Само пойдет. Подернем?

Само пойдет. Подернем?

Само пойдет. Подернем? У малого бизнеса гораздо больше проблем, чем предполагается решить пакетами законов, внесенных в Госдуму. Но чтобы были преодолены хотя бы обозначенные, в законе необходимо прописать меры ответственности проверяющего органа за нарушение порядка проверок и исключить любое влияние правоохранительных органов на жизнь небольшой фирмы.

Государственная дума в первом чтении приняла ряд законопроектов, так или иначе способствующих облегчению жизни малого бизнеса. Это шаг в осуществлении инициатив двух российских президентов, которые хотели бы видеть малый бизнес более работоспособным, богатым и многочисленным. Законодатели предлагают массу интересных и полезных вещей — например уведомительный порядок регистрации предприятий, ограничение числа проверок и сужение списка показаний к их проведению.

Законопроекты легли на более чем подготовленную почву. Представители малого бизнеса готовы долго и вдумчиво рассказывать о том, какие у них препятствия на пути развития бизнеса, кто, почему и как именно их проверяет. Но сопоставление проблематики этих рассказов и предлагаемых проектов показывает: нормотворчество сильно отстает от реалий. Скорее всего, закон не поможет ни начинающему бизнесмену, ни уже состоявшемуся.   

Убить не родивши

Все начинается с барьеров на входе. Главный — финансовый. Больше всего начинающие предприниматели, конечно, недовольны тем, что банки не кредитуют бизнес периода зарождения. Банки готовы дать денег под залог, но если залога нет — нет и кредита. По словам директора Пермского магазина готового бизнеса Юлии Богушевской, эта проблема — основная на этапе создания предприятия: «У банков есть программы, но условия достаточно жесткие, если банк хоть на секунду усомнится в том, что деньги ему вернут, кредит он не даст». «Банки критично относятся к кредитованию старт-апов», — вторит заместитель директора по малому и микробизнесу Райффайзенбанка Роман Горулев, и поясняет почему: «Это рискованно. Каждый банк стремится вести консервативную политику и не рисковать деньгами вкладчиков».
По словам генерального директора Пермского центра развития предпринимательства Игоря Запевалова, средства для становления бизнеса не менее 80% предпринимателей получают либо за счет собственных сбережений, либо благодаря «теневым» схемам. В ближайшее время легче не станет: банки ужесточают требования из-за событий на мировом и российском финансовых рынках. Очевидно, что именно сейчас малому бизнесу необходима помощь государства: в виде микрофинансирования или льготного налогового периода для вновь образованных предприятий, полагает Игорь Запевалов. Однако одобренные Госдумой законопроекты таких новаций не несут.

Следующий препон для начала работы малых предприятий — бюрократический: регистрация. «Наиболее проблематично несовпадение юридического и фактического адресов. В соответствии с нормативными документами в заявлении необходимо указать адрес постоянно действующего исполнительного органа фирмы. Однако, не будучи зарегистрированной, фирма не может заключить договор аренды или обладать правом собственности на помещения», — отмечает директор торговой фирмы «АВК» (Каменск-Уральский, Свердловская область) Андрей Колмогорцев. Нормы, исключающей это противоречие, пока нет.

После регистрации необходимо, чтобы предприятие где-то «сидело». Бизнес-центр класса А, разумеется, малым не по карману. По идее, можно арендовать муниципальное имущество, но получить доступ к реестру муниципальной собственности невероятно сложно. «Муниципальные власти скрывают перечни имущества, которые можно взять в аренду», — отметил на совещании по проблемам малого бизнеса не малый предприниматель, а крупный чиновник — полпред президента в УрФО Петр Латышев. «В Екатеринбурге в свое время получить этот документ не удалось даже депутату Госдумы Евгению Ройзману. Ему в мэрии ответили, что такого не существует в природе. Он обратился в прокуратуру, а оттуда его отправили все в тот же отдел мэрии», — рассказывает председатель общественной организации «Комитет-101» (Екатеринбург) Дмитрий Головин.

В новых законах по указанным поводам ничего не говорится — очевидно, надо ждать следующих. И так по всем пунктам. Подключение к электроэнергии? Только получение разрешения на него обходится в 35 — 45 тыс. рублей за кВт (в зависимости от объема подключаемых мощностей). Примерно та же ситуация с дополнительным водоснабжением и теплом. Облегчения для малых пока нет.  

