Обошлось без истерики

Обошлось без истерики

Месяц назад правительство РФ приняло очередное постановление, регламентирующее предоставление услуг внутризоновой связи. Сотовые операторы получили право напрямую соединять своих клиентов с абонентами стационарной связи, минуя зонового оператора. Это постановление стало первым послаблением после жестких поправок в закон о связи, вступивших в силу с 1 января 2006 года.

Трафик под контролем

Количество выданных лицензий на предоставление услуг внутризоновой связи на УралеС 2006 года законодатели установили жесткий регламент во взаимоотношениях телефонных операторов стационарной связи разного уровня. Порядок прохождения трафика таков: междугородный звонок абонента местной телефонной сети должен попасть от местного оператора на сеть оператора внутризоновой связи, и только оттуда — на сеть оператора междугородной связи. (Обратно — вновь на сеть внутризонового оператора в другой области, оттуда к местному оператору и от него к абоненту.) Поправки также определяли прохождение трафика сотовых операторов при звонках на местные телефоны. Звонок с мобильного должен был проходить через сеть стационарного зонового оператора, затем попадать в сеть местного стационарного оператора. (Обратно — путь аналогичный.)  

Для части операторов сотовой и стационарной связи принятые поправки в корне меняли положение дел. Ранее у них были альтернативные пути пропуска трафика. «Например, если абонент фиксированной местной связи находится в Нижнем Тагиле и звонит нашему абоненту DAMPS туда же, его трафик с 1 января 2006 года должен был пропускаться через узел зоновой связи в Екатеринбурге — это не очень удобно. До принятия поправок мы могли связать их напрямую», — рассказывает технический директор ООО «Европейско­Азиатские магистрали» (предприятие, входящее в телекоммуникационную группу «Мотив») Александр Беляков. Местные операторы до 1 января 2006 года могли заключить договор с оператором междугородной и международной связи, чтобы звонки его абонентов (при технической возможности) могли попадать сразу на междугородные каналы.

Региональные и федеральные компании достаточно быстро отреагировали на законодательные нововведения и стали активно получать лицензии на предоставление внутризоновой связи. Пик пришелся на второе полугодие прошлого года.
Основных причин, по которым компании стремились получить лицензии, две. Первая — желание оптимизировать процесс пропуска трафика. Проще говоря, компании сами хотели контролировать весь трафик внутри региона, не передавая полномочия другим операторам. Особенно в оптимизации заинтересованы были операторы дальней связи, имеющие некоторое количество абонентов местной связи. С 1 января 2006 года они вынуждены были пропускать звонки своих местных абонентов на свою же сеть дальней связи через стороннего зонового оператора, что грозило потерей качества и сулило дополнительные сложности во взаиморасчетах. На Урале такая компания — «Голден Телеком» (ГТ). Она одной из первых получила лицензию на предоставление внутризоновой связи на Урале.

Кроме того, новый закон четко прописывал, как нужно вести расчеты между компаниями. Раньше местный оператор платил зоновому за присоединение и использование канала. Сумма рассчитывалась каждый раз индивидуально и по разным основаниям. Закон обязал платить исключительно за пропущенный трафик. Таким образом, получив лицензии и построив собственную сеть, местные компании могли избавить себя от возможных больших затрат.

Вторая причина получения лицензий на внутризоновую связь — опасения операторов по поводу дальнейшего изменения рынка связи. С 1 января 2006 года связисты оказались резко ограничены в действиях. Лицензии, как выразился один из топ­менеджеров компании связи, в основном приобретались по принципу «а вдруг что еще».

Несмотря на большое количество полученных лицензий, крупнейшим игрокам на рынке Урала до сих пор ничего не угрожает. Максимальное число операторов внутризоновой связи (шесть) работают в Свердловской области. По оценке директора Центра инвестиций в высокие технологии ИК «Финам» Элины Юриной, 85% рынка здесь удерживает «Уралсвязьинформ» (УСИ). Кроме того, услуги внутризоновой связи оказывают СЦС «Совинтел» (входит в холдинг ГТ), «Мотив», «Уральская телефонная компания» (УТК), «Телефонная компания — Урал» и «Эквант». Лицензии есть еще у 15 компаний. По словам Александра Белякова, острой конкуренции в области пока нет, операторы уживаются друг с другом.
В других регионах Урала о конкуренции говорить совсем не приходится. Например, в Пермском крае лицензии есть у 20 компаний, но работает только УСИ, в Башкортостане лицензировано 14 компаний, а предоставляют услуги лишь «Башинформсвязь» и «БашСЕЛ», в Курганской области лицензии есть у десяти операторов, а действует все тот же УСИ. 

Не ждите ответа

В оценке будущего рынка внутризоновой связи аналитики и участники рынка практически сходятся: на него вряд ли выйдет хоть одна новая компания. «Операторы реализовывать лицензии скорее всего не будут, если они до сих пор этого не сделали, — говорит Александр Беляков. — Строить региональную сеть для них затратно».

