Мимо зоны

Мимо зоны

Вечером 2 ноября в Федеральном агентстве по управлению особыми экономическими зонами вздохнут с облегчением: наконец-то прекратится ажиотаж, ходоки из регионов перестанут обивать пороги и терзать чиновников вопросами. В эту среду заканчивается прием заявок от российских регионов, желающих получить на своей территории такое благо, как особая экономическая зона (ОЭЗ). Не успевшие подать документы будут ждать конца 2007 года — второго тура отбора проектов ОЭЗ.

Впрочем, повезет все равно не всем: слишком высок проходной балл в конкурсе. Среди участников (они официально не называются) — более половины из 89 субъектов федерации, причем некоторые подали не по одной заявке, а на кону только десять экспериментальных площадок, которые предполагается создать в 2006 году.

По подсчетам «Э-У», основанным на опросе региональных властей, субъекты УралоЗападносибирского региона подадут более десяти предложений. Итоги конкурса федеральные чиновники планируют подвести после 20 ноября. Но уже сейчас можно утверждать: наши проекты вряд ли попадут в первую десятку. Скепсис будет понятен, если взглянуть на классификацию проектов особых экономических зон Урала и Западной Сибири, которую мы подготовили, проанализировав полученные из регионов данные.

Особые экономические зоны в России

Опасность затеряться

Резидент ОЭЗ — дело непростое. Глава Федерального агентства по управлению особыми экономическими зонами Юрий Жданов жестко заявил: проекты регионов должны быть подкреплены финансовыми ресурсами (см. интервью, с. 14). Как известно, в создание ОЭЗ инвестор должен вложить 10 млн евро, из них миллион — уже в первый год. При этом перед субъектами федерации стоит сложная задача — выделиться среди конкурентов и не стать очередным претендентом на создание места для сборки иностранных автомобилей (с таким пожеланием уже выступило четыре российских региона). Еще одно условие — поддержка властей: именно администрации субъектов федерации должны подавать заявки, выступать лоббистами проектов и вести их от начала до конца.

Первыми в нашей классификации идут проекты ОЭЗ, в которых, на первый взгляд, есть все: обоснование создания зоны, договоренность с потенциальными инвесторами, энтузиазм властей. Однако минус этих предложений (при всей их пользе для экономики Урала) — в заурядности: нет неординарной идеи.

К примеру, Южный Урал. Как сообщила начальник центра по привлечению инвестиций и повышению инвестиционной привлекательности министерства экономического развития Челябинской области Ольга Пескова, планируется создать две особые экономические зоны промышленнопроизводственного типа. Первая будет в Троицке, резидентов — четыре. Проект предусматривает организацию производства листового стекла по флоаттехнологии, окрашенных сэндвичпанелей на основе базальтового минеральноватного полотна, окон и дверей из ПВХ, а также сборочного производства легковых автомобилей. У всех проектов один инвестор, кто — не разглашается. Особая экономическая зона в поселке Локомотивный будет медицинской направленности: первый резидент планирует заняться созданием современного фармацевтического производства инфузионных растворов, второй — оборудованием. Инвестор также один. Ольга Пескова говорит, что губернатор Челябинской области Петр Сумин поставил перед правительством задачу принять участие в конкурсе и выиграть его. С первым чиновники справились. Со вторым — жизнь покажет: по нашим данным, на конкурс подана не одна заявка, касающаяся стройиндустрии и фармацевтики.

Пермская область (с 1 декабря Пермский край) оказалась одной из самых продвинутых: по словам вицегубернатора Михаила Антонова, будут поданы три заявки на организацию ОЭЗ. Промышленнопроизводственную зону хотят организовать в Добрянском районе, техниковнедренческую — на базе Пермского государственного технического университета (ПГТУ). Резидентами Добрянской ОЭЗ станут бумажный, картонный и мебельный комбинаты, а также заводы по производству МДФ, ДВП и фанеры. В будущем планируется также построить торговый центр и порт. Договоренности с инвесторами о финансировании этих проектов уже достигнуты. Однако, как сообщил председатель департамента промышленности и науки Пермской области Дмитрий Полетаев, с заявками на организацию лесопромышленных производств выступают большинство субъектов РФ. У Перми есть реальный шанс затеряться в толпе.

