Меньше норм — больше ответственности

Меньше норм — больше ответственности
 Евгений Бонин

Евгений Бонин
Фото - Андрей Порубов

— Евгений, достаточно ли внимания уделяют наши строители строители повышению эффективности работы и оптимизации себестоимости продукции?

- В строительстве, как и в любом другом бизнесе, собственники заинтересованы в том, чтобы снижать себестоимость. Только делают они это не для того, чтобы продавать жилье дешевле, а чтобы увеличивать собственную прибыль. Поэтому предпринимаемые ими усилия со стороны не так заметны. Да и процессы повышения эффективности строительства и оптимизации себестоимости для каждого предприятия индивидуальны: они зависят от личного желания топ-менеджмента. Кроме того, у любой компании есть собственный вектор развития, своя техническая политика, в соответствии с ней идет и совершенствование технологических процессов. — А как индивидуальная техническая политика влияет на себестоимость и эффективность?

-Мы, проектировщики, завязаны на технологии строительства и на материалы, существующие на рынке. Придумать какой-нибудь новый материал и включить его в проект мы не можем. Заказчик, как правило, оговаривает, какие материалы должны использоваться. Теоретически он вправе заказать нам сравнение различных технологий или материалов с точки зрения их стоимости. Но на практике этого не происходит. Более того, сегодня никто не просит сметы. У нас даже в штате нет специалиста, способного сделать такую оценку: это невостребовано. И не потому, что строителям в принципе неинтересно, что сколько стоит. Просто если окажется, что, условно, кирпич значительно дешевле монолита, предприятие, использующее монолитную технологию, все равно от нее не откажется. Там выстроена производственная цепочка, начиная от проекта и заканчивая конкретными способностями и знаниями персонала, и менять все это нецелесообразно.

 — Но возможности для улучшения соотношения цена — качество в строительстве все-таки есть. Как активизировать этот процесс?

— Возможностей много. Одна из них — совершенствование нормативной базы.

У нас крайне занормированное государство. И нормы зачастую неадекватны реалиям. Приведу пример: при проектировании зданий мы обязаны учитывать нормы противопожарной безопасности, и если проектируем торговый центр, то должны обеспечить его определенным количеством эвакуационных выходов. Но для расчета численности потенциальных эвакуирующихся принимается коэффициент наполняемости торговых помещений, установленный еще в советское время: один человек на 1,35 кв. метра. То есть если мы проектируем здание с торговой площадью 80 тыс. метров, то по действующим нормам у нас одновременно будет находиться на объекте 59 тыс. человек! Мы понимаем, что реально народу на порядок меньше: нормы-то рассчитывались, когда магазинов было мало, и они были набиты битком. Но эвакуационные выходы мы должны запроектировать для этих мифических 59 тыс. человек, причем каждый сопроводить отдельной лестницей и т.д., и т.п. Так мы закладываем в проект заведомо излишние расходы.

— Если представить, что все нормы пересмотрены так, чтобы и безопасность обеспечивать, и лишнего не тратить, сколько можно сэкономить?

— Думаю, 10 — 15% от сметной стоимости.

— Но ведь это существенно. Почему их не пересматривают?

— Потому что вы говорите о некой идеальной ситуации. Далеко не факт, что новые нормы получатся лучше прежних: в них будут заложены субъективные представления «как должно быть» тех, кто их разрабатывал. И не стоит ждать того, чтобы нормы пересмотрели на федеральном уровне. У субъектов федерации есть право принимать собственные территориальные нормы. Например, Москва для себя приняла территориальные нормы по этим же эвакуационным выходам из расчета один человек на 3 — 5 кв. метров. Получается, что эту часть расходов они сократили примерно в 2,5 раза. Одно время пожарники разрешали пользоваться московскими нормами и у нас, а потом запретили. А на Урале принятием собственных норм так никто и не озаботился. Наконец, оптимальные нормы — не панацея, ведь без большинства норм можно просто обойтись.

— Это как? Оставить все на совести застройщиков?

— Не только застройщиков. Есть прекрасный пример — Европа. Здесь по большому счету разрешается строить так, как желают заказчики. Кто платит, тот и музыку заказывает. Но там принята программа обязательного страхования недвижимости. Если вы как инвестор построили общественное здание, к вам приходит страховой агент и оценивает его потенциальную опасность для посетителей. Предположим, вы сделали здание небезопасным. Тогда страховка вам обойдется очень дорого, и о том, что оно небезопасно, скоро станет широко известно. И объект потеряет посетителей или жильцов, а девелопер — репутацию. Поэтому строятся безопасные здания: инвестор во многом сам себя контролирует.  

Практика показывает: взаимоотношения застройщика и страховой компании прекрасно заменяют механизм нормирования всего и вся. Я не сказал бы, что здания в Европе менее безопасны, чем наши. Скорее — наоборот. Дополнительный контроль в такой системе могут брать на себя и проектировщики. Мы иногда отказываемся выполнять пожелание инвесторов, если считаем это решение непрофессиональным или небезупречным с точки зрения безопасности.

Комментарии

Материалы по теме

Почему остановился рост цен на жилье

Проектам помогут материально

На рынке мечты

Элита на берегу

Пошла реакция

Мост тронулся

 

comments powered by Disqus