Чудо техники

Чудо техники

Чудо техники
Иллюстрация: Андрей Колдашев
Урало-Западносибирский регион переживает очередной всплеск создания технопарков. Южноуральский государственный университет (Челябинск), уже являющийся соучредителем универсального технопарка «ЮУрГУ — “Полет”», приступил к формированию сети из пяти-шести отраслевых технопарков на базе ряда промышленных предприятий Челябинской области. Предполагается, что первый будет организован на базе челябинского завода «Минплита» и станет специализироваться на разработке и производстве новых строительных материалов. «В каждом из этих технопарков одним из учредителей обязательно будет ЮУрГУ, а вторым — промышленное предприятие, предоставившее площади и производственные мощности. Предприятия будут формулировать проблемы в сфере создания новой продукции и технологий, а университет — с помощью своих специалистов пытаться их решить. Таким образом, мы фактически будем работать под конкретные заказы предприятий», — описывает будущий инновационный процесс генеральный директор НП «Технопарк ЮУрГУ — “Полет”» Людмила Подживотова.

В Тюмени активно идет организация технопарка «Западно-Сибирский инновационный центр нефти и газа», проект которого (единственный в нашем регионе) вошел в государственную программу «Создание в Российской Федерации технопарков в сфере высоких технологий». Готовятся одновременно две площадки. На первом этапе, к концу этого года, планируется завершить реконструкцию здания ОДМ «Геолог» общей площадью 14 тыс. кв. м. Здесь разместятся информационный центр (для обеспечения доступа к базам данных), бизнес-инкубатор (для отбора наиболее перспективных проектов и формирования на их основе бизнесов), а также учебный центр и конференц-центр. Помимо этого предполагается создать опытно-производственные участки на базе НИИ и университетов для изготовления опытных образцов. На втором этапе в районе озера Алебашево построят современные научно-производственные корпуса. Также планируется выделить территорию для развития крупного промышленного высокотехнологичного производства. По словам заместителя главы администрации Тюмени Александра Бурова, основными участниками проекта станут крупные российские и зарубежные компании, такие как Лукойл и Schlumberger, партнерами — ведущие российские университеты, в том числе тюменские. В настоящее время в нем участвуют уже более 40 компаний, а число инвестиционных проектов для бизнес-инкубатора зашкалило за 60.

Да кто ты есть?

Первая волна создания технопарков в нашем регионе пришлась на середину 90-х: они стали формироваться на основе высшей школы. Но нищие вузы не могли финансировать их деятельность. В новом веке в качестве материальной базы для создания технопарков начали рассматривать крупные промышленные предприятия, в первую очередь машиностроительные. Они обладали избыточной инфраструктурой, при этом располагали собственным научным и кадровым потенциалом. Уральский регион — крупнейший центр машиностроения — мог считаться наиболее перспективным для развития технопарков. Собственно, благодаря большому числу университетов и крупных машиностроительных предприятий Свердловская область до сих пор удерживает пальму первенства в Урало-Западносибирском регионе по количеству этих структур. Появился и мощный финансовый стимул: в июле 2003 года правительство Свердловской области приняло постановление «О создании технопарков на земельных участках, находящихся в государственной собственности, расположенных на территории Свердловской области». Согласно документу, для промышленных предприятий, предоставивших производственные площади под технопарки, размер арендной платы за землю, находящуюся в государственной собственности, был снижен в десять раз.

Но «силиконовым хребтом» Урал не стал. Причина — технопарки в большинстве своем таковыми не являются. Однако объяснить, что такое технопарк, — не такая уж простая задача. Определения этого термина нет ни в одном федеральном законе. Более чем полувековой опыт функционирования технопарков в западных странах показывает — это место размещения компаний, ведущих научно-техническую деятельность. Федеральный закон «О науке и государственной научно-технической политике», принятый в 1996 году, трактует научно-техническую деятельность как «деятельность, направленную на получение, применение новых знаний для решения технологических, инженерных, экономических, социальных, гуманитарных и иных проблем, обеспечения функционирования науки, техники и производства как единой системы».

Первый в России закон о технопарках был принят в Воронежской области в мае 2006 года. По нему, «технопарк — это форма организации инновационной деятельности научных организаций, проектно-конструкторских бюро, учебных заведений, инновационной инфраструктуры, производственных предприятий или их подразделений, компактно располагающихся на обособленной территории».