В техниковнедренческой зоне совместно с ПГТУ научными разработками будут заниматься Пермский научный центр УрО РАН и АКБ «Темп» (находятся на территории комплекса ПГТУ). Направление будущих разработок пока не раскрывается. Но если учесть, что в пермский центр РАН входит Институт технической химии и существует много проектов ПГТУ, связанных с этой отраслью (производство стеклобетона, радиокерамики), скорее всего, именно химическая тематика и выбрана. Исполнительный директор Пермского фонда содействия венчурным инвестициям Андрей Мущинкин, участвовавший в разработке проекта заявки, перечислил преимущества, которые позволят выделиться: соответствие размера площадки комплекса ПГТУ установленному законодательно (2 кв. км), готовая инфраструктура на земле, находящейся в федеральной собственности, близость к центру города, наличие инновационных разработок. Между тем, по данным «Э-У», сосед Перми Башкирия также намерена выдвинуть химическую заявку.

Как точно сказала начальник отдела экономической социологии Института экономики УрО РАН Алла Суховей, чтобы быть замеченными на федеральном уровне, регионам не надо заниматься мелкими локальными проектами: «Вся эта мелочевка будет проигрывать и затеряется в общей массе. Нужно участвовать в реализации крупных проектов, выступать в них в качестве головных организаций, тогда есть возможность получить финансовую поддержку через федеральную целевую программу».

Особые экономические зоны Урало-Западносибирского региона

Два в одном

На Урале и в Западной Сибири есть проекты, которые соединяют в себе оригинальную идею и наличие серьезного инвестора. Взять хотя бы Свердловскую область, правительство которой подготовило заявку с кодовым названием «Титановая долина». Планируется, что в Верхней Салде на свободных муниципальных площадях в течение четырех лет корпорация ВСМПОАвисма организует новое механическое производство изделий из титана. Будут созданы шестьвосемь отдельных направлений (в том числе машиностроительное, конечных деталей самолетов, узлов крупногабаритных изделий), порядка 3 тыс. рабочих мест. ВСМПО (возможно, с привлечением одного из крупнейших подразделений американской компании Boeing) готово направить в проект порядка 300 млн долларов. Практически вся продукция будет ориентирована на экспорт, что позволит в короткие сроки окупить вложения. Среди очевидных преимуществ проекта — готовность инвестора вкладывать деньги немедленно. Есть, правда, технический минус, по которому «Титановой долине» могут отказать: площадь зоны всего 9 гектар, или 0,09 кв. км (цифра в законе «Об ОЭЗ» — 20 кв. км).

Есть и концептуальные препятствия. Вопервых, конфликт нынешних и бывших собственников корпорации — топменеджеров «ВСМПОАвисма» Владислава Тетюхина и Вячеслава Брешта и ЗАО «Ренова» (подконтрольно совладельцу СУАЛХолдинга Виктору Вексельбергу). «Ренова» пытается отсудить акции титановой корпорации, которые ранее она продала Брешту и Тетюхину в рамках достигнутого между ними соглашения (подробней см. «Шаг назад», «Э-У» 39 от 17.10.05). Неизвестно, чем закончатся судебные разбирательства и будет ли проект ОЭЗ нужен СУАЛХолдингу в случае его победы. В компаниях ситуацию не комментируют.

Второе негативное обстоятельство — нюансы свердловской областной политики. Поясним: изначально подготовкой заявок на ОЭЗ занималось областное Минпромэнерго. Однако в тот момент, когда пакет документации был уже практически сформирован, и буквально за две недели до окончания приема заявок в Москве, в правительстве Свердловской области приняли решение о передаче функций сопровождения ОЭЗ в министерство экономики и труда. Столь странные перетасовки не впервые происходят в свердловском правительстве, они вполне в стиле политики «сдержек и противовесов», которую проповедует губернатор Эдуард Россель. Но политика политикой, а проектам ОЭЗ смена куратора на полпути однозначно не пойдет на пользу.

По этой же причине может пострадать и другой свердловский проект — создание ОЭЗ техниковнедренческого типа «Муранитная» в городе Заречный. Он также передан из Минпромэнерго в Минэкономики. Планируется, что резидентом этой зоны (он же инвестор и основной участник проекта) станет фирма «УралЕвро», готовая вложить 10 млн евро в обработку редкоземельных металлов, производство высокотехнологичных магнитов, технических газов и фармпрепаратов на основе изотопов. Официальной информации о фирме «УралЕвро» нет. По некоторым данным, ее акциями владеют областные власти, Минатом, а также американский инвестор Shannel Construction Worldwide Ltd. Последний известен тем, что в 2003 году объявил о готовности вложить 50 — 80 млн долларов в строительство завода по переработке моноцита в Красноуфимске, где хранится 82 тыс. тонн этого радиоактивного сырья. Если заявка ОЭЗ «Муранитная» будет одобрена, то переработкой монацитового концентрата и извлечением из него редкоземельных металлов будут заниматься в Красноуфимске с дальнейшей производственной цепочкой в Заречном.

