Полет на инновационном ядре

Полет на инновационном ядре Финансируя создание Уральского федерального университета из бюджетных денег, государство ставит стратегическую цель - формирование в регионе научно-образовательного и инновационного кластера, ядром которого и призван стать новый вуз. Точка расчета - 2014 год. Дальше УрФУ будет развиваться на свои.

Mиссия нового вуза в программе развития Уральского федерального университета (УрФУ) обозначена так: «Обеспечение реиндустриализации - формирования человеческого и научно-технического потенциала для сбалансированного обновления традиционных и развития постиндустриальных отраслей экономики». Документ приводит комплекс ресурсов и мероприятий, направленных на достижение этой цели, а также ключевые индикаторы, по которым можно отслеживать эффективность вложения бюджетных денег.

Программа амбициозно заявляет: «Современный университет перестает быть местом передачи знаний. Он должен стать местом формирования интеллектуального капитала - знаний, инноваций, компетенций». Как работает на решение этой задачи менеджмент вуза, рассказывает его ректор Виктор Кокшаров.

О рейтингах и пожарниках

Виктор Кокшаров- Виктор Анатольевич, УрФУ претендует на мировой уровень организации научно-образовательного процесса, а главная движущая сила его - сообщество ученых и преподавателей.

- Количество преподавателей вырастет к 2012 году почти до 6 тысяч, к 2020-му - до 9275 человек. При этом доля профессоров, имеющих опыт работы в ведущих мировых университетских или научных центрах, составит 10% и 30% соответственно.

- Это количество, а чем мерить качество?

- Показатель интегрированный: доля имеющих ученую степень и звание преподавателей, работы которых цитировались за последние семь лет не менее ста раз, индекс Хирша и все прочее (см. «Сложно, но достижимо», «Э-У» № 33 от 23.08.10. - Ред.). Это очень жесткий показатель: сегодня в целом по России мы не можем даже 1% обеспечить, а должны будем в 2020 году довести его в УрФУ до 3% от числа имеющих степень.

- Сколько сейчас в вузе отвечающих этим критериям?

- Давайте считать. В УПИ было около 400 докторов и 1200 кандидатов наук, в УрГУ - 200 докторов. Если брать с учетом совместителей - из УрО РАН, с предприятий, тысячи две остепененных насчитаем. Значит, с учетом индексов цитируемости, нужно 60 человек.

- Это очень много. Сейчас на Урале наберется от силы десять. Причем даже если они начнут писать и публиковаться в будущем году, то результат появится только через семь лет...

- Да, это немало. Мы для себя ставим задачу получить 1% в 2016 году: как раз за семь лет, если считать с 2009 года.

- Один из индикаторов, на котором вы постоянно акцентируете внимание,- вхождение УрФУ в мировые рейтинги. Российских вузов там очень мало, а в этом году и МГУ выпал из топ-200. А треть этого рейтинга в весах - как раз цитируемость.

- При целенаправленной работе можно добиться включения в рейтинг. Хотя бы сначала на позиции 601+ в Академический рейтинг университетов мира. УрГУ же сумел.

- Он в этом году чуть ли не в топ-500 попал.

- Да, в 501 - 550, а до этого было 601+. Значит, и мы можем, если поставим такую цель. А мы ее ставим. Нам нужно очень серьезно работать в части интернационализации, чтобы занять свое место на конкурентном рынке, а один из показателей этого - место в рейтинге. Будем двигаться постепенно: к 2016-му планируем Times-200, потом - Шанхайский-601+. К 2020-му - топ-100 и топ-500 соответственно. Трудная это задача, там как раз важнейшую роль играет рейтинг цитируемости, индекс Хирша, наличие нобелевских лауреатов, известных деятелей науки. Но мы будем стараться.

Чтобы таких целей достичь, мы должны вложиться в модернизацию образовательного процесса: разработку новых учебных программ, методических комплексов, создание информационной инфраструктуры и технологий для обеспечения базовыми информационными сервисами корпоративной сети. Немалые средства уже тратим на обеспечение комфортных и безопасных условий обучения, проживания и работы студентов и сотрудников: ремонт общежитий, зданий, аудиторного фонда. Готовим помещения для установки уникальной научной аппаратуры стоимостью в миллиард рублей: ее мы уже заказываем - организовали конкурсы, на декабрь лягут основные закупки. Для этой аппаратуры нужны нормальные, чистые помещения, особые условия вентиляции, водоснабжения и водоотведения.

- Химфак чуть не каждый год пожарники закрывают...

- Да, проблем очень много. На модернизацию имеющихся зданий и сооружений до 2012 года планируется потратить 2,6 млрд рублей из федерального бюджета. Интегральный коэффициент удовлетворенности сотрудников комфортом и безопасностью труда мы должны поднять к 2017 году до 90%. Меряем его анкетным опросом.

