Дайте слово недовольным

Дайте слово недовольным
 Александр Мотаев
Александр Мотаев
Фото - Андрей Порубов
— Должно ли государство выступать регулятором рынка?

— Оно пытается, но неэффективно и некачественно. Сами правила регулирования не проработаны и неадекватны ситуации. Государство хочет снять с себя функцию регулятора в сбыте электроэнергии, но усилить влияние в монопольных сегментах — ее передаче и присоединении потребителя к сети. Оно также желает усилить влияние через возрастание роли антимонопольной службы в борьбе с недобросовестной конкуренцией, с дискриминацией доступа на оптовый рынок.

— Какие проблемы возникли на рынке изза того, что нет качественного регулирования и контроля?

— Государство создает вертикально интегрированную сетевую компанию: федеральная сетевая руководит межрегиональными сетевыми, а те в свою очередь — региональными, доводящими электроэнергию до конечных потребителей и распределяющими ее. Основная проблема в том, что менеджеры этих компаний начинают думать не о сетях, а о бизнесе, который можно построить рядом с ними, используя имеющийся административный ресурс — доступ к сетям и точкам поставки. Неясность в правилах рынка и законодательстве, непонятные нормы заключения договоров на передачу электроэнергии и присоединение потребителей позволяют этим менеджерам создавать аффилированные сбытовые компании. Это портит рынок. Реформа затевалась как отделение монопольных видов деятельности от конкурентных, то есть сбыта от сетей. Но по сути наблюдается обратная интеграция сетей в сбыт через менеджмент этих компаний.

— Что поможет устранить этот перекос?

— Надо сделать деятельность монополистов — сетей — более прозрачной и понятной. Для этого пора установить исчерпывающий объем технических требований, которые сети могут предъявлять ко вновь присоединяющимся энергопринимающим устройствам, а особенно к генерирующим установкам. Надо определить: должна ли взиматься плата за подключение генерирующих установок к сети. Если должна, то как ее необходимо рассчитывать. Надо четко прописать, что является реконструкцией сетей, а что капитальным ремонтом. Иначе возникают вопросы при включении затрат на капитальный ремонт сетей в расчет размера платы за подключение.

Необходимо однозначно сформулировать, что такое межсистемные электрические сети, кто и в каком порядке должен оплачивать услуги их предоставления. Нужны прозрачные методики ценообразования при расчете тарифов на технологическое присоединение (подключение) и на оказание услуг передачи электроэнергии, особенно, когда в ее передаче участвует не одна сетевая компания. Должны быть четко прописаны требования к заключению договоров на передачу электроэнергии. Список документов, запрашиваемых при этом, обязан быть исчерпывающим. Правилам розничного рынка не хватает ясности. Только она сделает прозрачной эту мутную воду.

— Либеральная модель рынка, запущенная с 1 сентября, что-то меняет?

— Она усложняет условия появления и функционирования независимых сбытовых компаний. Потому что на деле ее правила не вводят заявленные условия конкуренции — свободные ценообразование, выход на оптовый рынок электроэнергии, доступ к сетям. Установление нового порядка ценообразования на розничном рынке электроэнергии для крупных потребителей (мощностью более 750 кВ•А) декларировано, но самого порядка пока нет. Непонятно, как будут формироваться тарифы сетевых компаний и конечный тариф на передачу электроэнергии, когда доставка ее потребителю происходит через электроустановки сразу нескольких сетевых компаний. Каждой платить отдельно? Или будет формироваться «вложенный» тариф по принципу матрешки? Я полагаю, на 80% эти правила рынка работать не будут. Потому что нет методик расчета регулируемых тарифов и нерегулируемых (свободных) цен, правил трансляции и оплаты отклонений. Нет условий, при которых будут применяться свободные цены на рынке. Особенно не ясно, как будет работать генерация, у которой мощность больше 25 МВт.

— Почему вы говорите именно о ней?

