавно вышли в Екатеринбург. За счет каких конкурентных преимуществ собираетесь отвоевывать долю на довольно тесном рынке? Собираетесь ли расширять деятельность на Урале?

- Рынок широкополосного доступа (ШПД) в интернет в Екатеринбурге действительно насыщен, здесь одно из самых высоких проникновений по России. Однако на рынке платного телевидения - противоположная ситуация. Мы видим в этом серьезный потенциал и планируем расти за счет комплексных пакетных предложений, которые будут способствовать развитию сферы кабельного ТВ и распределению рынка ШПД и телефонии. Основную ставку делаем на качество технического сервиса и качество всех трех продуктов в пакете. Пакетные предложения представим также на корпоративном рынке в совокупности с мировым уровнем качества услуг. Продолжим и географическую экспансию: к 2012 году планируем зайти еще в десяток уральских городов.

Подготовил Глеб Жога

Над рейтингом работали Ирина Тетерева, Глеб Жога, Елена Лыжина, Ирина Перечнева, Дмитрий Толмачев, Павел Кузнецов

PricewaterhouseCoopers 

Дополнительные материалы

Рейтинг крупнейших компаний Урала и Западной Сибири «Эксперт-Урал - 400» по итогам 2009 года

Комментарии

Материалы по теме

Заведомо худшие условия

Умеренность и аккуратность

Точки на полях

СОБЫТИЯ - 2011

СОБЫТИЯ - 2010

 

comments powered by Disqus