Мост между двумя мирами

Мост между двумя мирами
 Мост между двумя мирами
Фото - Андрей Порубов
Есть такая деловая игра — «Регион». Игроки могут принимать за каждый ход несколько решений: заработать много, загрязнив экологию; заработать мало, ничего не загрязнив; ничего не заработать, зато оштрафовать тех, кто загрязнил и заработал. Еще можно вложить деньги в экологию, увеличив в будущем доходы каждого игрока. Интрига в том, что, пачкая территорию, ты снижаешь в будущем доход каждого из игроков. Так вот, российские менеджеры, играя в «Регион», обычно увлеченно «косят» деньги, периодически штрафуя друг друга, но в конечном счете скатываются к точке равновесия, где доходы каждого близки к нулю. Азарт при этом нарастает с каждой минутой. Изредка случается другая ситуация: сначала находится кто-то, кто активно вкладывается в экологию, затем игроки понимают, что выгоднее на это скинуться. Так создается другая точка равновесия: игроки начинают размеренное зарабатывание больших денег при умеренных вложениях в экологию. При этом они сетуют на отсутствие азарта и жалеют бедных скандинавов, которые в отличие от нас живут богато, но скучно.

Термином «социальная ответственность» на Западе называют такой способ ведения бизнеса, при котором не происходит ухудшения жизнедеятельности на территории. То есть экологические нормы соблюдаются, а нормальные условия труда обеспечиваются независимо от степени мягкости законов. Классическое обобщенное определение звучит так: корпоративная социальная ответственность — это философия менеджмента, нацеленная на достижение коммерческого успеха при условии следования этическим нормам и уважения к общественным ценностям, людям и окружающей среде. Благотворительность и социальную ответственность путать не надо: первая начинается ровно в той точке, где заканчивается последняя. Больше перегружать читателя терминами не будем, а тех, кому интересно, отсылаем к стандартам ISO 9000, 14000, SА 8000, GRI.

Доверие к способности социальных институтов действовать на благо общественного развития

Российское понимание явления гораздо шире (см. «Социальная ответственность: Россия vs Запад»). А вот пара высказываний чиновников разного ранга: «работаешь в регионе — вкладывайся в объекты социальной сферы»; «бизнессообщество должно делом поддержать преобразования в армии, коммунальной сфере, образовании». Подобная всеядность дает массу возможностей для толкований. В итоге ярлык социально безответственного бизнеса вместе с ярлыком недобросовестного налогоплательщика может быть при желании наклеен на любого.

Точка зрения бизнеса по поводу сути социальной ответственности у нас представлена многообразно, но в полном соответствии с китайской мудростью про хвост спящего тигра (см. «Чья ответственность?»).

Почему возникла такая ситуация, известно. В 90е никто не заморачивался экологией и вложениями в человеческий капитал: одним надо было выживать, другим — хоть что-то заработать. Сейчас мы в другой стране, где можно не выживать, но жить, а если работать долго, вполне реально заработать значительно больше, чем грубо «накосить» за год.

Но система под новые условия не перестроилась. Отсюда попытки власти на всех ее этажах решать проблему социальной ответственности привычным способом, выступая в роли либо нищего с протянутой рукой, либо доброхота, предлагающего купить жизнь за кошелек. Все зависит от наличия/отсутствия силового ресурса. Результат — простое перераспределение доходов работников компаний в целях решения проблем муниципалитетов.

Для выхода из ступора нужно понять причины, которые не позвоСамые важные признаки социального поведенияляют бизнесу находить общий язык с социумом (будем считать, что государство отстаивает его интересы). Понимание позволит вопрос «кто виноват» заменить более конструктивным «что и как делать». Тогда, изменив систему, мы сможем, наконец, от модели конфронтации бизнеса и власти перейти к модели, учитывающей интересы и этих двух сторон, и людей, живущих на территории.

Попытаемся обозначить эти причины, опираясь на полученные в рамках исследования АЦ «Э-У» интервью 24 топ-менеджеров крупнейших корпораций, работающих на Урале, и чиновников разного ранга. (Полные итоги исследования будут представлены на сайте http://www.acexpert.ru./ К другим не менее важным проблемам — социальной отчетности, развития благотворительности, отдачи от социальных инвестиций — мы обратимся в следующих публикациях.)

