Рыба Немо

Поэт, бард, кинорежиссер — разные ипостаси творчества Сергея Нохрина были представлены на концерте по его произведениям, который прошел в октябре в екатеринбургском Доме кино.

Сам он шутил: барды не считали его своим, называли поэтом, поэты говорили — «ты же бард». А был еще и документальный экран. Вот так, между, он и находил себя.

Борис Рыжий, Александр Башлачев, Сергей Нохрин… Почему, кроме их друзей и близкого круга, о них узнавали уже после их ухода? Наверное, потому, что когда поэт живет, ему важно не распространение стихов, а их «выдыхание».

«Стихи он не “делал”, а писал сердцем», — говорит Анна Мясникова, вдова Сергея. Это потом жены, дети и родители достают из тумбочек разрозненные листочки, разбирают невнятные почерки, систематизируют то, что вообще-то не подлежит классификации. Издают сборники, и тогда не только профессионалы, но и широкая публика (относительно широкая, у стихов в наше непоэтическое время массовых почитателей не бывает) называет их талантами и гордится единым землячеством.

Летом, к 50-летию Сергея Нохрина, в издательском доме «Союз писателей» вышло его полное собрание сочинений. Это солидный двухтомник: лирика «Рыба Немо» плюс юмор «На орлином диалекте». Многие странички помечены скрипичным ключом: значит, стихи существуют как песни. Книга выполнена безупречно с точки зрения компоновки, подачи, дизайна. Позиция составителя: обнародовать все, что выходило из-под пера (ручки, карандаша) поэта, в том числе черновики.

«Не в качестве пищи для литературных критиков, а для более полного понимания автора», — поясняет Анна Мясникова. Книга выстроена не хронологически, а по темам, в каждом разделе присутствует внутренняя логика. Если прочитать все подряд, у человека, совсем не знавшего автора, возникнет эффект личного знакомства. Но прелесть книги в том, что ее можно открыть на любой странице и получить удовольствие от ироничной, шутливой, даже когда речь идет о серьезном, глубокой, точной поэзии. Мнение «коллеги по цеху», наш местный цех и возглавляющего, председателя Союза писателей Свердловской области Юрия Казарина: «Сергею удалось продлить и увеличить общую для всех энергию языка: его мужская интонация жива, а значит, голос был не деланный, но подлинный, природный».

Люди с поэтическим устройством рождаются в любые времена. В Сергее было много легкости и света, он слыл душой компании, но тем не менее в нем ощущался надрыв, и в хорошем настроении угадывалось, что оно может смениться отчаянием. Он и жил, и писал, и умер — «от сердца».

Марина Романова

Комментарии

Материалы по теме

Возвращение*

Всей семьей за драконами

Невыносимая сложность бытия

Ушла в народ

Как нам заработать на культуре

Музей третьего тысячелетия

 

comments powered by Disqus