Таблица 1. Основные целевые показатели эффективности деятельности ЦрФУ на 2010 - 2020 годы

Об идеях и болоте

- В числе четырех направлений реализации концепции, вывешенной на сайте УрФУ, под вторым номером значится создание инфраструктуры генерации и распространения знаний, технологий и инноваций. О чем речь?

- Мы должны создать систему профильных институтов как точек роста, особенно по приоритетным направлениям. Это означает полную перестройку всей оргструктуры.

- Они заменят факультеты?

- Они будут созданы на базе крупных факультетов (факультеты поменьше могут быть слиты). Здесь главное - наличие инновационного ядра. Это должна быть команда, которая пропишет программу развития, мы ее публично обсудим, примем, и только под такие программы будем давать деньги. Такие команды станут распорядителями основных фондов ресурсов. Мы их профинансируем, при этом жестко потребуем обеспечения результата на выходе.

- Как скоро это произойдет?

- В октябре мы совместно со Сколково должны провести проектную сессию: инновационные команды представят проекты программ, а эксперты их оценят. Программы, доработанные после мозгового штурма, примем. Тогда можно формировать эти институты.

В этом году основной объем средств на научную аппаратуру направим под уже существующие научные школы (такие как физтех, радиофак, химфак в бывшем УПИ). От них быстро можно ожидать результата. Но мы же понимаем, что нельзя только на них сосредотачиваться, надо выращивать свои, отвечающие потребностям развития экономики региона. Нельзя, например, Урал представить без машиностроения, а сегодня механико-машиностроительный факультет влачит жалкое существование. Почему? Потому что не было такой команды. Сейчас там новый декан - доктор наук, бывший директор Уралбурмаша Олег Блинков. На усиление отдали ему кафедру экономики-организации машиностроительного производства. Надеемся, появится серьезная команда.

В общем, на первом этапе будем основываться на том, что есть, а дальше - выращивать. Доля преподавателей, ведущих исследовательскую или проектную работу, должна достичь в 2012 году 25%, а к 2020-му - 75%.Там, где нет лидера, мы должны его найти. Из-за рубежа, например, пригласить. Если нет точки роста, надо ее создать, в том числе закупая команду и в том числе - на Западе. Не одного-двух человек, которые растворятся в болоте, а сразу четыре-пять. Пока денег особо на это нет, но мы будем искать. Может, найдем и в России.

- Ректор ГУ-ВШЭ Ярослав Кузьминов, выступая на Пермском экономическом форуме, сказал, что платит приглашенным зарубежным докторам порядка 150 тыс. рублей в месяц. И пообещал: в регионах вы будете платить больше - там нет такого комфорта и инфраструктуры, как в Москве. Но ведь гранты государства не позволяют это делать?

- Пока нет, по крайней мере, не в таком объеме, в каком нам бы хотелось.

- Ну так кроме научного группы должны приносить и финансовый результат.

- Объем НИОКР и продажа лицензий на одного преподавателя с 2010 до 2020 года должна возрасти втрое - с 80 до 250 тыс. рублей. Сегодня доля НИОКР - 7%. Это крайне мало, в основном университет получает доход от образовательных услуг. Доля науки должна достичь 25%, это серьезный показатель.

- Это масштаб договоров с Росатомом...

- Наши два университета вместе получали от НИОКР примерно 300 млн рублей. А мы должны будем как минимум миллиард зарабатывать. Кроме того, наша главная цель - превратиться в инновационное ядро экономики всего региона, а для этого нужно инновации здесь производить, коммерциализировать и отдавать в производство. Значит, помимо оснащения научных лабораторий, подготовки качественных кадров, мы должны создать ядро малых инновационных предприятий из числа сотрудников и талантливых студентов: в этом году - пять предприятий, в 2020-м - 150.

С 1 января вступят в силу поправки к закону, по которым статус автономного учреждения позволит нам их зарегистрировать. Мы уже в следующем году должны увеличить их количество в четыре раза. Количество патентов нужно нарастить вдвое: 70 в этом году, 130 - в 2020-м.

Таблица 2. Объем финансирования мероприятий программы развития УрФУ на 2010 - 2020 годы

О стандартах и языке

- УрФУ ставит задачу формирования генерации специалистов, способных создавать и поддерживать новые направления постиндустриальной экономики. Инструмент ее выполнения - новые образовательные программы. В чем новизна?

- Главное - идеология передачи готовых знаний от преподавателя к студенту будет заменена идеологией формирования необходимых компетенций. Перечень компетенций мы будем разрабатывать совместно с работодателями, для этого широко привлекать бизнес и науку. Мы готовим товар штучный, особенно в магистратуре и аспирантуре. Негоже выбрасывать выпускников на рынок со словами «все, дальше идите сами». Они должны целенаправленно готовиться, знать куда пойдут.