Причина первая: два мира

Мир, где действует бизнес, и мир, в котором существуют властные структуры, — два разных мира. Успешное предприятие, зарабатывающее на волне конъюнктуры бешеные прибыли, расположено в городе, который от этих прибылей получает крохи. Основная часть налогов перераспределяется в бюджеты субъекта и федерации. Хотя простая логика подсказывает: успешное предприятие — это высокие заработки горожан и хорошие перспективы развития территории при условии адекватных вложений в инфраструктуру жизни. Но посмотрите на Соликамск, Орск или Златоуст — и попробуйте пробудить в себе желание жить в этих городах.

Проблема упирается в несовершенство межбюджетных отношений. «Частое перераспределение налоговых платежей негативно отражается на бюджетной обеспеченности муниципалитета. Это, на наш взгляд, в свою очередь сказывается на взаимоотношениях с бизнесом, который вынужден латать возникающие дыры, — говорит директор по общим вопросам УГМКХолдинг Владимир Белоглазов. — Сейчас значительная масса собираемых налогов перетекла вместе с полномочиями из муниципалитета в субъекты федерации. Это, на наш взгляд, не совсем правильно. Получается, что муниципалитетам проще попросить денег наверху, чем приложить усилия, чтобы обеспечить местный бюджет».

Такая система бумерангом бьет по всему социуму территории. Один высокопоставленный чиновник Пермского края посетовал: «Как хорошо, что в Свердловской области есть долларовый миллиардер, постоянно проживающий даже не в областном центре, а в пригороде. Ведь он хочет там жить, и потому вкладывается в инфраструктуру. Нам бы хоть одного такого». Но на все городки Уральского региона миллиардеров не хватит. А отвратительные условия жизни ведут к тому, что большая часть наиболее активного населения стремится либо в Москву, либо еще дальше. Мы не драматизируем ситуацию, но подумайте сами: тот самый средний класс в отличие от большинства населения страны уже обладает достаточной мобильностью, чтобы выбирать, где жить. А если жить в городке он не захочет, заставить его можно будет, только приплачивая солидную добавку за вредность, которая опять же ложится на себестоимость. Пока, к счастью, цены на нефть и металл позволяют игнорировать эту проблему.

Признаки социально ответственного поведения

— Бизнесу говорят: ты создал рабочие места, поработал, что-то там сделал, теперь заплати налоги. Заплатил? А теперь, социально ответственный бизнес, еще заплати, — говорил губернатор Пермского края Олег Чиркунов, выступая перед студентами Пермского государственного университета. — У нас другие принципы: мы не заставим вас ни платить, ни больницы строить по той простой причине, что у нас есть бюджет, и мы обязаны в рамках этого бюджета выполнять свои функции как государство, нести свою социальную ответственность перед обществом. А бизнес свою социальную ответственность выполнил в тот момент, когда заплатил налоги…

Это самый яркий из известных нам примеров внятной позиции власти по отношению к теме социальной ответственности бизнеса, хотя и не истина в последней инстанции. Честную и понятную позицию по отношению к этой теме должны сформулировать все уровни власти, начиная с Федерации и заканчивая муниципалитетами.

Главный риск: до первой отмели

Общие расходы бизнеса на социальные программы в России в 2005 году достигли, по некоторым оценкам, 1,5 млрд долларов: с 2003 года они выросли втрое. Крупнейшие корпорации вкладывают сегодня в социальную инфраструктуру больше, чем их коллеги на Западе. Почему — понятно: там основную долю расходов через систему налогообложения берет на себя государство.

— Наш подход к социальной ответственности базируется на оказании дополнительных услуг для людей, связавших жизнь с нашим предприятием, — рассказывает генеральный директор ОАО «Сильвинит» Петр Кондрашев. — Малый и средний бизнес, способный предоставлять качественный сервис в сфере услуг, в Соликамске пока не развит. Практика показала: опыт наших менеджеров по управлению объектами социальной инфраструктуры — лучший в городе. Поэтому отказываться от этих объектов, передавать их неэффективным собственникам мы не имеем права. Это может негативно сказаться и на перспективах основного бизнеса. Одной лишь зарплатой мы не сможем удержать квалифицированные кадры, если в городе недостаточно развита социальная сфера, инфраструктура досуга и отдыха. Ведь практически каждый второй житель Соликамска так или иначе связан с «Сильвинитом» и его партнерами.