Понятия технопарка и инновационной деятельности неразрывно сплетены. Технопарки должны стать точкой концентрации инновационных компаний, местом рождения наукоемких технологий и продукции. Но главную сложность в их организации как раз и составляет поиск таких компаний. Наиболее честно, на наш взгляд, поступили в Ханты-Мансийском автономном округе, где пока еще не завели ни одного технопарка. «В принципе его создать достаточно легко, но для этого должны созреть экономические предпосылки. А их пока нет, — поделился с нами источник в департаменте инвестиций, науки и технологий ХМАО, пожелавший не публиковать его имени. — Технопарк — это место, куда садятся не парикмахерские и магазины, а готовые инновационные компании. Чтобы они выросли, должно пройти время. Сначала мы решили организовать бизнес-инкубаторы — там будут растить инновационные компании с нуля. Бизнес-инкубатор может быть частью технопарка, но его не заменяет, ведь это офисные помещения, а технопарк — уже производство. Рискованное, но производство».
Директор коммерческого департамента, заместитель генерального директора Уральской машиностроительной корпорации
«Пумори-СИЗ» (Екатеринбург) Илья Колка, изучающий опыт функционирования технопарков в странах Западной Европы, выделяет две их основные разновидности: «Есть классическое понимание технопарка — это место для выращивания нового направления технологий, бизнеса. Начинающим компаниям площади предоставляются за очень низкую арендную плату, государство или муниципальная власть их субсидирует. Такие технопарки я наблюдал в Англии и Германии. А в Австрии мне показали технопарк, где попытались привлечь на одну площадку уже известные мировые инновационные компании, например Delcam. Они сами построили там здания и сооружения, создав инфраструктуру для инновационной деятельности».

В поисках подходящих компаний

Привлечь мировые инновационные компании на территорию технопарка способны лишь субъекты РФ, получившие значительную финансовую и административную поддержку федерального центра. Как мы уже отметили, пока в Урало-Западносибирском регионе такое под силу лишь Тюменской области, причем о первых результатах можно будет говорить не ранее 2010 года (на этот срок рассчитана реализация госпрограммы).

В других территориях сделали ставку на создание инновационных компаний с нуля, фактически начав организацию технопарка с бизнес-инкубатора. Так, в челябинском «ЮУрГУ — “Полет”» работают около 30 компаний по самым разным направлениям, от моделирования нижнего белья до разработки нанотехнологий и выращивания кристаллов. Первоначальные вложения в создание технопарка сделала администрация Челябинской области, выделив из бюджета 8,3 млн рублей, теперь организация работает на самофинансировании. «В нашем технопарке компании находятся по три года. Как показывает мировой опыт, это оптимальный срок, в течение которого можно пройти путь от идеи до запуска серийного производства. Самый сложный этап — это второй год деятельности, так называемая “долина смерти”, когда от НИОКР требуется переходить к выпуску опытного образца. Здесь уже нужны серьезные инвестиции, начиная с вложений на составление грамотного бизнес-плана», — рассказывает Людмила Подживотова.

О необходимости совмещения на Урале технопарков и бизнес-инкубаторов говорит и директор Института инноватики и маркетинга УГТУ-УПИ (Екатеринбург) доктор технических наук Всеволод Кортов: «Технопарк должен поддерживать начинающие малые предприятия инновацинного типа — создавать условия для внедрения, помогать делать опытные образцы, сертифицировать продукт, проводить испытания, даже искать новые рынки. Но у нас нигде не готовят менеджеров в области инноваций, в УГТУ-УПИ первый выпуск будет в 2008 году, двадцать специалистов. А для инновационных предприятий Свердловской области их необходимо по 400 — 500 в год. Нужно менять сам смысл инженерного образования, менталитет инженера. Чтобы при проектировании машины, прибора специалист сразу имел в виду, что это изделие нужно продать, и закладывал параметры, делающие его конкурентоспособным на рынке».

Из-за дефицита инновационных менеджеров в технопарках возникают проблемы с аттестацией компаний собственно на предмет их инновационности. Как определить, действительно ли бизнесмен готов рискнуть деньгами и инвестировать в разработку и производство принципиально новой наукоемкой продукции? Или он стремится использовать льготный режим технопарка для развития уже существующего традиционного бизнеса? Каждый технопарк стремится установить собственные фильтры. «При выявлении инновационной компании у нас пока подход один — наличие у нее патентов или заявок на патенты, — сообщил директор НП “Инновационный технопарк МГТУ” (Магнитогорск) Александр Беляев. — Специальная комиссия, состоящая из представителей наших учредителей и горадминистрации, оценивает продукцию компаний с точки зрения новизны».

Людмила Подживотова делится опытом определения инновационности компаний в технопарке «ЮУрГУ — “Полет”»: «Как правило, у нас реализуются проекты, уже получившие поддержку в фонде Бортника (Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, образован правительством РФ в 1994 году. — Ред.). Таких около 80%. В технопарке также есть экспертный совет, состоящий из университетских сотрудников. Он рассматривает проекты компаний, желающих их у нас реализовать. Через год компании предоставляют отчет экспертному совету».

