Боевая «могила» пехоты

Боевая «могила» пехоты Основные финансовые показатели КурганмашзаводаКурганмашзавод теряет монопольное положение на российском рынке БМП. Шанс предприятию дает развитие гражданского направления.

Впервые в истории НПК «Уралвагонзавод» (УВЗ, Нижний Тагил) собирается выйти на рынок боевых машин пехоты (БМП). На выставке Russia Arms Expo-2013 корпорация представила прототип новейшей БМП «Атом», которую разрабатывает совместно с французской компанией Renault Trucks Defense (специализируется на производстве военных грузовых автомобилей). Начать серийное производство стороны планируют через полтора-два года.

Концепт «Атома» придумали три месяца назад. Бронетехнику оснастят 57-миллиметровой автоматической пушкой отечественного производства С-60 (на БМП предыдущих моделей устанавливали 30-миллиметровую пушку), защитят керамическими бронепанелями от попадания пуль и осколков, а также оборудуют системой оповещения о лазерном излучении (некоторые ракеты наводятся путем лазерной подсветки). БМП сможет перевозить в десантном отделении восемь полностью экипированных бойцов. По словам руководителя проекта Андрея Новинского, уровень защищенности экипажа в зависимости от комплектации машины может варьироваться в сторону как усиления, так и ослабления с одновременным повышением огневой мощи (пять различных конфигураций).

Разработка УВЗ способна серьезно поколебать позиции другого уральского предприятия — Курганмашзавода (КМЗ), единственного до сих пор российского производителя БМП. В последние годы завод и без того показывает нестабильные финансовые результаты из-за отсутствия крупных гос­оборонзаказов и неблагоприятной внешней конъюнктуры. Появление сильного конкурента будет весьма некстати.

Пехота не пройдет

Доля реализации спецтехники в структуре выручки КМЗ относительно велика — 81% (7,63 млрд рублей). Почти все поставки в 2012 году пришлись на БМП-3. Эта гусеничная машина разработана в 1987 году КБ завода и предназначена для транспортировки личного состава к эпицентру военных действий и огневой поддержки пехоты. Она оснащена 100-миллиметровым орудием — пусковой установкой (в боекомплект входят 40 осколочно-фугасных снарядов и шесть противотанковых управляемых ракет), 30-миллиметровой автоматической пушкой (боекомплект — 500 патронов) и тремя 7,62-миллиметровыми пулеметами Калашникова. Вмещает в десантном отделении до семи пехотинцев. Стоимость одной единицы — около 90 млн рублей.

С 2010 года Минобороны отказалось от закупок этих машин (доля гособоронзаказа на БМП в структуре выручки КМЗ за 2009 год — 26%). Владимир Поповкин, занимавший тогда пост первого заместителя министра обороны, назвал БМП-3 «боевой “могилой” пехоты» и заявил, что российской армии они не нужны. По мнению директора Института политического и военного анализа Александра Храмчихина, концепция техники морально устарела. Речь идет о слабой защите от попадания гранатометных выстрелов и осколков мин. Также плохо проработана компоновка десантного отделения — пехотинцу неудобно выбираться из машины.

Несмотря на эти недостатки, продукция пользуется спросом на мировом рынке вооружений. В 2012 году КМЗ продолжил поставки БМП-3 в Венесуэлу (не менее 16 единиц) и Кувейт (минимум пять единиц), отгрузил первые партии БМП-3Ф морской пехоте Индонезии (заказано 37 единиц, сумма контракта — 114 млн долларов) и БМП-3 вооруженным силам Азербайджана (заказано 100 единиц). По мнению экспертов, высокий спрос обусловлен авторитетом отечественной оборонной продукции на международном рынке бронетехники. Однако есть негативная тенденция: Россия постепенно теряет традиционных покупателей оружия (подробнее см. «Угроза “арабской весны”» , «Э-У» № 38 от 23.09.2013). Притормозить объемы экспорта также может рост конкуренции со стороны зарубежной техники (американских Bradley, немецких Puma, британских Warrior и т.д.).