— Если переводить в денежное выражение объем социальных программ зарубежных компаний и наших, то мы делаем гораздо больше, — отмечает Владимир Белоглазов. — Это хорошо: значит, есть понимание у наших бизнесменов, что это надо делать. Но плохо то, что мы так или иначе культивируем у людей привычку к тому, что что-то может доставаться бесплатно. На Западе такого нет, и когда мы войдем в ВТО, нам придется сократить или уменьшить эти расходы. И еще: хорошо, что предприятие тратит деньги на социальную сферу. Но плохо, что и власти, и общество зачастую воспринимают это как данность, которая будет всегда, вне зависимости от мировой конъюнктуры, от того, по силам ли будут предприятию такие расходы.

В этом году мы потратили на социальную политику 2 миллиарда. Но эти деньги надо было откудато взять. Социальные расходы — добрая воля компании. Есть структуры достаточно приличных размеров, которые вообще не тратят деньги на эти цели. Возьмите любую торговую сеть — там колоссальные обороты, сравнимые с нашими. Но при этом я никогда не слышал, чтобы на них были объекты социальной сферы или они бы продумывали системные подходы к обеспечению доступности жилья…

Основные направления социальных расходов крупных промышленных компаний

Внутренняя социальная ответственность Внешняя социальная ответственность, благотворительность
Негосударственное пенсионное обеспечение Материальная помощь неработающим пенсионерам
Медицинское обеспечение и санаторно-курортное лечение, финансирование дорогостоящих курсов лечения Финансовая помощь здравоохранения
Добровольное медицинское страхование Финансирование детских домов и домов ребенка
Возможность получения небольших ссуд работникам компании Поддержка общеобразовательных школ
Поддержка специалистов, обучающихся в аспирантуре Помощь малоимущим категориям населения (ветераны, инвалиды, неработающие)
Улучшение жилищных условий работников и молодых специалистов Финансирование культурно-массовой и физкультурной работы
Формирование системы корпоративной культуры Спонсорская поддержка различным организациям образования
Проведение корпоративных мероприятий, праздников "Научно-технические конференции молодых специалистов"
Поддержание конкурентной оплаты труда специалистам Финансирование строительства православных храмов
  Создание благотворительных фондов
  Материальная помощь при рождении ребенка
  Социальное партнерство с предприятиями муниципального образования
  Спонсорство культурных проектов федерального уровня
  Спонсорство спортивных команд, команд КВН
 

Да, экономика России — корабль не самый маленький. Под килем не семь футов — шестьдесят долларов за баррель. Но эта ситуация не вечна. Страны, с которыми мы конкурируем за капитал как основной ресурс, необходимый для нормального развития, — не Европа и США. Это страны Азии, где нет пенсионной системы, где не надо строить храмы, чтобы вести там бизнес, где на берегу Тихого океана уже создана готовая инфраструктура в виде производственных помещений и подведенных коммуникаций, где только свистни — и миллионы деревенских жителей приедут работать за пару юаней в день. Как только конъюнктура изменится, бизнес свернет расходы на развитие муниципалитетов — просто потому, что перед ним встанет задача выживания. И если к тому времени система, про которую мы говорим, не заработает, мы потеряем и бизнес, и территории.

Причина вторая: доверие

Уровень доверия имеет свою цену. В 80х годах прошлого века во Франции случилось массовое отравление с несколькими десятками смертельных случаев, да не какой-то заморской гадостью, а родной водой компании Перье. Причина — ошибка сотрудников. Ничего не напоминает в свете последних событий на нашем рынке национальной питейной продукции? Так вот, компания за несколько дней заменила всю наружную рекламу. На щитах на черном фоне появилась бутылка Перье со стекающей по ней капле и надписью: «Простите нас». Согласитесь: представить себе любого размера российскую фирму, действующую подобным образом, невозможно.

Уровень доверия к инициативам бизнеса в части социальной ответственности со стороны населения находится в вилке между «совсем зажрался» и «мог бы дать и побольше».