Практически все имеющиеся на Урале и в Западной Сибири технопарки стремятся привлечь на свою площадку инновационные компании с помощью пониженной ставки арендной платы. В отдельных случаях предоставляются льготы при расчете за бухгалтерские и юридические услуги, за пользование инфраструктурой (телефонной и интернет-связью, электроэнергией, лабораторным и производственным оборудованием). Затем компаниям приходится отвыкать от тепличных условий. «В течение трех лет ежегодно мы на треть повышаем компаниям плату за аренду площадей, с тем чтобы они постепенно адаптировались к внешней среде», — поясняет Людмила Подживотова.

Технопарки в Урало-Западносибирском регионе еще только определяют свое место в структуре формирующейся инновационной экономики. Низкая результативность их деятельности связана не столько с малым сроком функционирования (несколько технопарков в Свердловской области работают уже десять лет), сколько с отсутствием отлаженного взаимодействия с другими экономическими субъектами, прежде всего промышленными предприятиями и холдингами, нуждающимися в новых технологиях и повышении наукоемкости выпускаемой продукции с высокой добавленной стоимостью. Очевидно, такие предприятия должны становиться соучредителями технопарков. Но этот процесс зависит уже не от воли федеральных или региональных властей (законодательство о технопарках до сих пор не принято ни в федерации, ни в большинстве ее субъектов, но ни один из экспертов нам на это не жаловался), а от общеэкономической ситуации. Большинство предприятий пока финансово не созрели для осуществления высокорисковых инвестиций. 
В подготовке статьи участвовал Сергей Ермак

Дополнительные материалы:

Откуда есть пошли технопарки

В начале 50-х годов прошлого века руководство Стэнфордского университета (США, штат Калифорния) сдало пустующее здание в аренду компаниям, которые имели с учебным заведением тесные контакты. Так университет хотел ускорить научные разработки на направлениях, наиболее интересных непосредственным потребителям новаций — высокотехнологичным предприятиям: предполагалось, что преподаватели и студенты будут помогать новаторам в их разработках. Почти скоропалительное решение привело к созданию технопарка, из которого выросли Polaroid, Hewlett-Packard и другие компании. Именно этот технопарк дал жизнь Кремниевой (чаще называемой Силиконовой) долине.

Но до громких успехов технопаркам было еще далеко: слаба оказалась техническая и финансовая поддержка малого инновационного бизнеса. Некоторые компании гнались за дешевыми университетскими «метрами» и инновационными оставались только с виду. Учебные заведения в свою очередь рассматривали технопарки как средство получения арендной платы и идей от новаторов.
Системные изменения начались в 80-е годы прошлого века: на территории парков появились банки, венчурные фонды и «инкубаторы технологического бизнеса» — лаборатории и цеха, в которых компании могли реализовать идеи. Для попадания в парк стали необходимы четко прописанная инновационная идея и план вывода продукции на рынок. К прошедшим отбор компаниям относились бережно. Так, в Тринити-Колледже (Великобритания) исследователи из инновационных компаний получали лаборатории не просто бесплатно, а с доплатой! Аргумент: новатор открытиями двигает прогресс, привлекая к учебному заведению внимание, а с ним — государственное финансирование. Условие одно: работа в лаборатории должна занимать у исследователя не менее половины рабочего времени. Именно эти нововведения дали Кембриджскому научному парку, работающему при Тринити-Колледже, статус европейского лидера.

В странах Востока технопарки превратились в инструмент «догоняющей экономики». Так, в Китае, до 80-х годов не имевшем передовых разработок, особое внимание уделялось международной кооперации в НИОКР. В технопарках Поднебесной с тех пор действуют льготные тарифы налогообложения, нулевые пошлины на ввозимое оборудование, отсутствует налог с продаж при передаче технологий. В первые два-три года компании, как иностранные, так и китайские, не платят аренду. Им отдается приоритет в выдаче кредита из местных фондов финансового содействия. Итог такой политики — стремительный рост в Китае выпуска инновационной продукции.

Сейчас в мире работает 530 технопарков. Большая их часть возникла во времена экономических кризисов: именно в эти периоды как никогда востребованы ресурсосберегающие технологии и новые виды продукции, кроме того, обостряются проблемы безработицы. Тем не менее только четверть созданных технопарков сумели выполнить задачу — стимулировать рост инноваций. Руководство примерно половины технопарков, не понимая этого, нацеливалось на «стрижку купонов» и губило начинание, едва начавшее работу. Но технопарк не приносит немедленного эффекта (малые инновационные компании создают разработки и получают прибыль в лучшем случае на третий год работы в технопарке). История показала: успешный технопарк — категория скорее социальная, нежели экономическая.