Лицензирование деятельности? Предприниматели жалуются, что в подзаконных актах отсутствует четкое описание факторов, являющихся основанием для отказа в выдаче лицензии, не полны перечни документов, которые необходимо представить для ее получения (практически везде присутствует строка «и иные документы»). Тут, к слову, небольшое облегчение имеется: один из законов обсуждаемого пакета предлагает заменить лицензирование обязательным страхованием. Однако список отраслей, где будет действовать этот закон, довольно узок: морские, речные грузоперевозки, погрузка-разгрузка на внутреннем водном и морском транспорте, услуги почтовой связи, пассажирские перевозки до 20 человек. Кроме того, в документе есть множество серьезных недостатков: например, не указаны ни предмет страхования, ни страховые случаи, ни размер страховых сумм (см. «Без кампанейщины», «Э-У» № 37 от 22.09.08).

С необходимостью получать разрешения от различных служб связана еще одна проблема — чрезвычайно большое количество документов, каждый из которых имеет определенное время действия, причем сроки процедуры часто срываются самими инстанциями. Руководитель Ассоциации малого бизнеса Красноуральска (Свердловская область) Анатолий Комар:

— Сроки рассмотрения заявок обычно не выдерживаются. Если выявляется какая-либо ошибка, это приводит к истечению периода годности некоторой части сдаваемых на рассмотрение документов. Многие справки приходится получать заново. Еще одно неудобство — короткие сроки действия документов, необходимых для прохождения следующего этапа. Например, процедура заверения документов в нотариальной конторе предполагает предоставление выписки из реестра банка, которая действует шесть дней. Если за это время копия не заверена, выписку необходимо получать заново.
А еще у малого бизнеса на этапе открытия есть требования от пожарных, милиции, сан­эпидслужб… Причем требования взаимоисключающие. Анатолий Комар приводит пример: «Требования пожарного надзора и милиции противоречат друг другу. Знаете, откуда появились ролл-ставни, открывающиеся решетки? Потому что приходит пожарный и говорит: “У вас решетки, нужно снять, это опасно в случае пожара”. За ним идет милиционер: “Нет решеток? Криминогенно: мы вам не позволим эксплуатировать”. Мелочи, но их набегало столько, что было понятно: пройти весь комплекс (землеотвод, коммуникации, строительство и прочее) по закону практически невозможно. Во-первых, очень долго, во-вторых, очень дорого». «Я прикину время на открытие бизнеса. Привлечение кредита — официально в банках 3 — 5 дней, реально дней 20. Регистрация — не пять дней, а две недели. Получение заключения СЭС вместо официальных семи дней — две недели. Та же ситуация с вывесками: вместо месяца разрешения можно получать и два. А поиск помещения вообще может занять полгода, потому что мы не в курсе, какие помещения, допустим, есть в муниципальном реестре Екатеринбурга», — отмечает один из представителей малого бизнеса.

Почему так затянут процесс согласования — тоже понятно: практически при всех разрешительных инстанциях существуют аффилированные структуры, через которые можно подготовить и согласовать разрешительную документацию быстро и без проблем. Стоимость их услуг, разумеется, значительно выше нормативной. В итоге малые предприниматели соглашаются платить в несколько раз больше, чем положено по закону, чтобы за них зарегистрировали фирму «специально обученные» люди. «Подавляющее большинство предпринимателей прибегают при регистрации к услугам посредников», — отмечает Андрей Колмогорцев. Стоит отметить, что подаваемый в пакете законов как новация уведомительный характер регистрации субъекта малого бизнеса фактически уже существует. Сейчас любой желающий может обратиться с заявлением в соответствующий регистрационный орган лично или написать письмо. И регистрирующий орган не вправе отказать в регистрации, за исключением случаев, когда это связано с производством запрещенных к обороту товаров. Одобренный Госдумой проект законов в какой-то мере облегчает жизнь малого бизнеса: сведения, указанные в уведомлении, не требуют подтверждения третьими лицами. Еще одна важная новация: при необходимости проведения экспертиз для проверки заявительных обязанность доказывания возлагается на орган государственного контроля. «Это позволит ликвидировать процесс бесконечных разрешений и заключений специальных учреждений и организаций», — уверен вице-президент Национального фонда развития рынка недвижимости и оценочной деятельности Владимир Герасименко.

Таким образом, с точки зрения открытия бизнеса пакет законопроектов меняет немногое. Может, он облегчает жизнь уже состоявшегося бизнеса?