Есть еще одна интересная заявка, обратить внимание на которую нашему журналу посоветовали в полпредстве Уральского федерального округа. Это создание особой экономической зоны техниковнедренческого типа в Тюмени: именно с ней власти УрФО связывали особые надежды. Проект носит название «ЗападноСибирский инновационный центр нефти и газа». Заместитель губернатора Тюменской области Сергей Дегтярь отказался рассказывать какиелибо подробности до окончания конкурса в Москве. А генеральный директор ОАО «Сибирский научноаналитический центр» (СибНАЦ, по данным полпредства, разработчик тюменского проекта) Анатолий Берхунцев заявил: «Создание в Тюмени особой экономической зоны обсуждалось в администрации области. Наш центр должен был выступить соучастником проекта, но дальше разговоров дело не пошло».

Тем не менее власти Тюменской области за несколько дней до окончания срока подачи заявок в Федеральное агентство заявили, что успеют направить предложение. Стали известны и некоторые детали: месторасположение ОЭЗ — Заречная часть Тюмени в районе озера Алебашево, специализация — разработка технологий для нефтегазовой промышленности. В случае одобрения заявки на базе этой ОЭЗ планируется создать еще и технопарк. Предварительное согласие на участие дали вузы области и несколько предприятий: ОАО «Тюменские мотостроители», ОАО «Тюменский электромеханический завод» и другие. Источник инвестиций не называется.

Идея тюменцев логична: исторически они связаны с газовым ЯмалоНенецким и нефтяным ХантыМансийским автономными округами. Практически все машиностроение Тюмени работает на нефтегазовый комплекс, а региональные вузы готовят специалистов и выполняют заказы для ТЭКа. Таким потенциалом не обладает ни один из субъектов федерации на Урале и в Западной Сибири, да и найти инвестиции для тюменцев не составит слишком большой проблемы. Это из числа преимуществ. Сомнение вызывает другое — степень проработанности заявки и техникоэкономического обоснования проекта. Без помощи науки (а СибНАЦ является одним из главных отраслевых институтов Западной Сибири) власти региона вряд ли справятся с этой задачей.

Продается идея

Проекты особых экономических зон, которые вошли в нашу третью категорию, хороши всем. Вот только для их осуществления пока нет либо денег, либо административных ресурсов, либо того и другого. Удмуртия — яркий пример. В республике, знаменитой автоматами Калашникова и пистолетами Макарова, правильно рассудили, что конкурентов в области создания стрелкового оружия у них нет. И после объявления федерального конкурса решили создать техниковнедренческую зону «Стрелковое оружие и патроны». Даже собрали рабочую группу из сотрудников министерств экономики, промышленности, представителей ОАО «Ижмаш», ФГУП «Ижевский механический завод» и Ижевского технического университета. О том, в каком состоянии работа над заявкой по созданию ОЭЗ, в правительстве Удмуртии сегодня молчат.

Причины отказа от официальных комментариев в кулуарах называют разные. Вопервых, говорят о сложной политической ситуации: до 16 октября проектами ОЭЗ чиновникам заниматься было некогда, поскольку в Удмуртии шла большая кампания — готовились к выборам в муниципалитетах и городскую думу Ижевска. Вовторых, по неофициальным данным, президент республики Александр Волков не обозначил отношения к созданию в регионе особой зоны. Втретьих, власти региона настроены пессимистично: они не верят в победу, так как, по их мнению, на конкурс могут быть заявлены новые технологии, представляющие гораздо больший интерес для экономики России, чем производство оружия. Проблемой для Удмуртии может стать и ограниченность инвестиционных и инновационных возможностей: до сих пор не составлен перечень резидентов и инвесторов зоны, которые смогут вложить в ее создание и функционирование 10 млн евро. Плюс к этому для предприятий и научных организаций, работающих в оружейной сфере, характерен износ основных фондов.