Подготовил Роман Быков

От идеи до рынка

Всеволод Кортов
Всеволод Кортов
Имеют перспективы технопарки, финансируемые государством и бизнесом на паритетной основе, считает директор Института инноватики и маркетинга УГТУ-УПИ доктор технических наук Всеволод Кортов

— Всеволод Семенович, у технопарка есть множество определений. Самое правильное, на ваш взгляд?

— В прошлом году по заказу областного правительства мы подготовили проект закона «Об инфраструктуре инновационной деятельности Свердловской области». Там написано: «Технопарк — это форма организации инновационной инфраструктуры, состоящей из компактно расположенной на обособленной территории совокупности офисных зданий, производственных помещений, объектов инженерной, транспортной и социальной инфраструктур, используемых для осуществления инновационной деятельности». Основная задача технопарка — выпустить на рынок конкурентоспособную высокотехнологичную продукцию.

— Инновация — определяющее слово для компаний, входящих в технопарк. Что считать инновационным продуктом?

— Инновационная технология отличается высокой научной насыщенностью, это разработки, связанные с фундаментальными прикладными исследованиями. Например, предприятие, которое в большом количестве выпускает востребованные на рынке гвозди, не может быть инновационным. Но если оно применяет какие-то технологии, чтобы повысить, к примеру, прочность гвоздей, стойкость к коррозии, их можно рассматривать как инновационный продукт.

— Если технология изобретена три года назад, она инновационна?

— Если она востребована, способствует созданию новых машин, механизмов, услуг, повышающих качество жизни, — это инновационная технология. Но есть нюанс. Технология может быть изобретена сотни лет назад, просто тогда не было условий для ее использования. Например, наночастицы известны миру уже три века. Мастера покрывали витражи в церквях наночастицами золота, придавая им разный цвет. Наши научные организации занимаются исследованиями в этой области 20 лет. Но новой технологией это стало только сейчас, когда возникли условия создания наноматериалов, разработаны приборы наблюдения за ними, когда появилась возможность производить нанопорошки тоннами.

— Когда новая технология перестает быть новой?

— Когда создана и внедрена более совершенная, а старая теряет востребованность рынком.

— Кто будет измерять инновационность технопарков?

— Проектом закона предусмотрено, что при правительстве Свердловской области будет создана конкурсная аттестационная комиссия. Технопарк должен удовлетворять конкретным требованиям. Для научного технопарка главное условие — наличие бизнес-инкубатора.
Инновационная цепочка «от идеи до рынка» обычно рвется по пути к производству. У нас осталось мало учреждений, где создается опытный образец, отлаживаются новые технологические параметры, определяются оптимальные режимы. Необходимо, чтобы научные предприятия находились в условиях некоего инкубатора. Они должны заниматься научной и производственной деятельностью и не испытывать при этом негативных сил со стороны рынка, бюрократии. У научного технопарка должны быть сервисная, финансовая и юридическая службы, лаборатории коллективного пользования.

Для индустриальных технопарков основное требование — наличие высокопроизводительного оборудования, выпускающего конкурентоспособную продукцию, и непрерывное совершенствование этой продукции.

— Как должны финансироваться технопарки?

— На мой взгляд, государство должно покрывать не менее 50% от всех затрат. Причем поддержка должна быть как федеральная, так и региональная. На развитие семи технопарков государство планирует выделить на четыре года 29 млрд рублей. Это значит — 1 млрд рублей в год.

В Германии, я знаю, выделяют на развитие инновационной деятельности 32 млрд евро в год. При этом только 10% инновационных проектов дают прибыль, остальные погибают. Несмотря на это, правительство вкладывает деньги, потому что эти 10% обеспечивают развитие новых технологий.

В итоге Германия и ЕС в мировом экспорте высокотехнологичной продукции гражданского назначения имеет 16%, а Россия — меньше 1%.

Но исключительно на государственные деньги долго не протянуть. Важно определить якорных резидентов, которые пойдут в технопарк со своими деньгами, построят свои лаборатории, опытные цеха.

— Кроме денежных вливаний технопаркам нужна еще какая-либо поддержка?

— Конечно. Налоговые льготы хотя бы в первые три года. Сейчас все компании, входящие в технопарки, платят практически те же налоги, что и малые предприятия, торгующие алкоголем, сигаретами, колготками. Но федеральное законодательство очень ограничивает региональные администрации в плане определения льгот. По большому счету это только налог на землю. Чтобы технопарки жили, необходимо гораздо больше преференций. А чтобы их закрепить, нужен федеральный закон. Пока его нет.

