Дожить до весны

Дожить до весны

Дожить до весны Падение объема потребления металла в строительстве рикошетом ударило по металлоторговым компаниям: их рентабельность сократилась до минимума. В условиях финансового кризиса почти треть независимых трейдеров рискует уйти с рынка.

Цены на металлопрокат для строительства, начавшие падать в сентябре, к середине октября по сравнению с летом снизились на 40%. В лидеры обвала вышла арматура: в июне-июле тонна стоила 35 — 38 тыс. рублей, сейчас — порядка 20 тысяч. И это не предел. Частично все это можно объяснить сезонными колебаниями, но основная причина — стагнация в строительстве, вызванная финансовым кризисом. Предпосылки к выправлению положения на ближайшие полгода не просматриваются. Позиции металлотрейдеров выглядят наименее оптимистично: их основные потребители — строители — в условиях трудностей с финансированием вынуждены замораживать проекты. Да и у самих трейдеров начались сложности с получением банковских кредитов, поэтому они до минимума сокращают закупки металла. Балансировать на грани рентабельности придется, по крайней мере, до весны.

Есть ли варианты выхода из кризиса, как будут вести себя цены на металлопрокат, когда можно ожидать оживления спроса — эти и другие вопросы представители ведущих строительных и металлоторговых компаний Урало-Западносибирского региона обсудили на круглом столе, организованном «Э-У».

Виноватые

В начале дискуссии был очерчен круг причин, приведших к коллапсу на российском строительном рынке. По словам вице-президента Национального фонда развития рынка недвижимости и оценочной деятельности Владимира Герасименко, истоки кроются в американском ипотечном кризисе: «В условиях, когда цены на недвижимость в США стали падать, а доля нестандартных кредитов, которые банки выдавали без первоначального взноса с плохой оценкой платежеспособности заемщика, достигла 20%, произошел резкий обвал ипотечных ценных бумаг в Америке. Доля ипотеки достигает на фондовом рынке 70%, поэтому следом произошел массовый спад акций промышленных предприятий. Российские банки потеряли доступ к длинным деньгам, которые они брали за рубежом, и отечественная экономика столкнулась с кризисом ликвидности». В результате планы российского правительства нарастить объем строительства жилья к 2020 году до 154 млн кв. метров оказались под угрозой.

По мнению Владимира Герасименко, государственные вливания в банковскую сферу несколько запоздали, но еще могут позволить строителям завершить хотя бы начатые объекты. Для выхода из кризиса нужно снова вовлекать граждан в долевое строительство, создавать аналоги строительных сберегательных касс. Процесс это длительный, так как требует изменений на законодательном уровне.

Заместитель директора компании «Тобол» Алексей Сорвачев считает, что действия Минфина не дадут желаемого результата, пока банкиры не преодолеют кризис доверия друг к другу:

— Я с удивлением обнаружил, что иностранные банки, представленные у нас в регионе, такие как Сосьете Женераль Восток, Райффайзен, не меняют стратегию по отношению к заемщикам, во всяком случае, к юридическим лицам. А наши банки, входящие в определенный пул, имеют доступ к государственным деньгам, но не хотят транслировать их дальше. Заемщикам средства выдаются под 20% и выше».

Помимо кризиса ликвидности среди причин стагнации в строительстве участники дискуссии отметили непомерные аппетиты металлургов. Каждый год сезонные колебания цен на металл составляли от 20 до 40%. Но в этом году взлет был беспрецедентным, за первое полугодие цены выросли на 70 — 80% по разным позициям.