С ним согласна Элина Юрина: «Монопольное положение “Уралсвязьинформ” и “Башинформсвязь” будут занимать еще длительное время. Несмотря на то, что на Урале лицензии на предоставление внутризоновой связи выданы 62 операторам, вряд ли компании, которые не начали строить зоновую сеть, будут что­то делать в этом направлении».

По словам источника в одной из компаний мобильной связи, на оборудование внутризоновой сети сотовому оператору понадобится 10 — 12 млн рублей. Операторам фиксированной связи построение зоновой сети обойдется гораздо дороже. По словам, коммерческого директора УСИ Олега Ефремова, только стоимость прокладки оптиковолоконного кабеля составляет 50 — 100 тыс. рублей за км. Таким образом, чтобы соединить, предположим, Екатеринбург и Нижний Тагил (130 км), потребуется около 10 млн рублей, Екатеринбург и Ивдель (430 км) — еще около 32 миллионов. По закону о связи, зоновый оператор должен иметь коммутаторы во всех муниципальных районах региона. В Челябинской области таких образований 27, в Свердловской — 5 (потому здесь и больше всего операторов), в Пермском крае — 43, в Башкирии — 54. Путем подсчета километража можно рассчитать, что прокладка кабеля в среднем (кроме Свердловской области) будет стоить около 300 млн рублей.

Такие затраты могут позволить себе только очень крупные компании. «Поэтому чаще всего альтернативные стационарные операторы берут в аренду уже существующие каналы и оборудование и на их основе строят собственную зоновую сеть. Это выгоднее», — рассказала директор департамента по работе с операторами связи УСИ Надежда Горячева. Таким образом, например, работает УТК. Но озвучить арендодателя менеджер по маркетингу компании Ольга Киреева отказалась.
Однако даже пользоваться арендованными каналами может себе позволить только оператор, имеющий большую базу местных абонентов и, соответственно, большой объем внутризонового трафика. По словам Надежды Горячевой, брать зоновые каналы в аренду целесообразно, если у компании в регионе минимум 10 тыс. клиентов.

Директор по продажам в корпоративном секторе екатеринбургского филиала СЦС «Совинтел» Владимир Бровченко считает, что основанием для строительства сети должно быть не количество абонентов, а объем входящего и исходящего трафика местного оператора. Достаточное количество — 1 млн минут. В противном случае, операторам легче заключить договор о пропуске трафика с тем же УСИ, у которого сеть проведена в самые отдаленные районы любого региона.

Компактный рынок

Постановление от 12 октября сыграло положительную роль в формировании рынка внутризоновой связи. Сотовые операторы, не желающие делиться с другими компаниями доходами от пропуска трафика, обдумывали планы построения собственной зоновой сети, готовясь заниматься несвойственным бизнесом. Новые поправки избавили их от этой необходимости. Стационарным операторам также нет нужды строить собственную зоновую сеть. 

Рынок внутризоновой связи не очень емкий. Судя по данным УСИ, по объемам он вдвое меньше рынка местной телефонии (доход компании за первое полугодие от услуг внутризоновой связи составляет 2,54 млрд рублей, местной — 5,26 млрд рублей). Шесть игроков, работающих в Свердловской области, — практически предел. Поэтому последние законодательные изменения стоит оценить положительно.

В других субъектах Урала возможность появления одного-двух альтернативных операторов еще остается. Наиболее вероятно — из сотовых операторов: для них стоимость вхождения в рынок в десятки раз ниже, чем для стационарных. Уже сегодня источник в одной из федеральных мобильных компаний сообщил «Э-У», что компания строит транспортную сеть и в будущем планирует выйти на рынок внутризоновой связи.

Объем внутризонового трафика на каждом из региональных рынков позволит присутствовать двум¬шести игрокам. Операторы хорошо понимают: единственный способ заработать здесь — иметь большую клиентскую базу. Поэтому стратегия существующих операторов, желающих превратить внутризоновую связь в успешный бизнес, может базироваться исключительно на увеличении клиентской базы по региону. Наиболее успешный зоновый оператор должен иметь максимальное количество абонентов в максимальном количестве населенных пунктов. Поэтому побочным положительным эффектом развития рынка зоновой связи станет более глубокое проникновение местной телефонии в малых городах и рост конкуренции в этой сфере. 

В подготовке материала участвовал Юрий Немытых

Дополнительные материалы:

Cхема Схема передачи трафика и взаиморасчетов между операторами

Зоновый оператор — сотовый или стационарный оператор, предоставляющий услуги пропуска трафика между населенными пунктами в пределах субъекта (внутризоновая связь). По закону, он обязан разместить свои коммутаторы во всех муниципальных районах субъекта, а также иметь присоединение к операторам дальней связи. Операторы местной и дальней связи платят зоновому за объем пропускаемого им трафика.  