Незаурядная идея создания ОЭЗ есть в Зауралье. Как сообщил заместитель губернатора, директор департамента экономического развития и инвестиций Курганской области Николай Болтнев, регион намерен создать техниковнедренческую зону на базе знаменитого исследовательского института им. Илизарова. Название проекта — «Реконструктивновосстановительное лечение повреждений и заболеваний опорнодвигательного аппарата», его планируют реализовать за пять лет. Но для этого необходимо привлечь инвестора, который сможет вложить 4,762 млрд рублей — такова общая смета по проекту. По словам Николая Болтнева, поиск инвесторов продолжается. Источник в курганском правительстве говорит, что интерес уже проявили как российские бизнесмены, так и иностранный капитал, однако конкретная информация пока не разглашается.

Власти Зауралья возлагают большие надежды на проект создания ОЭЗ на базе Илизаровского центра: «Он социально значим, российская медицина нуждается в новациях. Поэтому мы считаем, что шансы на победу на первом этапе конкурса достаточно высоки». Между тем желающих сыграть на социальной значимости среди регионов тоже достаточно. Так, сенатор Оганес Оганян, представляющий в Совете Федерации интересы КомиПермяцкого АО, считает, что для Перми единственный способ выделиться — представить на конкурс социально значимый проект ОЭЗ, связанный с развитием депрессивного округа Коми. В результате власти Пермской области подают «лысую» заявку: площадка в Коми с инфраструктурой под промышленнопроизводственную зону. Резидентов нет. Инвесторы тоже не спешат: в частности, финская компания Stora Enso, которая уже несколько лет ведет с властями переговоры о строительстве целлюлозного комбината на территории Прикамья, отказалась прийти в ОЭЗ Коми из-за опасений, что необходимость развития инфраструктуры увеличит стоимость проекта в разы.

Кроме того, по мнению Аллы Суховей, нужно иметь в виду, что статус ОЭЗ с ее льготами дается лишь на 20 лет и больше не возобновляется: «Особые экономические зоны будут создаваться резидентами, которые в состоянии быстро окупить вложенные средства. Отсюда довольно грустный вывод: развития высоких технологий с помощью ОЭЗ, наверное, не произойдет или оно будет незначительно. Практика показывает, что высокотехнологичный сектор (компьютерные технологии, биотехнологии) — рисковая сфера. Поэтому большее развитие получат не техниковнедренческие, а промышленнопроизводственные зоны. Или еще вариант: зарубежные инвесторы будут создавать у нас вторичные, вспомогательные производства, не используя региональный потенциал. Это путь ряда стран ЮгоВосточной Азии, в которых методом сборки создаются компьютерная, оргтехника, автомобили».

Дыры в законе

У уникального курганского проекта ОЭЗ есть, кроме финансового, еще один барьер. Как отметил представитель уральского полпредства, заявка от Зауралья не имеет шансов на прохождение, так как не соответствует закону «Об ОЭЗ»: «Зона, предлагаемая Курганом в качестве техниковнедренческой, скорее относится к рекреационному типу». Туристическорекреационные ОЭЗ законодательством не предусмотрены, хотя по инициативе группы депутатов в Госдуму внесены поправки, предполагающие их создание.

Ясно, что в «первую волну» проекты, касающиеся этой сферы, не попадут. Между тем на Урале есть территории, обладающие уникальными климатическими условиями, где уже созданы развитые оздоровительные комплексы, например санатории «УстьКачка» и «Обуховский». «Для таких проектов инвестиции можно было бы найти, поскольку санаторнокурортное лечение — это коммерческие услуги. Более того, если рассматривать эти территории в перспективе как зоны, где будут развиваться технологии оздоровления, медицинского обслуживания, то также было бы интересно создавать на этих базах ОЭЗ. Это перспективное направление», — считает Алла Суховей. Институт экономики УрО РАН подготовил ряд предложений, которые касаются расширения перечня особых экономических зон и уточнения их статуса. Ученые считают, что наибольший потенциал для создания высокотехнологичного производства сосредоточен в закрытых территориальноадминистративных образованиях, но с созданием особых зон в ЗАТО возникают трудности (см. интервью с директором института экономики УрО РАН Александром Татаркиным, с. 16). Предложения институт направил в правительство РФ.