Вот данные Ассоциации менеджеров по итогам исследования, проведенного в 2003 году. 81% опрошенных менеджеров видят прямую связь между успехом бизнеса и социально ответственным поведением. Способность крупных российских компаний действовать на благо общественного развития допускает 43% опрощенных. Но при этом 85% представителей общественности не верит в серьезность деклараций компаний в сфере социальной ответственности и считает, что не существует возможности проверить, является ли компания социально ответственной.

Поэтому и не востребованы у нас социальные отчеты, а упорно тиражируемые в корпоративных СМИ лозунги советских времен не воспринимаются не то что жителями городов, но и сотрудниками самих компаний.

Заметьте, мы не говорим о том, кто виноват в этой ситуации. Это бессмысленный и вредный спор, который не даст решения проблемы. Однако без необходимого уровня доверия социальная политика бизнеса не принесет желаемых результатов: его инициативы не будут получать адекватной обратной реакции со стороны общества.

А в отсутствие диалога в период кризиса (он рано или поздно случится) неизбежно появится почва для популистских решений. Ею воспользуются «защитники народа», и мы получим жесткий конфликт с последствиями высокой степени неопределенности. Эту перспективу видит и просчитывает любой серьезный инвестор, собирающийся вложить деньги в территорию.

Повышение доверия общества к инициативам бизнеса — задача решаемая. Если власть не будет приписывать себе инициативы бизнеса (ее, мол, усилиями достигнут рост ВРП, построены храмы, больницы и т.п.), а бизнес начнет открытый диалог с социумом (для этого надо перейти от языка советских лозунгов в проплаченных СМИ к беспристрастному информированию), если все это получит объективную оценку со стороны четвертой власти, уровень доверия неизбежно изменится. Правда, уйдет на это лет пятьдесять.

Подводя итог, сформулируем две главные задачи, решение которых способно перевести диалог общества и бизнеса в цивилизованное русло. Краткосрочная — изменение системы межбюджетных отношений в пользу муниципалитетов; долгосрочная — пересмотр принципов информирования общества об инициативах бизнеса в области социальной политики.

Дополнительные материалы:

Социальная ответственность: Россия vs Запад

 Андрей Язев
Андрей Язев
Андрей Язев, генеральный директор управляющей компании «Ява»:

— На Западе под эгидой социальной ответственности корпорации вкладывают деньги в борьбу с бедностью в Африке. И не замечают, что происходит рядом с ними. У нас подругому. Наши мероприятия направлены на помощь непосредственному окружению: детские дома, дома престарелых — они же здесь, не надо за ними ездить в Африку. К тому же социальная ответственность — это не только благотворительность и меценатство. Это и поддержка государственных программ. Но необходим разумный симбиоз: бизнес не должен подменять государство, он может лишь дополнять его, поддерживая те сферы, на которые у власти не хватает ресурсов. 

 Александр Федоров
 Александр Федоров
Александр Федоров, председатель совета директоров ОАО «ЧТПЗ»:

— Западное понимание социальной ответственности строится на устоявшихся регламентированных взаимоотношениях бизнеса и власти, развитом налоговом и трудовом законодательстве, многолетней практике применения этих норм и высоких стандартах корпоративного управления. В России же оно приобретает относительно четкие очертания только в последнее время. Законодательная база пока не развита, у нас нет опыта построения отношений между бизнесом, обществом и госорганами. Однако постепенно мы приходим к понятным правилам работы. Чтобы бизнес не воспринимал соцответственность как наложенную государством повинность, должны быть четко сформулированы его задачи в области социальной политики и устранены искусственные препятствия для выполнения обязательств.

 Иван Розинский
 Иван Розинский
Иван Розинский, член правления Международного Московского Банка:

— На Западе отношение к социальной ответственности бизнеса более структурировано. Для России же явление социальной ответственности относительно ново, здесь моложе собственники и менеджеры, поэтому еще очень большую роль играют личные пристрастия и представления. В будущем мы что-то возьмем из западной практики, но наш подход, наверное, всегда будет более интуитивным и спонтанным. 

