В чем фокус

В чем фокус Промышленная политика в регионах должна строиться с учетом потенциала городов и интересов их жителей. При этом ставку только на традиционно сильные отрасли делать не стоит. Новые точки роста способны дать конкретные предпринимательские проекты.

В конце сентября президиум Свердловского областного союза промышленников и предпринимателей (СОСПП) с участием ключевых министров правительства области обсудил проект программы развития промышленности Среднего Урала на 2012 - 2015 годы. Свердловская область - первый субъект федерации на территории Урала и Западной Сибири, взявшийся за разработку комплексного документа, в котором отражены задачи и инструменты промышленной политики региона. Во всей России только пять субъектов - Нижегородская, Тамбовская, Новосибирская, Липецкая и Ярославская области - утвердили аналогичные программы.

Схема.  Распределение промышленного производства по территории Свердловской области

Работа востребована. С одной стороны, область входит в число десяти субъектов федерации, которые в общей сложности дают стране 40% промышленной продукции. И уже этот факт говорит о необходимости выработки системных подходов к управлению сегментом. С другой - доля промышленной продукции в региональном ВРП за время кризиса резко снизилась (с 40% в 2007 году до 25% в 2011-м). Значит, назрела необходимость поиска ограничений роста и инструментов снятия этих ограничений.

Концепция программы разработана министерством промышленности и науки еще летом этого года и прошла обкатку в нескольких отраслевых союзах. Однако реакция СОСПП оказалась самой серьезной: крупный бизнес подошел к анализу документа придирчиво, предложив не просто поправить цифры, а пересмотреть несколько концептуальных моментов.

Что предлагает программа

Цели программы министр промышленности и науки Свердловской области Александр Петров сформулировал так: «Создание конкурентоспособного промышленного комплекса, обладающего долгосрочным потенциалом динамичного роста, диверсифицированной структурой производства, инновационной восприимчивостью, а также повышение на этой основе уровня жизни и занятости населения».

В цифрах это выглядит следующим образом: ежегодный прирост объемов выпуска обрабатывающих производств - 8 - 15%, количества новых рабочих мест на основных и вспомогательных производствах - 1,5% от общего числа работающих, доля инновационной продукции в общем объеме обрабатывающих производств - 20% к 2015 году и до 45% к 2020-му.

К числу приоритетов правительство относит высокотехнологичные секторы, производящие продукцию с высокой добавленной стоимостью: станкостроение, производство медицинской техники, фармацевтику, транспортное машиностроение, выпуск нефтегазового оборудования и новых стройматериалов.

Для дальнейшего развития этих отраслей предлагается задействовать несколько распространенных инструментов поддержки бизнеса: создание кластеров, инновационной инфраструктуры, технопарков. Помощь будет оказана компаниям, нацеленным на выпуск конкурентоспособной продукции, модернизацию основных фондов, создание новых технологий и производств. Формы поддержки - софинансирование НИОКР, субсидирование ставок и предоставление государственных гарантий по банковским кредитам. На эти цели предполагается задействовать деньги областного бюджета - в общей сложности 2 млрд рублей.

Кроме того, область рассчитывает получить средства из федерального бюджета по линии целевых программ, программ импортозамещения и поддержки экспортеров, а также внебюджетные средства в виде частных инвестиций. Стоимость всей программы - 39 млрд рублей.

Что думает бизнес

Первый момент, который показался спорным руководителям крупнейших промышленных компаний области (именно они входят в состав президиума СОСПП), - собственно цель промышленной политики.

- Важно, чтобы промышленное развитие в долгосрочной перспективе соотносилось с политикой области в части территориального развития, социальной политикой (формирования системы образования на местах, развития инфраструктуры). Хотелось бы, чтобы целевыми показателями программы стали не просто показатели прироста промышленной продукции в тех или иных отраслях, как это выглядит сейчас. Приоритетами промышленной политики должны стать люди, развитие городов, создание новых сегментов экономики, - представил точку зрения СОСПП председатель комитета по промышленности, инновационному развитию экономики и инфраструктуры бизнеса, исполнительный директор ПНТЗ Мелик Мори.

Второе замечание относится к выбору приоритетов. Ресурсов у региональной власти не так много, и важно в самом начале не ошибиться с выбором, куда именно их направить. В концепции программы за основу взят отраслевой подход: правительство делает ставку на то, что точками роста в промышленности станут традиционно сильные сегменты. Однако в СОСПП считают, что настало время поменять критерии: «В любой отрасли есть предприятия, обладающие потенциалом. Поэтому надо создавать институты не поддержки отраслей, а перспективных предприятий. Им надо помогать, например, с финансированием инженерных сетей, решением проблем с поставщиками энергии и газа, с кадровым обеспечением», - полагает Мелик Мори.