Пострадают от несовершенства закона «Об ОЭЗ» и другие территории. Челябинск, Оренбург и Курган, которые граничат с Казахстаном, в один голос предлагают создать дополнительный тип ОЭЗ — приграничной торговли или свободной таможни. Руководитель НК «Центр стратегического планирования и развития Оренбургской области» Вячеслав Кузьменко так объясняет позицию: «Оренбуржье — это „форпост“ российского государства, мы можем объективно исполнять роль естественного моста, который связывает Европейскую часть России с государствами Центральной Азии. Сегодня наметилась новая тенденция в отношениях между сопредельными территориями Республики Казахстан и Оренбургской области. Это отношения бизнессообщества и общественных структур. Для совершенствования этих отношений необходимо иметь развитую транспортную инфраструктуру: целесообразно это сделать через создание ОЭЗ». Мировой опыт (см. иллюстрацию-диаграмму на с. 10) предусматривает зоны свободной торговли, однако в российской практике такой вариант пока не обсуждается.

Участие ради участия

Последняя категория проектов особых экономических зон, которую мы выделили, — «темные лошадки».

Возьмем, к примеру, Оренбургскую область: как сообщил заместитель директора регионального департамента экономического развития и внешних связей Александр Калинин, областные власти намерены подать заявку на создание двух ОЭЗ. Первая — промышленнопроизводственная: выпуск сельскохозяйственной техники. Вторая также связана с сельским хозяйством: техниковнедренческая для новейших разработок Оренбургского государственного университета (ОГУ), аграрного университета (ОГАУ) и индивидуаловизобретателей. Подробности власти не сообщают, но очевидно, что сельскохозяйственная направленность связана с тем, что 42% населения Оренбуржья проживают в сельской местности и заняты на соответствующем производстве. Заметим, что в Оренбургской области, как и в Удмуртии, 16 октября прошли выборы в муниципалитетах, и это политическое событие оказалось для властей важнее, чем подготовка заявок на ОЭЗ.

Много неясностей с Башкирией. От официальных комментариев в правительстве республики отказались, но источник в администрации президента Башкирии сообщил, что власти нацелены на то, чтобы создавать особые экономические зоны. Предложенные на конкурс проекты будут связаны с машиностроением и нефтехимией. Среди сложностей отмечаются короткие сроки, которые определило регионам правительство РФ. «Методические рекомендации были утверждены только в сентябре, а проекты мы должны представить уже в ноябре. Качественно подготовить их не представляется возможным. Было бы логично перенести сроки проведения конкурса на начало нового финансового года — 1 января. При этом, на мой взгляд, при отборе проектов приоритетными для правительства должны стать территории с сильной финансовоэкономической базой. Какой смысл „спасать“ депрессивные регионы? Башкирия — один из сильнейших субъектов федерации России. Поэтому мы оцениваем шансы на прохождение наших проектов достаточно высоко», — говорит представитель администрации Башкирии.

Оптимизм не совсем понятен: по нашим данным, окончательное решение о том, какие предложения будут поданы на федеральный конкурс от республики, примут лишь 1 ноября, а последний срок подачи заявок, напомним, 2 ноября.

Субъективный фактор

Региональные чиновники и эксперты считают, что проекты особых экономических зон, которые будут реализованы в первой десятке, определены в Москве задолго до объявления конкурса. «Интересы Урала на федеральном уровне в какойто мере ущемляются. Уже сейчас заявлено, что в перечень регионов, где будут проводиться эксперименты по отработке ОЭЗ, войдут Московская, Ленинградская и Новосибирская области. Урала среди них нет. Хотя желание от нас звучало. В частности, один из инициаторов организации ОЭЗ — технополис Заречный — так и не попал в перечень первоочередных проектов. Кроме того, у нас была идея создания научнотехнологического парка информационных технологий на базе Института математики Академии наук. На заявку, которая была передана в правительство РФ, мы получили ответ, что данный проект до 2008 года рассматриваться не будет», — говорит начальник отдела экономической социологии Института экономики Алла Суховей.

В Удмуртии солидарны с башкирскими коллегами и сетуют на нехватку времени: «Настораживает поспешность оформления документов для участия в конкурсе и абсолютно нереальные сроки для их подготовки». Как говорит один из удмуртских чиновников, «многие регионы просто не успеют подготовить заявки и не будут участвовать в конкурсе. Это свидетельствует только об одном — ОЭЗ уже определены. Регионы, в спешном порядке готовящие документы, призваны создать видимость конкурсного отбора».

Возникает вопрос: почему мы оказались не готовы к федеральному конкурсу на создание ОЭЗ? О том, что он будет проводиться, стало известно не в середине сентября: маховик закрутился еще весной этого года. То есть у регионов было более полугода, чтобы придумать оригинальные идеи и приступить к подготовке грамотных бизнеспланов.