Чтобы знать, кого и чему учить, в следующем году мы разработаем основные образовательные стандарты, а уже под них - образовательные программы. Мы сами будем их создавать: нам дано на это право. В свое время так делал МГУ.

- Какие программы будут заложены в стандарты?

- УрФУ будет предлагать полный спектр образовательных программ: от прикладного бакалавриата до докторантуры. Основой схемы станет пакет модульных программ магистратуры и аспирантуры (в том числе в международном формате). Магистратуры сделаем двух типов: академические и проектно-технологические, первые будут ориентированы на науку, вторые - на производство; соотношение студентов в них - примерно 30 к 70.

- Это не приведет к падению качества образования?

- Сейчас считается, что специалисты обучаются за пять лет, и это тот самый стандарт, которого нужно придерживаться. Но в западном обществе уже давно принято, что есть бакалавры и есть магистры. И со следующего года, в соответствии с требованием Болонского протокола, набор во всех вузах, не только в нашем, будет вестись на бакалавриат и на магистратуру. Пятилетний специалитет останется только по некоторым направлениям, связанным с обеспечением жизнедеятельности государства, например, с ядерной энергетикой или оборонкой.

Бакалавры - тоже достаточно подготовленные специалисты, но с меньшим объ­емом знаний: меньше и требования, которые к ним выдвигают. Грубо говоря, бакалавры не могут работать в науке и занимать самые высокие посты в менеджменте, потому что не обладают достаточным набором знаний и компетенций. Но они способны квалифицированно работать на высоких технических должностях.

Бакалавров могут выпускать любые вузы: они для этого и существуют. Магистров готовят только высококвалифицированные преподаватели, а их, к сожалению, не так много. Если в бакалавриате 25 человек подгруппа, широкий спектр специальностей, то в магистратуре - пять-шесть человек, и идет уже целенаправленная подготовка. У каждого студента должен быть научный руководитель, который индивидуально с ним работает, ведет его до защиты диссертации.

Доля магистров среди выпускников к 2020 году должна возрасти в десять раз, и фактически четверть магистров должна переходить в аспирантуру. Туда должны идти люди, которые во многом связывают себя с научной или образовательной деятельностью. Количество аспирантов мы должны с 2,3% в этом году увеличить в 1,5 раза до 3,1% к 2014-му и до 5,3% к 2020-му.

Одним из базовых оснований деятельности УрФУ станет принцип широкой академической (студенческой, научной, преподавательской) мобильности на региональном, национальном и международном уровнях. Среди студентов, зачисленных на программы магистратуры и аспирантуры в 2016 году, будет не менее 30% выпускников иных вузов: УрФУ аккумулирует лучшие молодые интеллектуальные ресурсы региона, страны, сопредельных государств. К этому времени не менее 15% программ магистратуры и аспирантуры будут читаться на иностранном языке.

- Для этого необходимо его знать. А наши студенты и русским-то с трудом владеют, в основном «олбанским»...

- Мы считаем себя не последним университетом и должны утвердиться в международном образовательном пространстве. Для этого - предложить конкурентоспособные курсы, которые будет читаться на нескольких иностранных языках, особенно в магистратуре. Сейчас у нас доля программ, которые читаются, например, по-английски, ничтожно мала. У экономистов есть, чуть-чуть - у физиков. А нам нужно довести до 20% к 2020 году в магистратуре и аспирантуре, иначе к нам не поедут студенты. В бакалавриате, думаю, этого не надо. Там надо в принципе широкую языковую подготовку развернуть, чтобы выпускники бакалавриата уже потом, в магистратуре, могли воспринимать знания как у нас, так и за рубежом. Иностранная подготовка сейчас слабая, вот мы и ставим перед собой задачу сделать ее сквозной: все шесть лет обучения в бакалавриате и магистратуре и два-три года аспирантуры.

- По аспирантуре одна из основных проблем - стипендия 1400 рублей. В ГУ-ВШЭ сделали 25 тысяч, кроме того, аспирант может подрабатывать на грантах...

- В «Вышке» совсем другая финансовая ситуация, в том числе бюджетная. Там на каждое бюджетное место государство выдает около 180 тыс. рублей, можно оперировать бюджетными и небюджетными средствами. У нас - меньше в разы. Это очень серьезная проблема. Когда мы готовим аспирантов, особенно для себя, для университета, мы должны им предлагать особые условия оплаты, специальные гранты. Мы обязательно к этому придем, может, уже в следующем году. Конечно, мы должны будем внутри средства перераспределять и изыскивать их для того, чтобы поддерживать талантливую молодежь, и не только тех, кто учится в аспирантуре, закончит с кандидатской степенью, будет писать докторскую, совершать научные открытия. Здесь тоже система грантов должна быть развернута (о том, как работает подобная система в Пермском крае, подробнее см. «Амбиции многослойного города», «Эксперт» № 36 от 13.09.10. - Ред.). Может быть, со временем нам удастся чего-то добиться - не только из своих средств, но и привлекая внешние источники.