Дешевле не будет

Теперь сортовой прокат подешевел, но поводом к снижению стоимости квартир это не станет: цикл строительства — в среднем не менее двух лет, и цена арматуры, закупленной на пике, уже заложена в себестоимость будущего жилья. По словам депутата Свердловской облдумы Владимира Конькова, дело в том, что рынок был нерегулируемым:

— Все мы помним, как цемент резко дорожал, потому что увеличивался спрос. Застройщики в свою очередь задирали стоимость до верхнего предела, имея маржу до 100%. Но теперь неимоверные цены (в Екатеринбурге они доходили до 120 тыс. рублей за квадратный метр с отделкой) начинают приближаться к пределу. Себестоимость будет отличаться от рыночной цены примерно на 15 — 20%. Это нормальная прибыль, так работает весь мир. Нижний предел в Екатеринбурге с учетом того, что объект строился с 2005 года, — 48 — 50 тыс. за квадратный метр.

— Нужно понимать, что в себестоимости жилья почти половина — стоимость земли и подключения к электрическим и коммунальным сетям. Я много общаюсь со строителями и могу сказать, что наиболее дальновидные продолжают проектировать объекты. Период согласования длителен. Люди понимают, что если есть деньги, их надо вкладывать в жилье. Какая цена потом ни была бы на рынке, оно все равно будет востребовано: отложенный спрос огромен, — отмечает директор завода ЖБИ «Бетфор» Александр Елсуков.

Одним из способов сокращения издержек для строителей может стать панельное домостроение — оно дешевле и выигрывает по скорости возведения. По оценке Елсукова, доля «панели» в Екатеринбурге составляет порядка 20% от общего объема строительства и будет увеличиваться. Кроме того, сегмент элитного жилья уже насыщен, чего не скажешь об эконом-классе.

Однако у экономии на строитель­стве домов есть и обратная сторона — падение качества. На это обратил внимание исполнительный директор Союза предприятий стройиндустрии Свердловской области Юрий Чумерин:

— Металл — дорогая позиция в строительстве, и у любого заказчика возникает желание сократить эти расходы. А тут появляется подрядчик, который предлагает снизить их на 20 — 30%. В условиях, когда вся нормативная база имеет рекомендательный характер, а существующие ГОСТы и СНИПы безнадежно устарели, за некачественное строительство никто не понесет юридической ответственности. Сейчас областной союз разрабатывает технический регламент строительства и предлагает передать его на федеральный уровень для утверждения национальных стандартов.

Доля переработанной продукции и наценки в металлоторговле 

Квартиры за прокат

Приведение в порядок нормативной базы — дело, безусловно, нужное, но для строителей и металлотрейдеров на первом месте пока стоит вопрос выживания. Одним из предложенных вариантов совместного решения проблем ликвидности мог бы стать расчет за металл квартирами. Это предложение на круглом столе озвучил генеральный директор СК «Метеорит» Иван Евневич:

— У нас сейчас проблемы с достраиванием коробок, где затраты на металл составляют порядка 30%. Если бы трейдеры или металлургические заводы брали квартирами, это могло бы значительно помочь строительству.

Однако представителей металлотрейдинговых компаний такой вариант сотрудничества не привлекает. Директор екатеринбургского филиала Сталепромышленной компании (СПК, Екатеринбург) Павел Мазеин считает его тупиковым:

— Такие предложения звучали еще в 2003 году, но они бесперспективны. Металлотрейдеры технологиями продажи квартир не владеют, если у нас и у застройщиков цена будет одинаковой, тогда не понятно, зачем покупателю идти к нам. А если мы договоримся с одним застройщиком о снижении цены на 10 — 15%, то другие обвинят нас в демпинге. Мы могли бы предложить агентству недвижимости выкупить у нас квартиру, но ни у одного из них на сегодняшний момент нет таких средств, они живут только за счет оформления документов. Поэтому, я убежден, что квартиры брать не нужно, за исключением тех случаев, когда компания готова оплатить своему сотруднику это жилье.