 Игорь Теущаков
 Игорь Теущаков
Игорь Теущаков, генеральный директор консалтинговой компании «Налоги России»:

— Крупный бизнес в России, как правило, понимает социальную ответственность шире, чем западный. Он несет ответственность не только за собственных сотрудников, но и за территорию, на которой работает. Западные компании в первую очередь пытаются наладить контакт с коллективом, а затем с властями. Российские — наоборот. На Западе крупное предприятие руководствуется прежде всего коммерческими интересами, а затем социальными. В России эти процессы взаимосвязаны. Поэтому на Западе нередки случаи закрытия и переноса в другие регионы целых заводов, а в России такой практики нет. Более того, у нас много убыточных градообразующих предприятий, так как собственники пытаются до последнего сохранять избыточную численность работников.

При этом малый бизнес на Западе понимает, что у него есть не только право на получение прибыли, но и ответственность перед персоналом и местом ведения бизнеса. А в России он игнорирует социальную ответственность.

Подготовила Елена Орлова

Чья ответственность?

Бизнес о социальной ответственности 

 Елена Брагина
Елена Брагина
Елена Брагина, начальник управления по социальным вопросам компании «АВИСМА» (филиал ОАО «Корпорация ВСМПОАВИСМА»)

— Социальная ответственность — это в первую очередь прерогатива государства. Бизнес способствует решению социальных проблем путем уплаты налогов и выплаты достойного заработка. Попытка распространить на него правила, по которым действует в социальной сфере государство, неправильна. Социальная ответственность в сегодняшнем виде в какой-то степени представляет собой скрытый социальный налог. В идеале за бизнесом следует признавать меценатство. Но сегодня бизнес вынужден развивать социальную инфраструктуру в городе и предоставлять на этой базе качественные услуги. Причем сегодня люди не готовы за них платить. Поэтому многие социальные структуры не могут стать коммерческими. Замкнутый круг: работодатель выплачивает небольшую зарплату, но при этом считает ее достаточной, так как нагружен социальной инфраструктурой.

 Валерий Савельев
 Валерий Савельев
Валерий Савельев, президент финансово-промышленного холдинга AVS Group:

— В отдельных муниципалитетах руководство обращается с просьбами поддержать тот или иной проект. Он может быть совершенно невыгоден предприятию, но оно под давлением административного ресурса вынуждено его финансировать. Это можно оправдать, когда ситуация действительно кризисная, но если такие отношения входят в постоянную практику, это уже ненормально. 

 Виталий Недельский
 Виталий Недельский
Виталий Недельский, генеральный директор Уральского турбинного завода:

— В странах с высоким уровнем налогообложения, например в Скандинавии, высокий уровень жизни, но местные компании постоянно шантажируют государственные органы уходом в другие зоны. Если бизнес перенапрячь, он начнет исчезать: либо физически переедет, либо его разрушат. 

 Армен Гарслян
 Армен Гарслян
Армен Гарслян, председатель совета директоров химической компании ОАО «Метафракс»:

— Власти некоторых небольших городов считают, что градообразующие предприятия должны финансировать всё, включая подготовку к зиме муниципальных учреждений. Это точка зрения мне абсолютно непонятна. Существует городской бюджет, и эффективное распределение средств бюджета — как раз работа властей. А у нас получается, что бюджет все время кудато исчезает, и все городские мероприятия пытаются возложить на плечи крупного бизнеса. Во-первых, мы продвигаем своих людей во власть, потому что считаем, тот, кто пополняет бюджет, будет расходовать его разумно и эффективно. И, вовторых, мы не дистанцируемся от города и его проблем, участвуем во всех сферах жизни: образовании, культуре, медицине, религии.

 Игорь Теущаков
 Игорь Теущаков
Игорь Теущаков, директор Ассоциации «Налоги России»: 

— Кто за что отвечает — это некий социальный компромисс между властью и бизнесом. На макроуровне решать должна власть, а как поступать в конкретной ситуации (и в рамках действующего законодательства) — бизнес. Власть может вмешиваться в бизнес только тогда, когда бизнес нарушает общепринятые нормы.

