Сеть как знамя

Сеть как знамя

Сеть как знамя
Иллюстрация: Андрей Колдашев
В записной книжке телефона Татьяны Морозовой — более двухсот номеров. Добрая половина абонентов названа конспиративными кличками: здесь животные, странные сокращения, национальности, написанные словами цифры, времена года, сказочные персонажи, вычурные имена. Нет, она не глава агентурной сети. Она — в сети. В интернет-сети. А эти клички — ники (никнеймы) посетителей того же форума, друзей из «живого журнала», с кем знакома не только виртуально, но и поддерживает отношения в «реале»: «Мы давно перестали быть друг для друга только буковками на мониторе. Познакомившись в сети, мы теперь дружим и ссоримся, развлекаемся и работаем абсолютно реально. Неинтернетовских друзей осталась буквально парочка».

И действительно, интернет-форумы и блоги, задуманные как площадки для виртуального общения по самым разным проблемам, давно перестали выполнять только утилитарную функцию обмена информацией. На некоторых сайтах и вовсе подметили: общение привлекает людей больше, чем содержание интернет-ресурса. По словам руководителя проекта «U-mama.ru» Марии Барановой, за неделю с 22 по 28 октября форумы просмотрели 67% зашедших на сайт пользователей, а, например, новости — 1,2%. Тяга к интернет-общению понятна. В мегаполисе, где у каждого своя жизнь, найти новых знакомых после 30 лет практически нереально: просто негде пересечься журналистам и торговцам, юристам и учителям, политологам и врачам. Встретиться не для выполнения профессиональной функции, а по-настоящему, так, чтобы узнать и почувствовать схожесть привычек, вкусов, одинаковость воспитания. Виртуальная жизнь тесно пересекается с реальной: города-миллионники — маленькие. Точнее, прослойка узкая: пользующихся интернетом и при этом озабоченных, например, проблемами тюнингования автомобиля. Так и оказывается, что под ником скрыт, например, знакомый брата одноклассника. Интернет-форумы, блоги становятся способом находить себе друзей, коллег, работников, работодателей.
А главное — единомышленников.

Всем превед

20 октября на центральной площади Екатеринбурга собралось около трехсот человек. Многие держали в руках плюшевых медвежат. Эти люди вышли на акцию в защиту Кирилла Форманчука, более известного в городе под именем Медвед (словечко совершенно это интернетовское, его этимологию см. во врезке «Превед, Медвед!»). Его жестоко избили в Чкаловском РУВД Екатеринбурга. Акцию проводили автолюбители Екатеринбурга.

Форманчук повесил на свою машину наряду с действующими транзитными номерами накладку со словом «Медвед 01». Первый же гаишник был неприятно удивлен тем, что Форманчук не только знает о законности своих поступков, но и готов обосновать точку зрения.

С этого момента Кирилл получил кличку, а гаишники стали недолюбливать Медведа. Затем появились новые причины негативного отношения ГАИ к эксцентричному молодому человеку. По мнению работников ГИБДД, он вел себя вызывающе. Например, добился растонирования служебного Audi начальника ГИБДД по Свердловской области Юрия Демина. Регулярно отстаивал свои права на дорогах: только жалоб в адрес ГИБДД написал более 50. При этом, правда, неоплаченных штрафов у него было около двух десятков.

12 октября Форманчук приехал в ГАИ, чтобы зарегистрировать машину. Это был уже третий день, когда сотрудники правоохранительных органов отказывались это сделать. Вместо этого отвезли автовладельца в военкомат: по их версии, 23-летний Форманчук уклонялся от призыва в армию. В военкомате Медвед обнаружил, что его отсрочка от призыва больше не действует. Затем, по версии правоохранительных органов, напал на военкома, пытаясь вырвать у него «дело призывника». После этого был задержан и отправлен в Чкаловское РУВД. Опять же по версии правоохранительных органов, его жестоко избили сокамерники. По словам самого Форманчука, били двое неизвестных, которые ночью вошли в камеру. Дежурный милиционер не обращал внимания на крики, и дважды отказывался отправить избитого в больницу. «Скорая» за Форманчуком приехала лишь спустя 12 часов после его первой просьбы о помощи.

В знак протеста против происходящего интренет-автосообщество призвало людей выйти на улицу. Один из организаторов Комитета защиты прав автомобилистов (КЗПА) Григорий Бадьин (впрочем, тысячи автолюбителей по всей России знают его под ником Wilych) подчеркивает: «Мы протестовали не за него, а против того, что с ним случилось». В тот же день пикеты в защиту Форманчука прошли, кроме столиц, в Самаре, Тюмени, Томске и городе Хибины Мурманской области.