— А каков механизм присвоения статуса технопарка?

— Подается заявка в комиссию при правительстве области. Необходимо, чтобы претендент имел органы управления, стратегию развития не менее чем на 10 лет, договоры с потенциальными резидентами, занимающими не менее 20% общей площади технопарка. Статус выдается не более чем на 10 лет.

— Как компаниям попасть в технопарк?

— Малые предприятия подают заявку управляющей компании технопарка. Они должны доказать, что выпускают инновационную продукцию, предоставить бизнес-план на три-четыре года, финансовые документы, доказывающие, что они могут платить за аренду.

— Какое время компания может находиться в технопарке?

— Ограничений нет, пока технопарк успешен. В бизнес-инкубаторе — не более трех лет.

— Каков идеальный технопарк?

— У него своя территория, ему принадлежат все здания. Он имеет максимум преференций от действующего законодательства и мощную поддержку бизнеса. И главное, в нем не иссякает поток новых идей и инновационных проектов.

Интервью взял Сергей Ермак

Технопарки, функционирующие на территории Урала и Западной Сибири

Наименование технопарка Место расположения Учредители Специализация
НП «Технопарк ЮУрГУ-«Полет» Площадка ФГУП «Полет» (Челябинск) Южно-Уральский государственный университет, ФГУП «Полет» Универсальный
НП «Инновационный технопарк МГТУ» Собственная площадка в Магнитогорске (Челябинская область) Магнитогорский государственный технический университет, ООО «Прометиз», ООО «Спецмет» Черная металлургия
НП «Технопарк “Торгмаш”» ОАО «Торгмаш» (Екатеринбург) Предприятия, входящие в состав технопарка Новые теплоизоляционные конструкционные материалы
Технопарк «Высокие технологии машиностроения» Площадка «Пумори-СИЗ» (Екатеринбург) Предприятия корпорации «Пумори-СИЗ» Внедрение высоких технологий машиностроения
ЗАО «Уральские технологии» Площадка «УралНИТИ» (Екатеринбург) Региональный центр листообработки, Региональный центр механообработки, УралНИТИ, Уральский государственный университет, УрО РАН, УГТУ-УПИ Внедрение лазерных технологий
ООО «Уралмашевский» Площадка Уралмашзавода (Екатеринбург) ОАО «Уралмашзавод» Универсальный
ООО «Технопарк-Внедрение» Собственные площади в Екатеринбурге и Березовском Физические лица Разработка новых медицинских методик, производство энергосберегающего оборудования
НП «Приборостроение» Площадка ФГУП НПО «Автоматики» (Екатеринбург) Правительство Свердловской области, ФГУП «НПО Автоматики», УГТУ-УПИ, УрО РАН, Уральский государственный университет. Приборостроение
НП «ИТЦ “Академический”» Площадка института металлургии УрО РАН (Екатеринбург) УрО РАН, правительство Свердловской области Универсальный
АНО «Технопарк “Уральский”» Площадка УГТУ — УПИ (Екатеринбург) УГТУ — УПИ, Федеральный фонд содействия развитию малых форм предпринимательства в научно-технической сфере, правительство Свердловской области. Универсальный
ЗАО «Технопарк “Заречный”» Собственная площадка в Заречном (Свердловская область) Правительство Свердловской области Универсальный
НТП «ИнтелНедра» Площадка УГГУ (Екатеринбург) Уральский государственный горный университет, правительство Свердловской области Разработки для горно-промышленного кластера
НП «Технопарк “Башкортостан”» Уфимский государственный авиационный технический университет (Уфа) УГАТУ, правительство Республики Башкортостан Универсальный
НП «Технопарк “Удмуртия”» Удмуртский государственный университет Правительство Республики Удмуртия, Удмуртский государственный университет Универсальный
НП «Технопарк Оренбургского государственного университета» На площадке Оренбургского государственного университета ОГУ, правительство Оренбургской области Универсальный
ИНТЦ Технопарк ТюмГНГУ Площадка Тюменского государственного нефтегазового университета ТюмГНГУ Энергосберегающие и экологически чистые технологии

Условия создания инновационной фирмы при участии компании-резидента




Комментарии

Материалы по теме

Затишье в промышленности и торговле, снижение доходов населения

Объем рынка инвестиционных услуг в России на конец 2006 года составил почти 90 трлн рублей

К европейской самобытности

Страховка для Европы

Самая мечтающая страна

 

comments powered by Disqus