Ответов на этот вопрос несколько. Первый и самый простой — обычная российская обломовщина: мы привыкли действовать по принципу «вчера было рано, сегодня — некогда, а завтра — поздно». Второй — отсутствие у региональных руководителей амбиций и психологическая инертность: не секрет, что субъективный фактор — это одна из главных движущих сил. Александр Татаркин приводит в пример город Заречный: «Когда мэром города был Георгий Леонтьев, он к идеям, которые ему предлагались наукой, приделывал ноги. У него была пробивная сила, он доводил проекты до принятия организационных решений. Нынешний мэр этого боится, не пользуется авторитетом, которым пользовался Леонтьев, и сегодня технополис Заречный существует по инерции».

Третья причина — наши регионы так и не научились качественно и быстро составлять бизнеспланы, находить формы продвижения и объяснять инвесторам механизмы финансовой и организационной поддержки. Как показал наш опрос, практически ни одной ФПГ (крупным металлургическим, трубным холдингам и нефтегазовым компаниям) УралоЗападносибирского региона не было предложено поучаствовать в проектах ОЭЗ, а представители многих из них узнали о создании таких зон только из прессы.

Но не все потеряно. У регионов есть два пути, по которому они могут пойти, если заявки Урала и Западной Сибири не выиграют в первом федеральном конкурсе. Первый: разработчики проектов увидят, как будут проходить эксперименты по созданию ОЭЗ в России, и этот опыт позволит им доработать существующие заявки или выдвинуть во второй тур новые. Второй: начать реализацию проектов без поддержки федерального центра, чтобы ко второму туру подойти уже с практическими результатами. Так намерена поступить Пермь. Это единственный регион, который заявил, что попытается самостоятельно, за счет областных бюджетных ресурсов, создать технопарк на территории комплекса Пермского государственного технического университета.

Участие в подготовке материала принимали Ольга Евсеева (Ижевск), Инна Скрыпниченко (Пермь), Александра Колесова (Оренбург)

Дополнительные материалы:

Отечественный опыт

ЗАТО (закрытое административнотерриториальное образование). Впервые аббревиатура появилась в федеральном законе 32971ФЗ «О закрытых административнотерриториальных образованиях» от 14 июля 1992 года. Зонами, согласно закону, признавались территориальные образования, имеющие: органы местного самоуправления; промышленные предприятия по разработке, изготовлению, хранению и утилизации оружия массового поражения, переработке радиоактивных и других материалов; военные и другие объекты; необходимость специальных условий проживания граждан. Для получения статуса ЗАТО необходимо соответствие всем признакам и специальное решение президента РФ. Конкурса по отбору проектов, как в случае с особыми экономическими зонами, не предусмотрено.

ОЭЗ (особая экономическая зона). Определена правительством РФ как часть территории, на которой действует особый режим осуществления предпринимательской деятельности (согласно федеральному закону от 22 июля 2005 г. 116ФЗ). ОЭЗ создаются в целях развития обрабатывающих отраслей экономики, высокотехнологичных отраслей, производства новых видов продукции и развития транспортной инфраструктуры. Основная задача, ставящаяся при создании ОЭЗ, — улучшение инвестиционного и предпринимательского климата, развитие «новой экономики», то есть наукоемкого производства и услуг в области высоких технологий, а также коммерциализация научнотехнических разработок. Создание ОЭЗ — один из инструментов для развития депрессивных территорий. Зоны создаются на 20 лет, срок их существования продлению не подлежит. Закон предполагает создание промышленнопроизводственных (площадь не более 20 кв. км) и техниковнедренческих зон (2 кв. км) зон. Главное условие для резидентов первых: инвестирование в производство не менее 10 млн евро, в том числе в первый год — не менее 1 млн евро. Для участников вторых обязательная сумма инвестирования не установлена. Резидентам ОЭЗ предоставляются налоговые и таможенные льготы.

Технопарки задумывались в рамках ОЭЗ техниковнедренческого типа. Принципы организации и тех, и других примерно совпадают, поскольку приоритетные цели одинаковы — обеспечение развития региона на основе собственного научнообразовательного потенциала, развитие человеческих ресурсов, внедрение высоких технологий в производство.

Источник: Федеральное агентство по управлению особыми экономическими зонами

Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Кооператив «Большой Урал»

Нехорошая ситуация

с БОРу по сосенке

Окна роста

Пермский рай

 

comments powered by Disqus