О детях и превосходстве

- В одном из программных документов УрФу читаем: важнейшим для университета станет принцип «обучать тех, кто хочет и может учиться, а не тех, кто может платить». Откуда вундеркиндов брать будете?

- Мы намерены выстроить систему довузовской подготовки. Доля студентов, прошедших через нее, увеличится с 5 до 10% уже в следующем году и до 30% в 2014-м. На это нацелены и региональные олимпиады на базе нашего вуза: победителей и призеров будем зачислять автоматически, без учета баллов ЕГЭ. Разумеется, человек должен быть всесторонне развит, но мы же понимаем, что это не всегда возможно. Может, например, прирожденный филолог в математике ничего не понимать. И наоборот. А в результате иметь плохой балл по ЕГЭ. Что же мы должны на основании этого его отметать? А если он победит в олимпиаде - региональной или всероссийской, мы его примем и будем реализовывать его талант.

- Но в Екатеринбурге уже есть лицей - специализированный учебно-научный центр.

- Этого мало. Мы должны дойти до каждой школы, сначала у нас в регионе, а потом и в других, должны знать этих ребят и через научные кружки, олимпиады втягивать их, а потом брать к себе на учебу. Для этого мы должны организовать подготовку и материально заинтересовать преподавателей, чтобы они готовили этих детей для нас: без этого ничего не получится.

- Здесь не обойтись без технологий дистанционного обучения.

- Поэтому мы и создаем у себя центр довузовского образования. Главное - предпрофессиональная ориентация детей. Окончив школу, они не будут мучиться вопросом, куда пойти учиться, не сделают ошибки. И если захотят стать экономистами, то не потому, что это модно, а потому что им интересна экономика. Мы должны у них этот интерес выявить и развить, но для этого будем на довузовскую подготовку серьезные деньги тратить. Начиная с этого года. Хорошо бы за пять лет действия программы довести количество ребятишек, которые целенаправленно поступают в вуз и уже подготовлены, до трети. Нам же меньше времени придется тратить на их доподготовку, а больше внимания уделять специализированному обучению.

- Снова процитируем программу, вывешенную на вашем сайте: «В УрФУ будет создан Центр превосходства в области современных образовательных технологий». Это как?

- На всех уровнях обучения произойдет массовое внедрение современных образовательных технологий на базе активных методов обучения: кейсов, тренажеров, компьютерных симуляторов, моделирования. Доля образовательных модулей, которая будет основана на активных методах обучения, должна к 2020 году возрасти с 2 до 30%. Доля студентов, использующих дистанционные технологии, с нынешних 3% увеличится до 70% к 2020 году.

- Заочное образование в нашей стране никогда не было качественным.

- Это другое. Мы живем в едином глобальном образовательном пространстве, и нет смысла гонять преподавателей, если они могут читать лекции напрямую в интер­активном режиме или в записи. Мы будем выходить на уровень стратегического партнерства с университетами, как у нас, так и за рубежом. Кстати, на днях как раз договорились о таком партнерстве с ГУ-ВШЭ. Оно двухстороннее и включает экономику и математику: у нас сильные математики, они могут с успехом для студентов «Вышки» лекции читать.

- А технологическая база позволяет?

- Мы должны подготовить ее уже в этом году: оборудование для обмена данными, для перевода их в цифровой формат, программное обеспечение. Целый комплекс. Туда и пойдут средства программы. Доля электронного формата (презентации, аудиокурсы и т.д.) к 2020 году должна увеличиться с нынешних 12 до 90%.

О деньгах и славе

- Итак, промежуточная точка оценки деятельности университета - конец 2014 года?

- Это точка окончательного расчета: тогда иссякнут бюджетные деньги. До 2014 года включительно мы должны эффективно освоить государственные средства, инвестиции в образование, то есть показать их эффективность по всем направлениям - образовательного, научно-исследовательского процесса, инфраструктуры и т.д. А что дальше - это уже дело своих средств.

- Как государство намерено контролировать процесс?

- Минобразования уже выстроило жесткую систему мониторинга, разработана основная система индикаторов. Анализ того, как мы работаем, достигаем ли результатов, будет проводиться ежегодно.

- Будете меряться с другими университетами?

- Сейчас их семь, будет, наверное, еще два - Северо-Кавказский и Калининградский. Вот между ними и развернется внутренняя конкуренция. Может быть, в перспективе государство будет перераспределять эти средства, если кто-то недостаточно эффективно осваивает свои.

Комментарии

Материалы по теме

Просто университет

УрАГС стала филиалом

Как попасть в Осаку

Заведомо худшие условия

Первый срез

В Уфу за поддержкой

 

comments powered by Disqus