Бизнес — партнер территории

Бизнес — партнер территории

 Василий Киселев
 Василий Киселев
— Василий Николаевич, в чем особенности российского подхода к социальной ответственности?

— На Западе это в основном PRкампании: на фондовом рынке дороже ценятся те, кто показал себя ответственным. В России парадигма совершенно иная, у социальной ответственности здесь другие исторические корни. Города строились вокруг заводов, и предприятия были ответственны за их развитие. Поэтому российские компании гораздо более социально ответственны, чем западные. Сейчас у нас наблюдается тенденция снижения до некоего оптимального уровня, а на Западе, наоборот, идут от чистого бизнеса к социально ответственному.

— Где оптимальное соотношение?

— Можно выделить три этажа. Первый, «обязательная программа»: платить обоснованную «белую» зарплату и все налоги. Без этого ни о какой социальной ответственности даже говорить нельзя. Второй — дополнительная забота о персонале, его квалификации, мотивации, условиях труда и отдыха. Это осознание того, что люди — капитал, и они будут эффективны, если почувствуют, что о них думают. На высший этаж компания поднимается, когда менеджмент понимает: чтобы на втором этаже люди себя чувствовали хорошо, нельзя оставаться в рамках предприятия, нужно двигаться в общество. Ведь чтобы ваша образовательная программа была эффективной, надо найти нормальное образовательное учреждение. То же — со здравоохранением. Так компания участвует в создании нормальных условий жизни для своих сотрудников. А «суперлига» — когда все это вы описываете в социальном отчете и подтверждаете независимым аудитом.

— Социальная политика градообразующих предприятий часто не находит понимания у местных органов власти. Как разрешить это противоречие?

— Основная проблема в том, что власти понимают социальную ответственность как дополнительный взнос на затыкание дыр в социальной сфере. И оценивают бизнес, как правило, только в этом качестве. Всякие другие формы взаимодействия малоразвиты. Но нужно понимать: в вопросах социальной ответственности бизнес и власть должны идти по одному пути, причем параллельно, а не последовательно. Например, вы хорошо мотивируете работников. Однако они выходят за ворота завода и три часа не могут доехать до дома, потому что транспорт не работает. А утром вы их полдня приводите в чувство, чтобы они приступили к работе, а не обсуждали, что творится в городе.

У всех небольших муниципалитетов, где есть градообразующие предприятия, беды одинаковы. Так, у нас к 2000 году долги некоторых муниципалитетов за теплоносители равнялись их годовым бюджетам.

И только с помощью денег бизнеса эти проблемы не решить. Нужно анализировать формирование бюджета муниципалитета, потому что когда муниципалитет просит у нас денег, в двух случаях из трех причиной служат неправильно выстроенные межбюджетные отношения и неумение его отстаивать свои права перед высшим органом власти при формировании бюджета. И лучше помочь в этом, чем каждый раз давать деньги на одни и те же цели. Мы системно работаем с местными органами власти. Для Каменска-Уральского, а в этом году и для Североуральска, разрабатываем стратегии социально-экономического развития. И сегодня видны положительные результаты: прекратилось накопление задолженности муниципальных образований (до реализации программы долги составляли 400 млн рублей), она реструктуризирована, сбалансированы бюджеты муниципальных образований на пилотных территориях, разработана программа наполнения бюджетов муниципалитетов.

— В чем должна заключаться социальная ответственность градообразующего предприятия?

— Однозначно оно не должно тащить всю социальную сферу города. Мы в своих программах делаем упор на два аспекта. Первый — содействие росту малого бизнеса. Низкий уровень его развития — базовая проблема всех малых городов. Ее следствие — нет многих услуг, увеличивается налоговая нагрузка на крупные предприятия. А если сложится неблагоприятная конъюнктура и наши налоговые платежи сократятся? Когда заработает много местных предпринимателей, наша доля в общих поступлениях значительно уменьшится, а устойчивость местной бюджетной системы возрастет. Поэтому мы финансируем обучение предпринимателей, содействуем получению кредитов. Второй блок: совместно с фондами местных сообществ мы создаем инфраструктуру поддержки социальных инициатив на территории. Чтобы люди знали, куда с инициативой прийти, что проект оценят и помогут его реализовать. Мы не выбираем сферы инвестиций, их выбирают люди, которые живут на этой территории. Наша задача — обеспечить финансовые ресурсы. При этом важно — мы софинансируем, а не просто даем деньги на идеи.

Эти программы сегодня действуют в трех муниципальных образованиях разных типов — Каменске-Уральском (муниципальный округ), Шелехове (муниципальный район с муниципальным поселением), Надвоицах (муниципальное поселение). Информацией о ходе проекта мы обмениваемся с Минэкономразвития, президентским советом. Все эти расходы — не благотворительные. Они придают социальную устойчивость бизнесу.

— Можно ли сегодня говорить о социальных вложениях как инвестициях?

— К сожалению, нет. Для этого нет нормативной основы, так как сама структура социальной сферы в форме учреждений не позволяет заниматься социальными инвестициями. Потому что это бюджетные учреждения, и помочь им вы можете только через благотворительность. А какой отдачи вы ждете от благотворительности?

Комментарии

Материалы по теме

Мост между двумя мирами

Мы с Иваном Ильичем работали на дизеле…

Не расходы, а выгодные инвестиции

В поисках эффективности

Привлечь к социальной ответственности

Прагматизм превыше всего

 

comments powered by Disqus