По мнению директора торгового дома «Ликосстальпром» (Оренбург) Олега Родионова, отдавать металл за квартиры трейдерам не позволит специфика бизнеса:

— По словам участников дискуссии, рентабельность строителей — 15 — 20%. А у металлоторговой компании наценка на продаваемый металл — 13%. Если вычесть транспортные и прочие расходы, маржа останется всего 3 — 5%. Не надо забывать, что металлотрейдеры выживают только на коротких деньгах и быстрой оборачиваемости: максимум 1,5 месяца, а лучше месяц, а совсем хорошо — вообще с колес работать. А ведь надо еще выполнить обязательства перед поставщиками — меткомбинатами. Поэтому проблема не в жадности металлотрейдеров, а в том, что у них нет возможности. И вообще, каждый должен заниматься своим делом: один — строить, другой — продавать металл, третий — квартиры, а четвертый — финансировать строительную отрасль и металлотрейдеров.

Процессу такой взаимопомощи может помешать еще одно «но»: в условиях финансового кризиса предприятия сокращают издержки и увольняют персонал, и если люди лишатся работы, спрос на квартиры отложится по объективным причинам. Более того, даже те, кто приобрел жилье в ипотеку, рискуют не расплатиться по кредиту. По словам коммерческого директора компании «Пермметалл» Виктора Кулаченко, уже сейчас некоторые банки подняли ставки по ипотечным кредитам до 22%:

— Многие будут вынуждены продавать это жилье и переезжать в общежития. Получается, что на рынке появится дополнительное предложение, а строители еще не реализовали все квартиры в готовых домах. В такой ситуации строить еще просто незачем. Мы прогнозируем, что в Пермском крае объем строительства в следующем году упадет на 60%.
Таким образом, перспектива совместного решения проблем трейдерами и строителями представляется сомнительной, выживать придется поодиночке.

Подняться на передел

Металлотрейдеры уже готовятся понести убытки: на их складах осталась продукция, закупленная еще по высоким ценам. «Практически 80% из 36 тыс. тонн, имеющихся в настоящее время на нашем складе, подешевело за последний месяц в среднем на 25%. Поэтому у меня есть все основания предполагать, что в октябре мы сработаем в минус», — поделился Павел Мазеин. По его мнению, снижение потребления металлопроката в ближайшие полгода может составить 40 — 60%. 

В этих условиях екатеринбургский филиал СПК, у которого доля строительного ассортимента в структуре продаж составляет 35 — 45%, делает ставку на увеличение доходов от переработки металла. «Наша компания все больше старается уходить от стандартной купли-продажи металлопроката в сервис. Для этого мы развиваем сервисные металлоцентры (СМЦ) и приобретаем заводы металлоконструкций. Если в 2007 году наценка в металлоторговле составляла в среднем 13%, то в переработке — 20%. К 2010 году мы планируем, что деятельность ЗМК принесет 3% от общей выручки компании, СМЦ — 13%», — пояснил Павел Мазеин.

Остальным трейдерам, не обладающим достаточными финансовыми ресурсами для запуска перерабатывающих мощностей, придется на ближайшие полгода-год затянуть пояса. В условиях падения рентабельности металлоторговли конкуренция на рынке будет усиливаться. Сдаваться никто не хочет: присутствие в регионе наращивают как торговые представители производителей, в частности «Мечел-сервис», так и независимые трейдеры — «Инпром», «Комтех» и другие. При этом уральским компаниям перспектива экспансии в другие регионы России не светит: северные территории давно поделены, а на юге сильные позиции держат поставщики из Украины и Турции. Страны СНГ — тоже не вариант.

Например, оренбургскому трейдеру «Ликосстальпром» в силу географического положения было бы интересно отгружать металл в Казахстан и другие страны Средней Азии, но здесь компания сталкивается с другими барьерами: «Казахский рынок достаточно емкий, но торговли с этой страной нет. Сдерживают проблемы таможни, возврата НДС», — пояснил Олег Родионов.

На третий-четвертый рассчитайсь

Некоторое время уральские металлоторговые компании проживут на инерции: прошедшее лето позволило им неплохо заработать. Но ситуация будет ухудшаться. «На растущем рынке клиенты старались взять металл здесь и сейчас, опасаясь, что завтра цена будет выше. Причем использовались любые средства — банковские кредиты, договоренности о товарном кредите. Сейчас все стало резко хуже. Во-первых, все ожидают, что завтра будет еще дешевле, а во-вторых, даже чтобы купить металл для удовлетворения производственных потребностей, у предприятий нет денег, потому что банки перестали их кредитовать», — отметил Алексей Сорвачев. В результате «Тобол» готовится к сокращению объема продаж, по крайней мере, до будущей весны.

