Дадим им нашей еды

Дадим им нашей еды Кризис да засуха - две проблемы на зерновом рынке-2009 - снижают рентабельность сельхозпроизводства. Год оно рискует закончить в минусе. Если продолжать экспортировать только зерно, мы обрушим крестьянина. Он выиграет, когда на экспорт пойдут
продукты переработки.

Уборка зерновых в Уральском федеральном округе завершается. На 19 октября намолочено 4,4 млн тонн (на 0,3 млн тонн меньше 2008 года), средняя урожайность - 14,8 центнера с га. В целом по России урожай 2009 года составит 95 - 97 млн тонн (в прошлом году собрали рекордные 108 млн тонн). Причина снижения - засуха в ряде зерновых регионов. На Урале - в Оренбургской и Челябинской областях, южных районах Курганской, в республике Башкортостан. Зерновые там низкорослые, колос небольшой: сказался недостаток влаги. В итоге хозяйства на ГСМ тратят больше, чем ожидают от реализации урожая.

Башкирия пострадала более других - потери в тысяче хозяйств достигли 12 млрд рублей, сообщил министр сельского хозяйства Башкирии Шамиль Вахитов. Почти треть урожая погибла. Пакет документов с подсчетами ущерба республика отправила в Минсельхоз РФ: ожидает помощи федерации. Правительство Башкирии выделит селу 250 млн рублей в виде субсидий. Кроме того, планируется заем в размере 220 млн рублей через ГУП «Башагропродукт». Возврат субсидий пойдет либо деньгами, либо сельхозпродукцией по рыночным ценам. «Без хлеба республика не останется, собранного зерна и оставшихся запасов хватит для хлебозаводов и на семена для будущего года, - рассказывает главный агроном министерства сельского хозяйства республики Тагирьян Мухаматзиев. - А вот продавать зерно в другие регионы в таких количествах, как раньше, не придется.

Урожай зерна в Уральских регионах в 2009 годуЮжноуральские аграрии, несмотря на то, что увеличили посевные площади на 65 тыс. га, недоберут 1 млн тонн зерна и понесут убытки на 1,6 млрд рублей, получив отрицательную рентабельность.

В сложной ситуации относительно уверенно чувствуют себя только хозяйства, входящие в крупные вертикально-интегрированные холдинги, построенные по принципу от поля до хлеба. Например, в ООО «Чебаркульская птица» (холдинг «СоюзПищепром») урожайность пшеницы выше среднеобластной - 20 центнеров с га. Собственная инфраструктура позволяет холдингам экономить на всем, в том числе на хранении зерна (плата за него выросла до 13% от цены).

В Тюменской области из-за плохой погоды темпы уборки и качество зерна в этом году ниже. В «незерновой» Свердловской области также из-за некомфортных погодных условий и недостатка сушильных комплексов часть зерна потеряна. Курганские хлеборобы намерены повторить прошлогодний результат. И только в Пермском крае, по словам министра сельского хозяйства Елены Гилязовой, урожай выше, чем в прошлом году. Да Удмуртия, по утверждению министра сельского хозяйства Александра Коробейникова, бьет собственные рекорды.

Встреча на складе

Даже в засушливый год мы вырастили больше, чем надо для внутреннего потребления (75 млн тонн в год). Проблемы российского рынка и в этом году определяет нерешенная задача: куда деть избыточное зерно. И неурожаи, и урожаи одинаково вызывают панику управляющих сельским хозяйством. По прогнозам, излишки зерна нового урожая на внутреннем рынке составят 15 - 20 млн тонн. Столько нужно экспортировать. Дополнительную проблему создают остатки прошлогоднего суперурожая: 20 млн тонн лежат на элеваторах и при низком спросе давят на рынок - цены еженедельно падают. Из этих неликвидов 8,2 млн тонн - запасы интервенционного фонда.