Странная география акции объясняется просто: почти во всех этих городах — активные представительства комитета защиты прав автолюбителей, и сильны их связи с родственными обществами автомобилистов. Эта общественная организация создана два года назад, выросла из интернет-сообщества. Как объясняет Бадьин, сначала они просто общались на правовом форуме сайта avto.ru. «Время от времени у нас, как и массы водителей, возникали спорные ситуации с сотрудниками ГИБДД, мы их решали, потом рассказывали об этом на форуме, нам задавали вопросы. Постепенно сложилась группа человек в десять, которые могли не только отстоять свои права на дороге, но и проконсультировать других водителей. Мы решили встретиться лично: познакомились и придумали, что делать дальше с накопленной информацией. На первую встречу в Екатеринбург приехали москвичи, питерцы, тюменцы и даже хабаровцы». 

Встречу четырех екатеринбуржцев в 2002 году Бадьин и считает началом работы комитета. Сейчас в нем активно участвующих — около 60 человек из 11 регионов страны. Расширяться экстенсивным методом КЗПА не планирует: по словам Бадьина, в прошлом году подано 15 заявлений, пять из них отклонено. Главное условие — человек должен быть неравнодушным и готовым к чему-то реальному: делать радиопередачу, консультировать, просто тратить время и деньги на адвокатов, чтобы создать судебный прецедент.

КЗПА, помноженный на интернет-ресурс, представляет собой грозную силу.
В еженедельных четверговых встречах одного только автоклуба участвует 50 — 70 человек, и это лишь костяк. Еще столько же приезжает просто пообщаться. На таких встречах автоклубовцы, например, принимают в ряды новеньких. Акция немного похожа на инициацию мальчиков в племенах Африки, разве что вместо татуировок — наклейки на машины. Ребята объединяются по интересам: только за последние несколько лет от автоклуба отпочковались, например, спортивное направление и те, кто любят звук погромче. Но все вместе они готовы выступать за то, что их по-настоящему волнует: в защиту того же Форманчука. Машин, которые приняли участие в акции официально, то есть были отмечены соответствующими листовками и проехали по маршруту в центре города, 20 октября насчитали 121.

Акция в защиту Форманчука — одна из самых масштабных, но далеко не единственная, в которой проявляется организационная мощь интернет-сообщества.
В прошлогодней акции против повышения цен на бензин участвовали 110 машин. В свое время автомобилисты выходили на улицу и в защиту водителя Олега Щербинского, обвиненного в смерти губернатора Алтайского края Михаила Евдокимова. Подчеркнем — это около ста машин, участников бывает и в три-четыре раза больше. Покажите мне другую организацию, которая может собрать и вывести на улицы около 300 человек самого что ни на есть среднего класса, тех, что по всем опросам не верят ни в бога, ни во власть, а привыкли надеяться только на себя. 

Волонтеры

В интернет-сообществе начинаются акции, рождаются группы, будоражащие сознание и государства, и общества. Пример тому — деятельность инициативной группы молодых женщин, помогающей детям-отказникам в екатеринбургских больницах.
Их всего восемь человек — посетительниц одного из екатеринбургских сайтов для родителей. В 2004 году они поняли, что больше не могут в одиночку бороться с социальной системой, решая проблемы детей, при рождении оставленных матерями. Эти малыши, как правило, живут в больницах: мест в сиротских учреждениях не хватает. Но если на детей в домах ребенка государство деньги выделяет, то на отказников — нет. Им не хватает самого необходимого: памперсов, лекарств.

Еще до знакомства в интернете каждая из молодых мам, участников инициативной группы, помогала как могла, чаще деньгами или вещами собственного ребенка. «Сначала я ездила сама, а потом поняла, что надо кинуть клич. Ведь я могла охватить только одну больницу», — рассказывает генеральный директор компании «Итальянский стиль-Люкс» Ольга Ершова. В апреле 2004 года они встретились в сети. На один из интернет-форумов обратились родители мальчика, сильно искусанного собакой. Посетители довольно быстро собрали средства, а всю инициативу взяли на себя несколько женщин. На этой акции они поняли: их объединяет готовность помогать детям, более того, некоторые уже ведут эту работу самостоятельно. Еще какое-то время они действовали поодиночке, а в 2005 году объединились в оргкомитет помощи отказникам. Начавшись в сети, оргкомитет и продолжал там действовать. Именно на форумах звучало: ребята, в больнице такой-то не хватает воздухоочистителя, памперсов, лекарств, вещей. Посетители форумов охотно сбрасывались. Одни привозили необходимое сами, другим помогали такие же посетительницы форумов, имеющие машины и немного свободного времени. Их сотовые телефоны были выложены в сети, в открытом доступе, так, чтобы каждый откликнувшийся не остался неохваченным. «В ноябре — декабре 2005 года мы собрали массу вещей, — вспоминает Ольга. — Мой офис использовался как склад: пять кабинетов было забито вещами. Только на их разборку и сортировку ушло около двух недель».  