По мнению директора по развитию ООО ТД «Оптимал» (Челябинск) Вячеслава Сазонова, возврат к прежним позициям займет от двух до трех лет. Но оптимизма трейдер не теряет:

— Спасение утопающего — дело рук самого утопающего. Наша компания в любом случае попытается воспользоваться кредитами для пополнения оборотных средств. Также мы расширяем ассортимент продукции для строительной отрасли.
По прогнозам трейдеров, в ноябре падение цен на сортовой прокат может составить 2 — 4%, по некоторым позициям до 10%. Затем участники рынка предсказывают стабилизацию. «Сегодня арматура стоит 20 тыс. рублей за тонну, в прошлом году в декабре мы продавали за 17 — 18 тысяч, но за это время себестоимость у металлургов выросла, поднялись цены на энергоносители и сырье. Поэтому можно сказать, что предел падения почти достигнут», — считает Павел Мазеин. 

Если быть оптимистом, то можно ожидать, что в марте ситуация на рынке металлопроката начнет меняться: цены поползут вверх, наметится некоторое оживление спроса. Но дожить до этих времен смогут не все. По разным оценкам, до 25 — 30% независимых трейдеров вынуждены будут уйти с рынка. 

Дополнительные материалы: 

Нацелиться на развитие

Директор отделения «Практика Microsoft» департамента корпоративных систем управления компании IBS Вячеслав Ромашко

Вячеслав Ромашко
 Вячеслав Ромашко

считает, что оптимизация информационных бизнес-систем станет хорошим подспорьем для металлотрейдеров в преодолении финансового кризиса

— Скоро первый шок от кризиса пройдет, и нужно будет думать о том, каким образом выживать и развиваться дальше. Металлотрейдинг — отрасль относительно молодая, для нее характерна «болезнь роста»: усложняются организационная структура и бизнес-процессы, возникает необходимость в новых механизмах управления. Падение спроса на металлопрокат и, следовательно, усиление конкуренции на рынке заставят каждую компанию задуматься о том, как добиться преимуществ. Одним из наиболее эффективных решений станет внедрение современных информационных систем управления, таких как Microsoft Dynamics AX. Они позволяют достичь некоторых важных результатов.

Во-первых, повысить качество управления складскими запасами: получать исчерпывающую информацию о том, что есть на складах, а также о динамике поставок и отгрузок. На основании этих данных можно строить обоснованные и реалистичные планы. Понятно, что сейчас очень сложно говорить о том, что будет завтра или в ближайший месяц. Но ситуация изменится, а задача планирования в условиях быстро меняющейся обстановки на рынке будет еще более сложной, чем до кризиса.

Во-вторых, информационные системы позволяют оптимизировать затраты благодаря механизмам учета и контроля. Это особенно важно в условиях дефицита финансовых средств. Чтобы принимать какие-то решения по оптимизации расходов, необходима подробная отчетность о деятельности компании в целом и финансовая отчетность в первую очередь.

В-третьих, автоматизация снизит влияние человеческого фактора на бизнес, а значит, сократятся и возможности для злоупотреблений на местах, что является достаточно большой проблемой для любой растущей компании, в том числе и металлотрейдинговой. Таким образом, упорядочивание бизнес-процессов, выстраивание четкого документооборота, определение регламентов и организация поддержки их выполнения на оперативном уровне помогут компании смягчить негативные последствия финансового кризиса и станут в будущем одним из ее ключевых конкурентных преимуществ.

Подготовила Юлия Кабакова 

Комментарии

Материалы по теме

Ждать

Учиться не дышать

По Дарвину

Мини-завод для Башкирии

Шлаки в дело

Широкофюзеляжно

 

comments powered by Disqus