Попытки модификации БМП-3 оказались неудачными: конструкторам не удалось радикально усилить защищенность экипажа и десанта при сохранении огневой мощи. Поэтому КМЗ начал разработку принципиально новой БМП на базе многофункциональной гусеничной платформы «Курганец-25» (начало серийного производства намечено на 2016 год) под заказ Мин­обороны. Предположительно, ее оснастят 30-миллиметровой автоматической пушкой 2А42, пусковой установкой противотанковых управляемых ракет «Корнет-ЭМ», а также 12,7-миллиметровым роботизированным пулеметом «Корд». Машина получит усиленную броневую защиту модульного типа: экипаж и десант будут находиться в бронекапсуле.

Колеса против гусениц

Однако перспективы проекта «Курганец-25» остаются под вопросом. Начало серийного производства может затянуться на неопределенное время: КМЗ переносил старт уже несколько раз. Кроме того, военные специалисты не уверены, что новая продукция будет востребована на внешнем и внутреннем рынках. Армии большинства стран мира постепенно отказываются от гусеничных платформ и переходят на легкую колесную бронетехнику, главными преимуществами которой являются хорошие ходовые качества на нормальных дорогах вместе с большим ресурсом двигателя (недостатки — регулярное повреждение шин и слабая защита колес от попадания выстрелов). Минобороны также объявило о планах внедрения в войска техники на шасси, частично заменив гусеничную.

На новую нишу как раз и нацелена машина для пехоты «Атом» от УВЗ, которая представляет собой модифицированное шасси французского бронетранспортера VBCI с колесной формулой 8х8 (разработчик — Renault Trucks Defense) и установленным боевым отделением отечественного производства. Еще один конкурент — проект колесной платформы «Бумеранг» (курирует московская Военно-промышленная компания, начало серийного производства намечено на 2016 год).

Перекуем мечи на орала

Таким образом, КМЗ оказался в сложной ситуации. Его текущая продукция не востребована на внутреннем рынке и имеет не очень хорошие перспективы на мировом (в первую очередь из-за продолжающихся арабских революций). Разрабатываемая гусеничная платформа БМП «Курганец-25» будет испытывать жесткую конкуренцию со стороны колесной боевой техники. К примеру, власти ОАЭ (крупнейшего в постсоветской истории иностранного покупателя БМП-3) уже объявили о намерении приобретать за границей только БМП на шасси.

Другая проблема — потеря статуса единственного отечественного производителя машин для пехоты, что может привести к сокращению экспортных поставок. Зачастую предпочтения зарубежных покупателей обусловлены внешнеполитической конъюнктурой — при наличии конкурентоспособных иностранных аналогов они покупают российскую технику, потому что она «российская». Поэтому статус дает предприятию ряд преимуществ.

Однако у КМЗ есть потенциал: завод выпускает не только БМП, но и боевые машины десанта (БМД, конструкция техники позволяет десантироваться с самолетов), которые пока не пользуются спросом у покупателей. Споры вокруг них не утихают уже несколько лет. Командование воздушно-десантных войск РФ выступает за приобретение гусеничных БМД-4 для замены устаревших бронемашин пре­дыдущих моделей, тогда как ряд высокопоставленных чиновников Минобороны категорически против: по их мнению, новая техника не соответствует современным требованиям из-за слабой защищенности. В зависимости от итогов этой дискуссии КМЗ может либо получить крупный гособоронзаказ, либо полностью потерять российский рынок вооружений до начала серийного производства «Курганца-25».

Как заводу компенсировать возможные потери? На наш взгляд, шанс может дать увеличение доли гражданской продукции в структуре выручки: в последние три года она составляет 19 — 21%. Предприятие производит гусеничные транспортные машины Четра ТМ-140 (для транспортировки вахтовых смен в условиях бездорожья) и мини-погрузчики МКСМ (для коммунальных и строительных работ).
Комментарии

Материалы по теме

Мото по-европейски

Переработку — крестьянам

Дружба крепкая не расплавится

Кластер с австрийской начинкой

Больше денег для УВЗ

Старая песня

 

comments powered by Disqus