Хождение по ГОКам

Хождение по ГОКам

Хождение по ГОКамКогда директор российского представительства компании Eureka Mining Карл Херрингтон начинает рассуждать о перспективах добычи меди на Южном Урале, он слегка теряет свою английскую сдержанность. Покрытое степным загаром лицо топ-менеджера начинает светиться энтузиазмом. На хорошем русском языке он рассказывает о блестящем будущем проекта разработки южноуральских месторождений меди. Кажется, он способен любого убедить в том, что Eureka неизбежно ждет успех.

Возможно, вскоре личное обаяние господина Херрингтона останется последним аргументом Eureka Mining в борьбе за челябинские месторождения меди. На британских медников ополчились, кажется, все: прокуратура, Роснедра, конкуренты. А участники рынка прямо заявляют: либо Eureka сама продаст свои месторождения, либо их отберет государство и выставит на аукцион.

Месторождения второй свежести

Первым разработчиком трех челябинских месторождений — медно-скарнового Тарутинского и медно-порфировых Томинского и Михеевского — должна была стать Южно-Уральская горнорудная компания (ЮУГК), учрежденная в 1997 году челябинской обл-администрацией. Однако руководители ЮУГК Александр Лосев и Владимир Чечулин в ходе двух допэмиссий размыли долю области в уставном капитале ЮУГК с 70% до 5,1% и переоформили лицензии на три ГОКа (Михеевский, Тарутинский и Томинский). Затем ГОКи (существовавшие только на бумаге — никаких материальных активов им не принадлежало), были переданы оффшорке Chelyabinsk Copper Company Ltd, купленной в январе 2005 года за 6 млн долларов компанией Eureka Mining. Еще один актив ЮУГК, Александринское рудное поле, достался Русской медной компании (РМК).

Когда подробности сделки стали известны, южноуральские власти и СМИ заговорили о том, что ГОКи достались Eureka незаконно. Челябинская обладминистрация добилась отзыва у Eureka прав на Тарутинское месторождение.

К лету 2005 года власти и инвесторы помирились. Британские бизнесмены пообещали вернуть области 2,5 млн долларов, потраченные ею на геологоразведку в период работы ЮУГК (формально эта компания существует до сих пор), и обязались инвестировать в месторождения 300 млн долларов (к настоящему моменту обещанная сумма возросла до 450 млн долларов).

Если медь есть — ее сразу нет

Одиночество инвестора на длинной дистанцииСледующий год прошел для английских инвесторов спокойно. Летом 2006го директор российского офиса Eureka Карл Херрингтон отчитался перед первым вицегубернатором Челябинской области Владимиром Дятловым. По сведениям «Э-У» (в нашем распоряжении имеется стенограмма встречи), он пообещал ему, что Eureka еще до осени заключит контракты с неким крупным российским банком и серьезной горнодобывающей компанией, которые примут участие в проекте. «Пока все у вас получается нормально. Давайте дальше сотрудничать», — резюмировал вицегубернатор.

Однако найти партнеров к обещанному сроку не удалось. А осенью у Eureka вновь начались проблемы. В уральских электронных СМИ стали появляться комментарии местных экспертов, негативно отзывавшихся о британской компании. Высказывания были однотипны: компания якобы не собирается разрабатывать залежи меди, а хочет лишь перепродать их подороже и вообще известна мировому рынку не как разработчик месторождений, а как спекулянт.

Представитель одной из уральских меткомпаний рассказал «Э-У», что прежний директор Eureka Дэвид Бартли (отошел от дел по состоянию здоровья) якобы предлагал купить ГОКи за 50 млн долларов. Источник был возмущен тем, что компания, получившая месторождения по «бросовой цене» в 6 млн долларов (по данным источника, МПР оценило каждое месторождение как минимум в 20 млн долларов), продает их почти с десятикратной наценкой. При этом объем инвестиций, вложенный в месторождение Eureka за год, — 12 млн долларов — он назвал «недопустимо низким», сославшись на то, что «только полноценная геологоразведка на Михеевском стоила бы около 100 млн долларов».

Деятельностью Eureka вновь заинтересовались в МПР. Представитель Федерального агентства по недропользованию Владимир Грудский сообщил «Э-У», что в распоряжении агентства имеются данные о нарушениях со стороны Eureka, и они сейчас рассматриваются в Роснедрах. Владимир Дятлов считает, что исход дела зависит от того, сумеет ли Eureka форсировать работы на месторождениях, так, чтобы «у МПР больше не возникало вопросов» и подчеркивает: «Если компания покупает собственность, на которую наложены определенные обязательства, она должна быть готова отвечать по ним».