В целом создается впечатление, что основной акцент в концепции сделан на развитии промышленности, представленной крупным бизнесом: о среднем Александр Петров упомянул в докладе вскользь. В принципе это понятно: в области работают лидеры оборонного комплекса, машиностроения, металлургии (причем не только отечественные, но и мировые), и от их результатов, по крайней мере, в ближайшее время, будут во многом зависеть перспективы промышленного сектора, да и всей экономики региона.

Фокус, однако, в том, что эти компании на период работы программы, то есть 2012 - 2015 годы, инвестиционные программы уже сформировали. «Сейчас повлиять на их реализацию можно лишь в ограниченных пределах. Вот поэтому промышленная политика, на наш взгляд, должна иметь более далекий горизонт планирования, хотя бы сопоставимый с циклом большинства крупных инвестпроектов», - считает Мелик Мори.

Следующий дискуссионный момент - роль региональной власти в технологическом развитии промышленных компаний. Многие регионы сегодня слишком увлеклись созданием инфраструктуры - технопарков, бизнес-инкубаторов. Но для запуска инновационной машины не менее важны стимулы. Венчур - вещь настолько же затратная, насколько и рискованная. Частный бизнес, даже в случаях сильной мотивации, не всегда решается вкладываться в собственные НИОКР, способные принести отдачу через годы, а то и десятилетия. Но без этого аспекта говорить о развитии промышленности бессмысленно. И эта задача по силам региональной власти. «Государство должно взять на себя существенную часть и рисков, и финансирования этих работ. Это финансирование через систему федеральных и национальных исследовательских университетов, институт технологических платформ, госкорпорации и институты развития. Координация этих программ именно со стороны исполнительных органов власти региона - важнейшая часть промполитики», - высказал общую точку зрения Мелик Мори.

Последний большой блок проблем связан с рынком труда. Значительная часть действующих производственных площадок промышленных компаний расположена во вторых, а то и в третьих по масштабу областных городах. Если квалифицированных инженеров за большие деньги компании еще могут с трудом найти на рынке, то отсутствие спроса на рабочие вакансии превращается в катастрофу: молодежь не приходит на заводы, предпочитая искать работу в мегаполисах. По разным прогнозам, ближайшие десять лет в среднем на четырех вышедших на пенсию работников будет приходиться трое вступивших в трудоспособный возраст. А в некоторых городах, например в Каменске-Уральском, это соотношение будет и вовсе 1:2. «Осмысленную политику подготовки будущих специалистов нужно проводить одновременно с политикой повышения производительности труда и обновления основных фондов», - резюмирует Мелик Мори.

Помоги выскочкам

«Эксперт-Уралу» близки два момента позиции промышленников, представленные при анализе концепции. Первая касается пересмотра приоритетов.

На поверхностный взгляд, идея поддержки конкретных компаний, а не отраслей выглядит странно. Между тем группа «Эксперт» в течение многих лет наблюдает феномен «газелей» - компаний среднего уровня, растущих темпами выше 20 - 30% в год, причем как минимум пять лет подряд. И мы убедились, что среди них мало таких, кто поднялся бы вместе с отраслью или на общей конъюнктуре рынка. Наоборот, чаще встречаются «одиночки», добившиеся прорывов благодаря собственным усилиям и иногда на вовсе падающих рынках. До сих пор на всех конференциях, проводимых «Экспертом», представители «газелей» уверяли, что им не нужна никакая помощь государства, а лучше бы их вообще не трогали. Но мы исходим из обратного: им нужно помогать, иначе они остановятся в росте, что для них не лучшая перспектива - либо они останутся на уровне малого или среднего бизнеса, либо будут поглощены конкурентами. Пример - история предпринимателя Александра Петрова, много лет носившегося с идеей выпуска в Свердловской области новых лекарственных препаратов и в итоге добившегося создания фармацевтического кластера. Сложно представить, как бы реализовались его проекты, не получи он поддержку региональной власти.

Не надо офисного планктона

Вторая идея относится к решению проблемы нехватки квалифицированных рабочих. Можно до бесконечности ссылаться на развал системы профессионального образования и низкий уровень высшей школы, но факт остается фактом: по данным Высшей школы экономики, до 90% родителей хотят дать детям высшее образование, невзирая на его невысокое качество. Противиться этой тенденции бессмысленно, целесообразнее к ней приспособиться. Ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов давно вынашивает идею создания прикладного бакалавриата на технических специальностях вузов, когда студенты, не желающие дальше изучать теорию, после третьего курса могут выйти из стен вуза с дипломом соответствующей квалификации. Мы считаем, что в дополнение к этому сами предприятия должны создавать у себя мощные учебные центры (многие уже это делают).

Конечно, кадры - это проблема федерального масштаба, и вряд ли ее решит отдельно взятый регион, особенно в короткие сроки. Но у региональной власти есть ресурс, который позволит сделать так, чтобы получившая высшее образование молодежь возвращалась в свои города, на производства, а не пополняла офисный планктон мегаполисов. На наш взгляд, эта задача логично укладывается в русло промышленной политики, которую хотят выстроить свердловские власти.