Спокойная ниша

 Константин Брызгалов
Превратить зоновую связь в отдельное рентабельное направление бизнеса можно. Но ожидать прихода большого количества игроков в сегмент не стоит, считает директор по маркетингу телекоммуникационной группы «Мотив» Константин Брызгалов

— Зачем ваша компания занялась зоновой связью?
— С января 2006-го новые правила оказания услуг электросвязи закрепили порядок прохождения трафика и расчетов между операторами. В частности было установлено, что звонок, к примеру, с мобильного телефона в Серове на стационарный, находящийся в соседнем подъезде, должен проходить через сеть зонового оператора (а на тот момент он был один — «Уралсвязьинформ»). Чтобы не отдавать этот трафик (и часть доходов), мы приняли решение создать свой собственный зоновый узел. У нас было определенное преимущество для этого: сеть DAMPS, основанная на местной нумерации. В свое время мы строили ее исходя из надежности, поэтому во многих городах уже были коммутаторы, привязки к местным операторам связи. Нам оставалось только достроить инфраструктуру там, где ее не хватало. В 2006 году мы получили лицензию на зоновую связь, а в 2007-м стали пропускать зоновый трафик через собственные сети.
— Цель сделать зоновый узел направлением бизнеса ставилась?
— В том числе. Мы — альтернативный оператор, тарифы которого не регулируются государством, в отличие от того же «Уралсвязьинформа». Поэтому смогли предложить более выгодные тарифы на пропуск трафика по зоновой сети операторам, которые в этом нуждаются. К примеру, сейчас нашими услугами пользуются два сотовых оператора.
— Вы отбили затраты на создание зонового узла?
— Пока нет, но до последних октябрьских поправок перспективы окупаемости этого проекта просматривались четко.
— А что конкретно изменилось?
— В октябре правительство разрешило сотовым операторам напрямую соединяться с местными при звонке с мобильного на стационарный телефон, минуя зоновую сеть. Думаю, это решение пролоббировано операторами большой тройки, которым приходилось делиться трафиком с зоновыми операторами.
— А почему им было не создать собственные зоновые сети?
— Это сложно с точки зрения затрат и организации работ. Одно дело, когда мы строим сеть в отдельно взятой Свердловской области, где уже каждую кочку знаем. Другое — в каждом регионе ставить зоновые узлы: это слишком глобальная задача.
— Получается, что с вступлением в силу октябрьских поправок, бизнес на зоновой связи стал менее привлекательным?
— Я бы так не сказал. Часть бизнеса зонового узла (исходящий трафик с мобильных на стационарные телефоны) утратила актуальность. Но звонки со стационарных на сотовые, со стационарного на стационарный в разных муниципальных образованиях все равно будут идти через зону. Так что бизнес-перспективы тут по-прежнему прослеживаются. Мы сейчас активно подключаем операторов местной связи к зоновому узлу. Их достаточно много. Например, практически каждый крупный завод имеет свою собственную операторскую лицензию и базу в несколько тысяч номеров, как заводских, так и гражданских. Насколько быстро мы их подключим, насколько интересными наши предложения окажутся для альтернативных операторов — от этого, в конечном счете, будет зависеть успех зонового узла как самостоятельного бизнеса.
— На этом рынке у вас много конкурентов?
— Нет. Одновременно с нами начали несколько компаний, но они в первую очередь ориентировались на собственную абонентскую базу. Думаю, в дальнейшем их количество не увеличится. Полагаю, большинство компаний, до сих пор не реализовавших лицензии на зоновую связь, этого делать не будут.
— Почему?
— Это достаточно затратно. Необходимо прокладывать каналы, строить коммутаторы, иметь привязки к местным сетям, обеспечивать требования системы оперативно-розыскных мероприятий. При этом сегмент зоновой связи не такой большой по объему, и всем понятно, что с появлением лишнего оператора доходность всех остальных будет падать. Слишком большому количеству игроков здесь будет тесно.
— С вашей точки зрения, возможно создание бизнеса исключительно на зоновой связи? То есть появление компании, у которой вообще нет абонентов, но она оказывает услуги пропуска трафика между операторами?
— Вряд ли. Слишком длинным окажется период окупаемости. На международной и междугородной связи это возможно, потому что там гораздо больший объем трафика. Но даже в случае с дальсвязью все большее значение для бизнеса со временем будет приобретать собственная абонентская база — то гарантированное количество трафика, которые ты можешь получить.

Интервью взял Юрий Немытых


Комментарии

Материалы по теме

Три буквы обошлись «Евросети» в миллион рублей

Умножение столбиком

Скучные люди

Мне еще и петь охота

«Билайн» предан анафеме

 

comments powered by Disqus