Бульон из инноваций

Бульон из инноваций

Бульон из инноваций
Иллюстрация: Андрей Колдашев
Инновации в России овладевают массами. Правда, пока не столько в форме реальных результатов, сколько в виде популяризации термина. Например, недавно в продуктовых магазинах стали продавать кубик сухого бульона, на упаковке которого известная фирма-производитель с гордостью написала: «Инновация». В чем инновация? Оказывается, в том, что в сухой бульон добавлены приправы. Примерно такой же инновационный бульон получается при рассмотрении различных проектов создания технопарков, особых экономических зон, производственных кластеров и прочих инициатив, периодически забрасываемых федеральными чиновниками, преимущественно из Минэкономразвития, в регионы для «переваривания».

Стратегическая цель этих проектов понятна: повысить наукоемкую составляющую выпускаемой в России продукции во всех отраслях экономики, от машиностроения до той же пищевой промышленности. Но способы реализации хромают, поскольку каждый субъект «инновационной деятельности» преследует корыстный интерес, почти не связанный с внедрением в жизнь собственно инноваций. Так, региональная власть, безусловно, заинтересована в том, чтобы подать свою территорию в выгодном свете. Для нее реализация инновационных проектов — в первую очередь работа на имидж во всероссийском и, если угодно, в мировом масштабе. Чиновники словно малые дети клюют на новомодные словечки типа «технопарк», но в силу специфики деятельности весьма далеки от науки и не способны отличить инновации от псевдоинноваций. В итоге вместо дел — сплошное очковтирательство.

Выделить подлинные инновационные идеи могут коллективы ученых, работающих в научных и образовательных учреждениях. Но эти люди — опять же в силу специфики работы и жизни — не ориентируются в рыночных отношениях, не способны определить уровень потребительского спроса на идеи. Пока ученые стремятся продавать научные разработки не столько бизнесу, сколько государству (отработав соответствующий грант, а затем сложив проект в архив): меньше мороки.

А что же бизнес? Он заинтересован в получении наибольшей прибыли. Если продажа семечек рентабельней, чем реализация на рынке сверхпрочного и энергосберегающего строительного материала, основанного на использовании нанотехнологий, бизнесмен будет продавать семечки. Коммерциализация научных разработок связана с повышенными финансовыми рисками: нужно не только организовать рентабельное производство, но и практически в одиночку создать новый рынок продаж, в чем-то даже поменять менталитет потребителя.

Конечно, есть немало предпринимателей, которые в силу жизненных принципов до продажи примитивных товаров ради барышей «никогда не опустятся». Но речь идет о необходимости выработать технологию внедрения инноваций. Это значит, должен быть запущен стабильно функционирующий механизм. Только на патриотизме такая технология не заработает.
Самое интересное, что при сборе сведений об имеющихся на территории Урала и Западной Сибири технопарках их набралось почти два десятка. Правда, при ближайшем рассмотрении подтвердились опасения: часть технопарков создана по инициативе чиновников в качестве имиджевого регионального проекта, другая — существует под крылом университетов для отработки получаемых грантов, третья — на площадях промышленных предприятий, имеющих за это пониженную ставку земельной аренды. Компании, разместившиеся в технопарках, либо еще не доросли до промышленного производства инновационной продукции, либо вообще не являются инновационными и используют место деятельности как оффшор. То есть технопарки как бы есть, а технологий нет.

Развивающимся странам Азии было в чем-то проще: почти все субъекты инновационной деятельности (научные центры, образовательные учреждения, производственные компании) им приходилось создавать с нуля и сразу интегрировать. У нас они существуют давно и работают почти в автономном режиме, получая в той или иной форме небольшую, но стабильную плату от государства за «продвижение наукоемких технологий».

Западные страны в осмыслении сути и назначения технопарков проделали путь в несколько десятилетий. Чтобы заработал конвейер внедрения инноваций, должны созреть объективные экономические условия. Очевидно, нам не избежать того же.
Трудно найти под технопарк офисные и производственные помещения, оснастить их современным лабораторным и технологическим оборудованием, подобрать квалифицированные научные, инженерные и рабочие кадры. Но это возможно и делается. Помимо инфраструктурной составляющей нужна собственно экономическая, которая и вдохнет в форму содержание. В технопарках должны остаться только инновационные компании (инновационность может ежегодно определяться советом, состоящим из независимых профильных экспертов). Если таких компаний нет — при технопарках нужно формировать бизнес-инкубаторы и венчурные фонды, которые помогли бы коммерциализировать свежие научные идеи, существующие пока только на бумаге. Только выращенным в таких условиях инновационным компаниям стоит предоставлять значительные льготы в налогообложении на три-пять лет.



Комментарии

Материалы по теме

Затишье в промышленности и торговле, снижение доходов населения

Объем рынка инвестиционных услуг в России на конец 2006 года составил почти 90 трлн рублей

К европейской самобытности

Страховка для Европы

Самая мечтающая страна

 

comments powered by Disqus