Один из высокопоставленных челябинских чиновников объясняет сложность ситуации вокруг Eureka двойственным положением, в которое попала компания. Он заметил: «Нарушения лицензионного соглашения были заложены еще пять лет назад, когда месторождения не принадлежали Eureka. Тем не менее формальный повод для отзыва лицензий есть. И это ставит областные власти в неудобное положение: они же объявляли о поддержке англичан и надеялись, что будет реализован очень крупный инвестпроект». По словам чиновника, конкуренты Eureka воспользовались ситуацией и организовали PRкампанию через интернетСМИ. От себя добавим, что в местной печати в ответ прошла волна публикаций в защиту Eureka. По мнению источника, вытеснение Eureka было бы выгодно Русской медной компании, работающей на Южном Урале.

— Не существует рынков, на которых присутствовала бы Eureka, поэтому ее просто неоткуда вытеснять, — парирует директор по связям с общественностью РМК Александр Ханин. Он не скрывает, что в его компании крайне недовольны действиями Eureka: «Мы считали и считаем, что англичане — намеренно или по незнанию — купили незаконно выведенный изпод контроля государства актив. Мы утверждаем, что приобретение лицензий на право разработки месторождений должно происходить законным путем через открытый аукцион». В этом случае РМК примет участие в торгах. Но выдавливать конкурента в компании не собираются. И вообще не намерены входить в проект в его нынешнем виде: «Нам неинтересны активы с сомнительной историей и не нужны проблемы с правоохранительными органами», — поясняет Александр Ханин. В другой уральской медной компании, УГМК, также заявили, что не заинтересованы в этих месторождениях.

В Eureka не особенно расстраиваются: по словам Карла Херрингтона, интерес к проекту попрежнему испытывают инвесторы из Великобритании, и все так же идут переговоры с одной «очень крупной» российской горнодобывающей компанией, которые «вот-вот должны завершиться» вхождением партнера в проект (см. интервью с Карлом Херрингтоном).

Одиночество инвестора на длинной дистанции

Участники рынка не верят в то, что Eureka планирует сама разрабатывать месторождения, и считают, что цель компании — продать челябинские активы подороже целиком или частично. Они утверждают, что ни одна солидная компания такой покупкой не заинтересуется. Скепсис конкурентов Eureka имеет под собой основания. Инвесторов от челябинского медного проекта может отпугнуть запутанная история активов. Слишком велик риск, что права на месторождения отберут Роснедра, а права собственности — прокуратура.

Пока неопределенность вокруг «бумажных» ГОКов сохраняется, запасы меди Михеевского месторождения, оценивающиеся на конец октября этого года в 11,2 млрд долларов, будут лежать в земле. Перспективы разработки двух других площадей остаются неопределенными.

Между тем откладывание сроков запуска этого инвестпроекта может поставить на нем крест. Эпоха высоких цен на сырье не будет вечной. Пока цена красного металла составляет около 7,5 тыс. долларов за тонну. Однако Международный валютный фонд прогнозирует: к 2010 году реальные цены на медь упадут на 53%. Челябинские запасы меди могут обесцениться еще до того, как будут извлечены на поверхность.

Дополнительные материалы:

Компания Eureka Mining

создана в 2003 году британской фирмой Celtic Resources для изучения и последующей разработки месторождений в странах бывшего СССР. В частности, компания работает на золотоносном месторождении Кентау, молибденовом Шорском и полиметаллическом Мукубинском (все — Казахстан). Сейчас Celtic Resources контролирует 21,96% акций Eureka Mining.

Связанные одной веткой

Прогнозные запасы меди: Михеевского медно-порфирового месторождения (в 40 км от Челябинска) — 1,8 млн тонн, Томинского (в 200 км от Челябинска) — 1,5 млн тонн, медно-скарнового Тарутинского (на российско-казахской границе) — 1,3 млн тонн. Содержание меди в руде 0,5 — 0,6% (на Тарутинском — 1,22%). Месторождения связаны железной дорогой.

Разработка медно-порфировых руд считается менее выгодной, чем медно-колчеданных. Тем не менее с помощью технологии выщелачивания разрабатываются медно-порфировые месторождения Гумешевское (Свердловская область, разработчик — РМК), Быстринский рудный узел (Читинская область, разработчик — Норникель), а также месторождения штата Юта (США).

Комментарии

Материалы по теме

Солнце еще высоко

Титан до Индии доведет

В одни руки

Медь вышла на публику

Зимнее снижение спроса замедляет ценовую динамику на рынке черных металлов

 

comments powered by Disqus