Аналитический центр «Эксперт-Урал» много лет занимается исследованием экономики вторых городов (см. «Печалька для городков», «Э-У» № 1 от 23.01.11; «О неравномерном распределении» № 23 от 13.06.11). Там, где речь идет о депрессивных предприятиях, все понятно: люди уезжают из-за отсутствия работы, безденежья. Но рост миграции из городов, предприятия которых в состоянии предложить достойную заработную плату, - это уже проблема социальной политики. Наши исследования показывают, что колоссальный разрыв в качестве жизни на откровенно депрессивных территориях, во вторых городах и мегаполисах - одна из причин снижения числа трудоспособного населения и роста дефицита кадров.

Схема. Занятость в промышленности и территориальное размещение производства

В Свердловской области есть несколько традиционно сложившихся промышленных «кустов». Первый - Екатеринбургская агломерация с городами-спутниками Березовским, Полевским, Верхней Пышмой, Асбестом, Первоуральском, Ревдой. Она обеспечивает 47% промышленного производства области (28% приходится на города-спутники). Северный «куст»- это Североуральск, Карпинск, Краснотурьинск, Серов: на долю этой агломерации приходится 8% промпроизводства. Нижнетагильский узел (Нижний Тагил, Верхняя Салда, Краснотурьинск) дает 23% промышленного производства (причем 19% приходится на Нижний Тагил). Доля Каменска-Уральского - 7%. Остальные 15% - вклад всего промышленно депрессивного востока области.

Очевидно, что политика в отношении этих «кустов» должна быть различной.

Предприятия, расположенные в Екатеринбургской агломерации, выживут только в том случае, если будут постоянно повышать оплату труда, потому что им приходится конкурировать с высокими зарплатами областного центра. Но они при этом получают образовательный, научный ресурс столицы Среднего Урала. Гораздо больше инвестиций потребуется удаленным промышленным узлам - северному, нижнетагильскому, каменск-уральскому, но и отдача от них может быть больше. Если там укрепить инфраструктуру, такие города могут не только сохранить кадровый потенциал, но и подтягивать жителей соседних поселков и городков. В будущем многие города этих «кустов» имеют все шансы стать площадками для создания индустриальных парков. Именно такой подход заложен в концепции создания ОЭЗ ППТ «Титановая долина», и его следует тиражировать. А вот в восточной части есть много предприятий, которые, может быть, надо просто законсервировать, чтобы минимизировать потери и для окружающей среды, и для жителей. Эта непопулярная мера потребует ресурсов больших, чем поддержка точек роста. Но в том и состоит суть грамотной промышленной политики: нужно не только обозначать приоритеты, но и честно признаваться в имеющихся ограничениях.

До чего договорились

По некоторым спорным моментам чиновникам и промышленникам, по всей видимости, договориться удалось. Например, пересмотр горизонтов планирования. «Мы пришли к выводу, что пока на уровне региона мы должны сосредоточиться на поддержке уже заявленных бизнесом проектов сроком до трех лет. Наша задача - оказать содействие в их реализации и снять те ограничения, с которыми предприниматели сталкиваются на практике. Это задержка в принятии решений госорганами, регулирующие процедуры и так далее. А вот уже в долгосрочной перспективе мы должны построить программы для реализации тех сценариев, которые заложены в стратегических программных документах», - заявил министр инвестиций и развития области Михаил Максимов. Остальные идеи будут дорабатываться. По словам министра Петрова, для этого создана специальная рабочая группа.

На наш взгляд, то, что «проходной» вариант концепции не получил немедленного одобрения промышленного лобби региона, - хороший прецедент. Так сложилось, что горизонты планирования государства упираются в десятилетия: в 2010 году завершилось действие большинства региональных стратегий, концепций, отраслевых программ, принятых до кризиса. Если бы не 2009-й, многие из них, очевидно, были бы уже приняты, причем по устоявшейся за многие годы процедуре: бизнес составляет свои планы, власть их собирает, аккумулирует, может быть, даже где-то формально обсуждает с деловым сообществом и принимает. Во многих регионах программная работа так и строилась.

Сегодня такой ход вещей неприемлем. Кризис заставил всех обратить внимание на поиск внутренних источников роста, повышение эффективности. Нужны стратегии, в которых не просто были бы зафиксированы имеющиеся факты, а предложены идеи и инструменты - те, которыми реально располагает региональная власть. Сложившаяся практика меняется, и это позитивный сигнал. В этом и есть смысл частно-государственного партнерства.

Комментарии

Материалы по теме

Учиться не дышать

Умеренность и аккуратность

Заведомо худшие условия

Первая по динамике

Точки на полях

Промышленность региона в первом полугодии развивалась относительно медленно

 

comments powered by Disqus