Происхождение остатков пояснил председатель Российского зернового союза Аркадий Злочевский. Весной 2008 года зерна было мало (урожай-2007 оказался невелик) и продавалось оно дорого: цена тонны пшеницы доходила до 12 тыс. рублей. Осенью новый рекордный урожай стартовал тоже с довольно высокой цены 6 - 7 тыс. рублей за тонну, затем из-за переизбытка зерна цена упала до 5 тыс. рублей. Тут вмешалось государство, провело интервенции, то есть выкупило избыточное зерно. Это сдержало рынок от дальнейшего падения, закупочные цены вновь поднялись до 6 - 7 тыс. рублей. В итоге аграрии неплохо подготовились к посевной 2009 года. Но в июне, в пик высоких цен, Россия упустила момент и не сбросила на внешние рынки зерно интервенционного фонда.
Единственным способом разгрузить элеваторы была отправка зерна на экспорт, но специально созданная для того осенью 2008 года Объединенная зерновая компания юридически до сих пор не оформлена. А с июля на рынок хлынул новый урожай, цены пошли вниз. Теперь на элеваторах встречается зерно двух урожаев. На внутреннем рынке продавать зерно нынешнего урожая невыгодно (по сравнению с прошлым годом закупочные цены упали в полтора-два раза), а хранить накладно.

- Спрос низкий, за достойную цену зерно не продать, - говорит директор ООО «Западно-Сибирская зерновая компания» Дмитрий Ротов, недавно возглавивший Тюменский зерновой союз. - Если платят, то просят отсрочки 20 - 30 дней, а ждать хозяйства не готовы и потому отдают зерно в среднем по 3 тыс. рублей за тонну в пределах УрФО, что на тысячу ниже себестоимости. В Тюменской области, например, цена на пшеницу сейчас и вовсе от 2,5 тыс. рублей за тонну.

Во-первых, полагает Ротов, потребление зерна и производных из него в кризис уменьшилось, во-вторых, снизилось финансирование предприятий, в-третьих, на рынке переизбыток. А хозяйствам осенью нужно кредиты гасить, зарплаты платить, горючее покупать. Возможности придержать зерно до благоприятного времени, февраля-марта, у крестьян нет. Вот и сбрасывают новый урожай за бесценок себе в разоренье. По некоторым данным, до 15% сельхозпроизводителей к следующему сезону могут уйти с рынка.

Два способа

Вопрос, куда девать лишнее зерно, имеет два ответа: нужно поскорее вытолкнуть его из страны и увеличить внутреннее потребление. Несмотря на засуху, РФ готова поставить на экспорт до 19 млн тонн зерна. Но их там не ждут. На мировом рынке та же беда: перепроизводство и снижение потребления. Страны Северной Африки и Юго-Восточной Азии, куда россияне экспортировали зерно, сами получили хороший урожай, теперь им нужно вполовину меньше. На 40% меньше контрактов заключил Египет - основной покупатель российской пшеницы. Цены на мировом рынке на треть ниже прошлогодних: 160 долларов за тонну в порту. «На внутреннем рынке снижение будет продолжаться до середины ноября, пока государство не начнет закупки по ценам выше рыночных», - говорит генеральный директор корпорации «Уральский хлеб» Виктор Сорокин.

Индекс цен на продовольственную пшеницу 3 классаСередина ноября - это очередной срок ожидаемых зернопроизводителями интервенций. Сдвиг сроков каждый раз обрушивает закупочные цены, у большинства трейдеров закупки пшеницы приостановлены. «Винить трейдеров в низких закупочных ценах не стоит - они сами работают на грани рентабельности. В том году маржа у них была приличная, а нынче мало что заработают. Закрывают прежние контракты, а значительных новых практически нет», - полагает Виктор Сорокин. Он считает, что все лишнее зерно пойдет на внутренний рынок. Скорее всего, его начнут скупать производители алкоголя, но они дождутся самого дна цен. Выиграют от этой ситуации и хлебопеки, приобретая подешевевшую муку.