 Александр Парамонов
 Александр Парамонов
Александр Парамонов, управляющий Екатеринбургским филиалом Внешторгбанка:

— Все институты должны отвечать своему предназначению: бизнес — успешно вести дела и платить налоги, государство — эффективно их распределять (в том числе и на социальные нужды) и лишь отчасти стимулировать компании к дополнительным расходам на то, на что казны пока не хватает. Это закон. Если его не соблюдать, у нас не будет ни бизнеса, ни финансовой возможности оздоровить социальную среду. Есть много примеров европейских государств (Норвегия, Швеция, Финляндия), где за счет эффективной работы механизма налогов и дотаций, необходимость в социальных пожертвованиях сведена к минимуму.

 Руслан Разуваев
 Руслан Разуваев
Руслан Разуваев, коммерческий директор компании «Уральские мобильные сети»: 

— Необходимо обозначить полюса. Для государства это в первую очередь национальные программы, направленные на широкие слои общества, для бизнеса — адресные мероприятия, направленные на конкретных людей. 

 Фарит Махмутов
 Фарит Махмутов
Фарит Махмутов, генеральный директор КаменскУральского завода по обработке цветных металлов:

— Власти должны более комплексно оценивать социальную ответственность бизнеса. Неверно судить лишь по благотворительным вкладам или по тому, сколько средств компания выделила на развитие региона. Приоритет должен отдаваться оценке социально-экономических показателей в расчете на одного работающего. Важно учитывать и возможности предприятия в конкретной ситуации. Пока власти и бизнес не пришли к единому пониманию социальной ответственности и скоординированным действиям. Власти требуют от бизнеса максимальной открытости в части расходов и доходов. Но хотелось бы видеть такую же открытость со стороны бюджетов всех уровней.

 Александр Першиков
 Александр Першиков
Александр Першиков, старший вицепрезидент финансовой корпорации «Уралсиб»:

— Участие в социальных проектах приносит социальные и экономические выгоды обществу, для бизнеса это не только вопрос престижа. Однако чтобы он в них участвовал, государство должно создать понятные, а главное — неизменные правила. Только тогда это партнерство будет обоюдополезным и долгосрочным, а социальная ответственность перестанет восприниматься как тяжелая необходимость.

 Наталия Беленко
 Наталия Беленко
Наталия Беленко, заместитель генерального директора ОАО «ОГК1»:

— В России наконец-то закончился период дикого капитализма, и люди стали понимать важность социальной направленности бизнеса. Социальная политика — это ответственность перед будущим. Недостаточно просто вложить средства и получить прибыль. Инвестиции в этом направлении становятся инструментом улучшения менеджмента и репутации, управления нефинансовыми рисками. Например, затраты на обучение вернутся очень нескоро, но это вложения в благополучное завтра.

 Александр Маструев
 Александр Маструев
Александр Маструев, директор по персоналу и социальным программам ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат»:

— Тратя деньги на социальные программы, компания создает благоприятное социальное окружение и, следовательно, устойчивые прибыли в будущем. Теперь забота о здоровье, получении образования, обеспечения жильем — то, чем уже много лет занимаются крупные компании на своем уровне, — возведена государством в ранг национальных проектов. Бизнес может показать пути их практической реализации, опробовать что-то на местах, поделиться опытом. Так, на опыт ММК в части реализации программы защиты материнства и детства обращают внимание федеральные власти.

 Елена Стихина
 Елена Стихина
Елена Стихина, заместитель генерального директора по рекламе и связям с общественностью пищевого комбината «Хороший вкус»:

— Когда наши предприятия выходили на рынок, казалось бы: какая благотворительность и социальная ответственность, надо раскрутить проект, выйти на определенные экономические показатели. Однако все равно приходилось думать, как вдохновить работников, как убедить покупателей приобретать именно нашу продукцию… Любой бизнес создан для зарабатывания денег, а не для облагораживания мира. Но бизнесмен не может во главу угла ставить только обогащение. Он волей-неволей начинает учитывать принципы, рамки и нормы общества.

Подготовила Елена Орлова



Комментарии

Материалы по теме

Бизнес — партнер территории

Мы с Иваном Ильичем работали на дизеле…

Не расходы, а выгодные инвестиции

В поисках эффективности

Привлечь к социальной ответственности

Прагматизм превыше всего

 

comments powered by Disqus