Выполнить нельзя нарушить

Состоявшийся малый бизнес недоволен ровно тем же, чем и нарождающийся. Это невозможность выкупа арендованного имущества и технического присоединения к сетям, сложный доступ к финансовым ресурсам и взаимодействие с регуляторами, которых, во-первых, много, во-вторых, они проверяют бизнес по устаревшим нормам. Но если, например, по техприсоединению никаких отличий в проблемах «новеньких» и «стареньких» нет, то доступ к финансовым инструментам для тех, кто ведет дело несколько лет, все же легче: банки готовы кредитовать рискованных, но высокодоходных «малых».

Зато регуляторы и проверяльщики в отношении состоявшегося бизнеса действуют с размахом. По данным Владимира Герасименко, на федеральном уровне насчитывается около 30 видов контроля, которые прописаны в законе 2001 года «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)», а также 15 специальных видов контроля, осуществляемых в порядке, установленном иными законами. Контрольные полномочия осуществляют 30 федеральных органов исполнительной власти и органы 85 субъектов Российской Федерации. По результатам мониторинга, проведенного Минэкономразвития России в 2006 году, всего в РФ проходит более 20 млн проверок (без учета налоговых и проверок правоохранительных органов), на организацию и проведение которых из федерального бюджета тратится более 162 млрд рублей.

Тратится на проверки и бизнес. По данным Сергея Борисова, председателя Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России», затраты составляют не менее 10% от общего оборота. При этом незаконные выплаты, по данным Борисова, снижаются — с 9,6% от выручки в 2006-м до 6% в 2007-м, а
«в планах правительства снижение этой цифры к 2010 году до 3%». Но, судя по голосованию на том же сайте, с данными исследования «Опоры» категорически не согласны 40% посетителей, и только 9% сказали, что это справедливо для их бизнеса.

Поборы при проверках остаются важной статьей расходов бизнеса. Многочисленные ведомства издают бесчисленные инструкции. По данным председателя комитета по развитию малого и среднего предпринимательства Свердловской области Евгения Копеляна, Роспотребнадзор руководствуется более чем 4,5 тыс. документов. Эти инструкции иногда противоречат требованиям других ведомств, а зачастую просто нелепы. Небольшой пример.

Пожарные (Александр Сорокалетовских, начальник отдела информации и связи с общественностью МЧС России по Приволжско-Уральскому региональному округу):

— Общие требования к предприятиям по пожарной безопасности содержат достаточно большой перечень пунктов. Пути эвакуации должны быть свободны, двери — закрываться на легкооткрываемые замки и открываться по ходу движения. На окнах не должно быть решеток. Здание должно быть оборудовано противопожарной сигнализацией. Если это здание с массовым пребыванием людей, там должна быть установлена система оповещения о пожаре. Есть определенные требования к конструкциям, из которых сделаны перегородки, двери, к отделке пола и стен на путях эвакуации.

Малый бизнес (председатель комитета по развитию малого и среднего предпринимательства Свердловской области Евгений Копелян): 

— До сих пор Роспотребнадзор требует, чтобы в помещениях пищеблоков и предприятий медицинской сферы стены были выкрашены масляной краской. Мало того, что за это время строительные материалы уже несколько раз обновились, и по всем характеристикам соответствуют нормам санитарно-эпидемиологической безопасности. Так еще и получается, что если Роспотребнадзор потребует, чтобы на кухне в кафе стены были выкрашены масляной краской, то пожарные легко могут предприятие прикрыть: масляная краска очень горюча. 

Роспотребнадзор утешает предпринимателей. Наталья Афанасьева, начальник отдела защиты прав потребителей Управления Роспотребнадзора по Свердловской области: 

— Инструкции не потеряли актуальность. Они достаточно просты. Чем старше документ, тем проще у него требования. Этих документов осталось очень мало, и требования в них гораздо проще, чем в современных нормативных актах.
Настолько проще, что можно анекдоты рассказывать: например, что чая в сахаре должно быть только 15 граммов — по требованиям 1976 года. И ведь по этим нарушениям бизнес на самом деле штрафуют (см. «Романтики с большой дороги» , «Э-У» № 38 от 29.09.08). «Некоторые устаревшие акты до сих пор не аннулированы, так что всегда есть место для произвола контролирующих органов», — резюмирует Евгений Копелян.

Новые законопроекты эти очевидные ляпы не устраняют, но хотя бы сокращают число проверок. Плановые разрешаются раз в три года и ограничены по длительности (от 15 до 70 часов), внеплановые — могут проводиться только по согласованию с региональной прокуратурой. Установлен и четкий перечень нарушений контролеров для отмены результатов проверок. Законопроект сокращает количество оснований для проверок, их разрешено проводить только при наличии информации о реальном или готовящемся преступлении, а также в случае угрозы жизни и здоровью людей. 

