Вот и поговорили

Вот и поговорили Очередное ужесточение требований к работе участников фондового рынка может привести к тому, что треть игроков исчезнет. И в первую очередь - в регионах. Убедить регулятора перенести сроки вступления новых норм и начать кардинальную реформу системы регулирования фондового рынка пока не удается

B конце сентября Минюст, несмотря на недовольство профессионального сообщества, зарегистрировал приказ Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР) об увеличении с 1 июля 2010 года норматива достаточности собственных средств для брокеров, дилеров, компаний по управлению ценными бумагами и депозитариев, а с 1 июля 2011 года - и для регистраторов. Минимальный уровень, необходимый для лицензирования, поднят почти в три раза.

Больше - не всегда лучше

Сейчас на российском рынке лицензии на брокерские, дилерские операции и операции по управлению ценными бумагами имеют полторы тысячи компаний, из них 323 входят в саморегулируемую организацию НАУФОР. Чтобы оценить влияние ужесточения нормативов на рынок, специалисты НАУФОР провели опрос среди руководителей и собственников «своих» компаний. И оказалось, что 158 из 323 не смогут соответствовать новым нормативам. Причем 20% из них не имеют средств для увеличения капитала и будут вынуждены прекратить деятельность. Еще 12% рассмотрят возможность объединения с другими профучастниками, но если договориться не удастся, также уйдут с рынка. Если спроецировать это соотношение на весь рынок, видно: он лишится примерно трети профессиональных игроков. «При этом надо учитывать, что мы брали за основу показатели компаний, которые сдают отчетность через НАУФОР, а это довольно стабильные и активные участники. Можно предположить, что процент профучастников, на являющихся членами НАУФОР, которые не смогут привести свои средства в соответствие новым требованиями, будет еще больше», - считает председатель правления НАУФОР Алексей Тимофеев.

Сергей Харламов, Алексей Тимофеев 
 Сергей Харламов, Алексей Тимофеев

Регулятора понять можно: в его задачи входит обеспечение надежности и устойчивости компаний, оказывающих населению услуги в финансовой сфере. Поэтому он исходит из простой логики: чем средств у них больше, тем лучше. Однако нынешний кризис показал: масштаб - не панацея.

Среди полутора тысяч игроков, разумеется, есть такие, кто не в состоянии оказывать услуги качественно и нести ответственность перед клиентом. Но эти игроки уходят с рынка естественным путем. Так, по данным регионального отделения ФСФР по УрФО, с начала 2008 года по 1 октября 2009-го собственники 15 компаний закрыли бизнес по своей воле, еще у шести лицензии отозваны из-за нарушений законодательства.

Проблема в том, что, резко увеличивая сейчас требования ко всем участникам, регулятор искусственно выдавит эффективных игроков. По данным того же опроса НАУФОР, среднеквартальная прибыль компаний, не попадающих под новые нормативы, составляет 4 млн рублей, а рентабельность собственного капитала - 19,5%. Как правило, это небольшие региональные брокерские и дилерские фирмы, в силу объективных обстоятельств не способные зарабатывать больше, чем московские или питерские.

- В России всегда было непропорциональное распределение деловой активности, изначально неравные условия для региональных и федеральных компаний, - объясняет генеральный директор инвестиционной компании «ВИТУС» Сергей Чернов. - В первую очередь это сказывается на рентабельности капитала и снижении возможностей региональных компаний. Федеральные компании имеют доступ к средствам крупных институциональных инвесторов, региональные же в подавляющем большинстве работают только с частным инвестором на своей территории. Это не значит, что работают хуже. Просто по-другому. По мнению председателя правления ФБ РТС Романа Горюнова, на российском финансовом рынке сложились две модели привлечения клиентов: первая - клиент идет в крупную компанию, ориентируясь на бренд, вторая - к человеку, которого хорошо знает. Причем вторая модель вполне жизнеспособна и может успешно развиваться в России.

И дело даже не в том, что уйдет часть хотя и мелких, но стабильных игроков. Дело в том, что с повышением требований в принципе отпадает всякая возможность для появления новых. К чему это приведет? Генеральный директор «Ява - управление финансами» Константин Селянин предлагает искать ответ в экономической теории:

- Мне кажется, когда люди принимают подобные решения, они просто забывают то, что написано в учебниках по экономике. Ужесточение нормативов означает повышение барьеров входа на рынок. Это всегда приводит к тому, что новые компании перестают появляться, возникает резкая концентрация, хуже того - монополизация. Следствие - рост стоимости услуг, снижение их качества.
Заметим, что доля населения, пользующегося услугами при вложении в ценные бумаги, в стране ничтожна - их всего около семисот тысяч человек. И для расширения ее ничего иного, кроме увеличения количества компаний, предоставляющих такие услуги, не существует. А в итоге:

- Мы лишимся возможности старт-ап для компаний, которые поставляют претендентов в средний, а потом и в крупный бизнес, - говорит Алексей Тимофеев. - Снизим уровень конкуренции, стало быть, и качество услуг, дадим возможность увеличивать издержки, которые естественным образом переносятся на инвесторов. Повышение требований может спровоцировать профессиональных участников рынка ценных бумаг, стремящихся сохранить прежнюю рентабельность на собственные средства, к тому, что они будут предлагать не долгосрочные инвестиции, а краткосрочные - более рискованные операции с большей доходностью. И это не соответствует самому замыслу привлечения населения на фондовый рынок в первую очередь как долгосрочного инвестора с горизонтом вложений на 10 - 15 лет. Бизнес-модель рынка перестанет отвечать решению этой задачи.

Регулятивный баланс

Чтобы не допустить такого варианта развития событий, профессиональное сообщество предлагает регулятору два решения. Первое - перенести сроки вступления в силу новых требований. Генеральный директор ИК «Благодать Секьюритиз» Всеволод Чащин аргументирует эту позицию так:

- Мы согласны, надежность профучастников повышать надо. Но не стоит делать этого в тот период, когда мы только выходим из острой фазы кризиса. Например, минимальная планка для доверительного управления увеличивается в 3,5 раза. Способна ли компания на это лишь за счет собственной прибыли, за счет денег, которые она зарабатывает на едва начавшем расти рынке?

Второе - в принципе изменить систему регулирования. Это предложение исходит от НАУФОР. Какова сегодня логика регулятора? Увеличивая денежные требования к тем, кто оказывает услуги инвесторам, мы тем самым снижаем риски для людей, вкладывающих свои деньги в акции и долговые инструменты. Между тем в массе ситуаций брокер в принципе не берет на себя никаких рисков. К этому выводу эксперты НАУФОР пришли, детально изучив практику регулирования фондового рынка в США и Европейском Союзе. Почти во всех странах помимо лицензированных специалистов по оказанию брокерских услуг и управлению ценными бумагами существуют инвестиционные консультанты. Они не исполняют самостоятельно поручений клиентов, то есть не покупают на бирже ценные бумаги. Поэтому они либо совсем не подвержены лицензированию, либо требования к ним существенно снижены. В России такой вид деятельности отсутствует в принципе, и НАУФОР считает, что пришло время его ввести. Вернемся к результатам исследования: из 159 компаний, которые сейчас не имеют капитала, необходимого к 1 июля 2010 года, 58% являются субброкерами, 81% не осуществляют маржинального кредитования, 65% не хранят активы клиентов, 51% обслуживают активы клиентов одного города. Если не выгонять их с рынка, а позволить работать с меньшей регулятивной нагрузкой и соответственно с меньшими издержками, они будут нести в массы ту самую недостающую финансовую культуру.

- Это давно надо было сделать, - поддерживает идею генеральный директор ИК «Унисон капитал» Андрей Басуев. - Сейчас специалисты, которые возглавляют маленькие компании, просто оставляют лицензии, а могли бы приносить пользу.

В этой связи НАУФОР предлагает ФСФР создать индустрию доступа на фондовый рынок из трех групп с разной регулятивной нагрузкой. Вот что говорится в аналитических нормативах НАУФОР. В первую группу, с минимальной нагрузкой, входят инвестиционные консультанты, управляющие ценными бумагами, и брокеры, круг обязанностей которых ограничен приемом и передачей поручений другим брокерам. Риски минимальны, поэтому регулятивная нагрузка должна состоять из требований к корпоративной организации и низких требований к минимальному капиталу. Вторая группа в дополнение к этим обязанностям осуществляет исполнение поручений и хранение активов клиентов, предоставляет маржинальное кредитование. Эта группа должна подчиняться более высоким требованиям к минимальным собственным средствам и, в отличие от первой, в дополнение к этому подчиняться еще и риск-ориентированным нормативам.

И третья группа образуется из брокеров, деятельность которых сопряжена дополнительными рисками, в том числе и рисками, характерными для андеррайтинга с условием выкупа неразмещенной части выпуска, и также дилеров, которые будут проводить маркетмейкерские операции и андеррайтинг на свой счет. К таким участникам будут предъявляться самые высокие требования и риск-ориентированные нормативы.

Однако пока ни то, ни другое предложение российского регулятора не вдохновляет. Как заявил на прошедшей в октябре в Екатеринбурге конференции «Российский фондовый рынок» заместитель руководителя ФСФР Сергей Харламов, позиция ФСФР по первому пункту (перенести сроки вступления нормативов) «категорически нет», а по второму - давайте будем дискутировать.

Изменение нормативов достаточности собственных средств
Комментарии

Материалы по теме

Круглосуточный рост

Большая переделка

Тень пирамиды

Малому кораблю — большое плавание

Рождение прецедентов

 

comments powered by Disqus