— Ее в принудительном порядке выталкивают на оптовый рынок электроэнергии, причем в очень сжатые сроки. Непонятно, как можно с сентября этого года до января следующего вывести генератор на оптовый рынок (в противном случае придется продавать всю электроэнергию гарантирующему поставщику, который будет навязывать договорные, а главное — ценовые условия генератору), если согласование всех документов занимает в среднем год-полтора. Методики расчета цен, которая декларируется в постановлении об утверждении правил работы на рынке, еще никто в глаза не видел.

— Вы на рынке два года. Какие входные барьеры преодолевала ваша компания?

— Основные — административный и непрозрачное законодательство. Сначала мы утверждали тариф, сейчас пытаемся привлечь клиентскую базу. Но потребитель не решается уходить к нам (хотя по цене сэкономил бы 10%). На него давит административным ресурсом Екатеринбургская сетевая компания: она выполняет функцию как сетевого, так и сбытового предприятия, уход потребителей ей не выгоден. Та же ситуация в зоне деятельности Свердловэнергосбыта.

Вторую цепь проблем создает непрозрачность формирования тарифов. Действующие правила гласят: сетевая компания сама обязана регулировать все межсистемные связи с другими сетевыми компаниями. Но нет методики оплат, где прописаны правила урегулирования межсистемных перетоков: кто кому и сколько должен. Соответственно возникает ситуация, когда, например, мы присоединены в одной точке, и не знаем, через сколько сетей электроэнергия на нее передана. Мы заключаем договор с сетевой компанией на доставку в эту точку, потом вдруг появляются еще какие-то компании и говорят: электроэнергия прошла и через наши сети, заплатите и нам. И выкатывают тариф больше, чем у той сетевой компании, с которой мы работаем. В правилах четко не сказано, за чей счет это должно быть сделано. Представьте: вы полетели за границу, заплатили за билет, а потом каждый аэропорт, где вы приземлялись, еще отдельно предъявляет свой счет.

— Какова конкурентная ситуация на региональном рынке?

— Основных игроков (по параметрам полезного отпуска, продаж и клиентской базы) не больше семи: Металлэнергофинанс, Энергопромышленная компания, московская компания «ДизажМ», Энергоджин, Свердловэнергосбыт, ЕЭСК и Тагилэнергосети в лице Роскоммунэнерго. Миллиард киловатт/часов в год — уже крупный игрок. Из традиционных — это последние три компании. А для энергосбытовых независимых, частных, которые недавно появились, даже от 300 млн до полумиллиарда киловатт/часов — серьезно. Если при этом у компании не один потребитель типа НТМК, а с десяток разных.

— Будут ли на рынок устремляться новые игроки? Или изза проблем, о которых вы говорите, он начнет стагнировать?

— Новые игроки появятся из числа тех, кто располагает административным ресурсом. Например, в рынок планирует войти создаваемая при поддержке Уралсевергаза и администрации Свердловской области на базе сетевых активов области Свердловская энергогазовая компания. Я уверен, скоро также появятся энергосбытовые компании, аффилированные с военнопромышленным комплексом и обслуживающие железную дорогу (она — крупнейший потребитель электроэнергии).

— Может, административный ресурс, неизбежно используемый в пору становления рынка, постепенно отомрет и укрепятся рыночные механизмы?

— Скорее всего, нас ожидает битва одного административного ресурса с другим: газового, железнодорожного, военнопромышленного, прочих. Они начнут конкурировать уже между собой и совершенствовать те правила, которые есть, создавать условия для появления рынка. Вероятно, главное было запустить процесс, а регулировать его можно на ходу. В результате все пробуксовывает, и для тех, кто попытался стать игроком на этом рынке, сложилась ситуация преждевременного старта.
Комментарии

Материалы по теме

Сбыт не приходит один

Игра в разгаре — правил нет

Соглашение между РАО ЕЭС России и Курганской областью подписано

Энергетики определились с планами

Меткомбинатам не хватает энергии

Еще можно договариваться

 

comments powered by Disqus