Исключите исключения

Между тем в законе остались дыры. Необходимо, например, прописать, что проверка, которую провели, скажем, не за 70 часов, а за 75, незаконна, как и ее результаты. Хорошая новация в законах: если доказана вина проверяющего, должностное лицо будет наказано. Но стоит пойти дальше: наказывать еще и организации, в которых работают нарушители. Если подобная ответственность в законах не будет предусмотрена, закон не заработает. Как не работают сейчас нормы сроков проведения проверок налоговой инспекции: в Налоговом кодексе они прописаны, но регламентированных правовых последствий и ответственности документ не содержит. Поэтому судебная практика такова, что для налоговых органов практически нет последствий в случае нарушения.

Далее. Сейчас по закону «О милиции» у правоохранительных органов есть масса прав: например, им можно осматривать производственные, складские, торговые и иные служебные помещения; производить досмотр транспортных средств; изучать документы и изымать их. И все это — не руководствуясь уголовно-процессуальным кодексом. Результат — милицейский произвол. Один из законопроектов, одобренных Думой, забирает у милиции такие права, однако в нем оставлена лазейка: «Если речь не идет о признаках готовящегося преступления». Ее опасность видят даже депутаты Госдумы. «Сотрудникам правоохранительных органов не составит труда обнаружить в работе фирмы “признаки” готовящегося преступления, чтобы явиться с визитом на предприятие. Этим законом мы не останавливаем административный и милицейский беспредел», — заявил депутат Геннадий Гудков после заседания Думы 18 сентября.

Еще одна лазейка — так называемые исключительные случаи как основание для проверок. Так, в одном из законопроектов прописано, что прокурор области может дать разрешение на внеплановую проверку. Однако где гарантия, что он разберется в ситуации? Пример от Евгения Копеляна. В Гаринском районе Свердловской области прокуратура закрыла 12 малых предприятий, которые занимались деревообработкой. Прокурор счел, что их деятельность связана с опасными отходами (опилками), поэтому нужна лицензия. Однако в постановлении правительства России «Об утверждении положения о лицензировании деятельности по сбору, использованию, обезвреживанию, транспортировке, размещению опасных отходов» прописано, что обращение с отходами — комплекс всех этих операций. «Если отходы только образуются в процессе производства, а дальше их не сжигают и не раздают населению, то ни о каком обращении речи быть не может», — отмечает Евгений Копелян. В такой ситуации гарантией от избыточных проверок может быть только прописанная в теле закона норма о санкциях, которые будут применены к прокурору в случае, если проверку признают необоснованной и избыточной.

Кошмарные ласки  

Странно, что в такой ситуации у нас вообще существует малый бизнес. Спасает мимикрия: малые привыкли договариваться с проверяющими, более того — использовать проверки как инструмент в конкурентной борьбы. Часты случаи, когда внеплановые проверки из Роспотребнадзора или «маски-шоу» проводятся по письму прямого конкурента. Как сказал один из бизнесменов, «малый бизнес надо проверять чаще. У меня вот все нормально, а мои конкуренты налогов не платят, откаты дают и потому демпингуют».

Сложившееся положение дел с проверками малого бизнеса, таким образом, выгодно и чиновникам, и самим бизнесменам. Законопроекты этот порочный круг не разрывают. Наоборот, рыхлые нормы могут — и будут — приводить к еще большему усилению давления на малый бизнес. Чтобы избежать этого, нужно усилить законопроекты ответственностью за результаты проверок и убрать исключения, касающиеся взаимодействия фирм и правоохранительных органов. 
Да, законы сырые, их надо дорабатывать. Но хорошо уже, что первый шаг сделан. Теперь нужно, чтобы он не стал последним: Госдуме сейчас нет дела ни до чего, кроме финансового кризиса. Между тем тяжелее всего в кризисных условиях придется как раз малым: дешевых денег не будет, потребительская способность населения сократится, а аппетиты чиновников вырастут. Необходимо как можно быстрее принимать и эти поправки, и новые законы, уничтожать устаревшие инструкции. Иначе призывы президента не кошмарить бизнес, останутся очередной попыткой как-то облегчить его жизнь. Кто помнит, сколько их было?..   