Минсельхоз подчеркнул, что в нынешнем году закупки будут «точечными», размер выделяемых средств еще окончательно не определен. Первый раз интервенционные цены объявили в марте: мол, не будут ниже прошлого года. Это стало ориентиром для рынка. Однако с начала уборки цена упала вдвое, а старт интервенциям так и не дан. Хотя обычно их начинают при падении рыночных цен ниже объявленных государством. При этом закупить планируют немного, 4 -5 млн тонн.

Производители зерна требуют проведения госзакупок, чтобы поправить дела на фоне обвала цен, стабилизировать ситуацию на рынке. А экспортеры заинтересованы в том, чтобы сохранялись именно низкие цены. Они говорят, что интервенции не сыграют никакой роли и «закупорят» зерно внутри страны. Хотя понимают, что нынче много продать за рубеж не удастся.

Эти взаимоисключающие позиции услышаны «наверху». В середине октября Дмитрий Медведев поручил правитель­ству до конца года разработать программу развития инфраструктуры и логистического обеспечения агропродовольственного рынка, ориентированную на дальнейшее увеличение экспорта зерна. А до 25 ноября определиться с субсидированием части процентной ставки по кредитам, полученным для модернизации или строительства новых элеваторов. Сокращение объемов закупаемого зерна связано прежде всего с дефицитом элеваторных мощностей: в этом году он составляет 18 млн тонн. Стране необходимо построить около 300 современных элеваторов, обеспечить их железнодорожной инфраструктурой, увеличить вдвое портовые мощности. Это десятки миллиардов рублей. И вряд ли Минсельхоз успеет осуществить все эти стройки к урожаю-2010. Точно так же неочевидно расширение внутреннего спроса при падении потребления на большинстве пищевых рынков.

Выход в том, полагают многие эксперты, что нужно отказываться от продажи только зерна. «Россия должна переходить из сырьевого сегмента в высокотехнологичный, и на рынках продовольствия тоже. Если будем продавать только зерно, обрушим своего крестьянина. Это самое опасное. Он выиграет, когда на экспорт пойдут продукты зернопереработки. Тогда и на зерно ценовой спрос будет выше, мы сумеем развивать отрасль», - говорит заместитель председателя комитета по аграрным вопросам Госдумы Александр Берестов. Но этот переход - тоже вопрос времени и инвестиций.

Глава комитета Госдумы по аграрным вопросам Валентин Денисов рекомендует правительству РФ пересмотреть принципы софинансирования агропромышленных программ: нужно учитывать финансовые возможности регионов. Федеральный центр финансирует 60% при условии, что оставшиеся 40% выделяет региональный бюджет, но большое количество субъектов федерации не в состоянии найти эти 40%, и деньги, выделяемые федеральным бюджетом на агропромышленный комплекс, не осваиваются.
Дмитрий Ротов предлагает проводить другие интервенции - залоговые, чтобы сельхозпредприятия переждали сложный период, оплатили свои расходы, заложив зерно в банк. Система такова: завозится зерно на склад; банк выдает под него кредит по определенной государством цене; хозяйство рассчитывается по счетам и находит покупателя на зерно, затем возвращает кредит в банк. Так работают в США. Наши зерновые союзы сейчас разрабатывают аналогичные подходы, при которых государство обязуется выкупить зерно по себестоимости или гарантировать банкам, что выкупит, чтобы в тяжелый осенний период хозяйства могли получить деньги. Но маловероятно, что американская схема заработает «здесь и сейчас».

Итак, в битве за урожай безоговорочную победу одержал урожай. Однако большинство игроков почему-то уверено, что «производителям не дадут обанкротиться». Каким образом будет спасена ситуация, да и будет ли, не знает никто.


Комментарии

Материалы по теме

Птичьи бега

Предлагают торопиться

На них пахать надо

Надувные шторы для коровника

Переписная кампанейщина

Против ветра

 

comments powered by Disqus