Параллельно с помощью материальной оргкомитет стал оказывать брошенным детям помощь духовную и душевную.
В больницах катастрофически не хватает медперсонала, который успевал бы не только кормить младенцев и менять им памперсы, но и гулять, например. Во всем мире такой работой занимаются волонтеры. Но в России людям, которые имеют навыки обращения с совсем маленькими и, как правило, больными детьми, надо платить. Теперь одни члены оргкомитета ищут волонтеров, другие — спонсоров. Сейчас каждый из девяти волонтеров, работающих в больницах Екатеринбурга, получает заработную плату: за неполную неделю около 5 тыс. рублей, за полную — до 7,5 тысячи. 

А жизнь все время подкидывает новые задачи. Например, после громкой истории в январе 2006 года, когда младенцу заклеили рот в одной из детских больниц Екатеринбурга, доступ волонтеров был ужесточен. Обязательным требованием стали санкнижки. Понятно, что для совсем небогатых людей их изготовление (оплата всех анализов и справок, подтверждающих, что желающие позаниматься с детьми здоровы) — дело затратное и хлопотное. Оргкомитет оплатил волонтерам расходы.

Но главная цель оргкомитета помощи отказникам — конечно, добиться скорейшего перевода конкретного маленького человечка в Дом ребенка: усыновить его можно только отсюда. Они фотографируют детей, размещают фото опять же в интернете, пытаются поднять волну в СМИ по проблемам усыновления. «Моим личным достижением считаю, что четыре ребенка нашли семьи, причем российские. Я лично ездила по всем больницам, уговаривала заведующих показать нам детей, консультировала как могла по документам и справкам, которые нужны для усыновителей», — рассказывает заместитель директора фирмы «Обучение за рубежом» Наталья Кочергина.

Где у них кнопка

Как правило, люди, которые вместе совершают гражданские поступки, — хорошо обеспечены, у них приличные должности, зарплаты, машины. Вопрос: зачем им это? Мотивации схожие. Лучше всего их формулирует адвокат Наталья Кузнецова, (она в группе тех женщин, что собирают вещи по городу на собственных машинах,  еще она регулярно сдает кровь для детей): «Ощущение, что я могу это сделать. Нет слова “трудно”, есть только лень. Многое я делаю для самодисциплины, иногда из-за помощи кому-то конкретному, иногда — потому что могу».

Интернет часто ругают. Как правило, за дело: информация непроверенная, развлекательную найти гораздо легче, чем серьезную, ответственных СМИ почти нет. Интернет-зависимость — тоже штука опасная. Однако екатеринбургские интернет-сообщества демонстрируют новую роль всемирной сети в нашей жизни: способность к организации массовых, социально значимых дел. Посетители несерьезных форумов на полном серьезе работают над решением проблем, до которых у государства не доходят руки: причем сами, проявляя чудеса организаторских, ораторских, менеджерских способностей. Это ли не элементы настоящего гражданского общества?

Превед, Медвед!

Медвед (от русск. медведь) — персонаж Рунета, представляющий собой антропоморфное прямоходящее существо в облике рисованного медведя. Пик популярности Медведа пришелся на 2006 год.
Его происхождение связано с акварельным рисунком американского художника Джона Лури (John Lurie, род. 1952) «Bear Surprise». По сюжету этого рисунка, медведь застает на поляне парочку, занимающуюся сексом, и говорит им «Surprise!» (русск. «Сюрприз!»), поднимая лапы вверх с желанием напугать.
В русской версии картинки слово «surprise» было заменено на «Превед!» — эрративную форму (то есть намеренно искаженное по отношению к принятым орфографическим нормам) русского дружеского приветствия, в связи с чем и жест воздетых к небу лап обрел совершенно иное значение.            

Источник: Википедия, современный словарь, который пишут пользователи сети интернет


Комментарии

Материалы по теме

Россия в сумерках

Социологи и очки

Моби-next

Сюрреалисты в душе

Одни и без дома

Любите Родину — мать вашу

 

comments powered by Disqus