Таблица  Что изменится в законах

В подготовке материала участвовал Петр Третьяков 

Дополнительные материалы:

Сколько нужно для проверки 

Евгений Копелян
Евгений Копелян

Инициатива законотворцев, направленная на сокращение объема проверок до 70 часов, может создать новые административные барьеры для бизнеса. Избежать рождения очередных механизмов манипулирования нормой позволит четкое формулирование нюансов, говорит председатель Комитета по развитию малого и среднего предпринимательства Свердловской области Евгений Копелян.

— Евгений Александрович, все говорят о барьерах и административном давлении. А так ли страшен черт? Из чего формируются барьеры?

— Мы живем в условиях высокоразвитой бюрократии. Все усугубляется тем, что законодательство допускает множество трактовок. Любой чиновник может истолковать правовой документ в удобной для него форме. Нередко у проверяющих возникает желание установить планку слишком высоко. Вот и получается, что бизнесу приходится тратить немыслимые усилия для выполнения всех требований.

Как-то пытались подсчитать, сколько надзорных органов контролируют бизнес. Получилось порядка 43 структур федерального уровня. Если учесть, что при каждом региональном и муниципальном административном ведомстве существует еще по нескольку комитетов, которые тоже вмешиваются в его деятельность, то число проверяющих уже не поддается счету. И вот вся эта армия контролеров усердно работает: создает нормативные акты, технические требования. Если свести все эти документы воедино, получится такое количество бумаг, которое ни один человек не сумеет даже прочитать. Однажды мы постарались выяснить, какими именно нормативными актами руководствуются в Роспотребнадзоре и сколько их. Специалисты структуры отказались предоставить перечень документов: сказали, что их больше 4,5 тысячи. 

— Есть ли в контролирующих органах попытки провести реформу, выделить из огромного перечня документов наиболее актуальные?

— Попытки пересмотреть подзаконные акты, определенные нормы и правила предпринимаются, но результаты мало ощутимы. Взять тот же Роспотребнадзор: эта организация до последнего времени не имела права оказывать платные услуги. Соответственно, чем больше обращений за ними, тем лучше она себя чувствует. Теперь за санитарную книжку, сдачу анализов приходится платить. Проведение экспертизы при выявлении вредного воздействия на окружающую среду тоже предусматривает финансовые расходы. Чем чаще проверяют предприятие, тем чаще приходится делать соответствующие замеры. При этом декларируется, что есть независимые лаборатории, в которых теоретически возможно проведение всех этих анализов. Но на словах вам инспектор скажет, что вы принесете анализ из этой лаборатории, положительное заключение Роспотребнадзор не подпишет. С определенной периодичностью нужно проводить дезинфекцию помещений. Исчезнут после этого у вас вредители — неизвестно, но услугу рассыпания порошка нужно будет оплатить.

— Почему же до сих пор нет изменений, если о таких подробностях действий контролирующих ведомств знают в Комитете по развитию малого и среднего бизнеса Свердловской области?

— Мы как орган власти можем реагировать на официальные обращения, а их практически нет. Редкий предприниматель отважится составить обращение и передать его в прокуратуру, а затем отстаивать свои интересы в суде. Бизнес боится чиновников.

В кулуарах мы часто слышим: «Начнем разбирательства, и они затянутся на долгие годы. А гарантий, что удастся доказать невиновность, нет». Поэтому считают, что безопаснее не обращаться, и стараются выполнять установленные требования или как-то договариваться.

— У малого бизнеса просто времени не хватит на поиски правды…

— У предпринимателя всегда есть выбор, как поступать. Мы надеемся, что бизнесу станет жить гораздо проще после принятия Государственной думой РФ пакета законопроектов, направленных на снижение административного давления. Правда, уже сейчас, на стадии принятия правовых документов, совершаются ошибки, и все они дадут о себе знать. Вот взять пункт по количеству часов проверок, которому подвергнется бизнес в течение года. Законодатели говорят о 72 часах — это трое полных суток. В варианте проекта, который я видел, не прописано, как это время будет распределено: то ли непрерывно 72 часа, например, с понедельника по среду, то ли контролер в течение 72 дней будет по часу присутствовать на предприятии. А такой незначительный момент очень важен.

Вообще надо не часы проверок сокращать, а проводить реформу в нормативной базе контролирующих ведомств: отказываться от устаревших документов, изменять процедуры согласований.

Интервью взяла Ольга Воробьева
 

Комментарии

Материалы по теме

По ветру

Любим — не любим

Некорректный коэффициент

Точки роста

Тянет в Европу

Расти большой

 

comments powered by Disqus