Пенсия для бедных

Пенсия для бедных

Правительство России одобрило проект концепции долгосрочного развития России до 2020 года. Власти определились с одним из самых спорных пунктов — реформированием пенсионной индустрии. Дефицит средств для выплаты текущих пенсий решено ликвидировать за счет повышения налоговой нагрузки на бизнес. Первая реакция на выступление премьер-министра страны Владимира Путина, озвучившего эти планы, — шок. Однако если детально разобраться (правда, сделать это пока сложно, поскольку кроме заявлений премьера и главы Минсоцразвития Татьяны Голиковой, никаких документов нет), картина выглядит не такой ужасной.       

Баланс дисбаланса

В разделе «Развитие пенсионной системы» концепции правительство признается: пенсионная система находится в состоянии жуткого дисбаланса. Средний размер трудовой пенсии по старости не превышает 1,25 прожиточного минимума пенсионера, к концу 2009 года он должен достичь 1,65, но средств для этого в бюджете не хватает: из-за спада рождаемости в 80-х годах количества работающего населения недостаточно для обеспечения нынешних пенсионеров. Весьма проблематичны и пенсионные перспективы будущих поколений. «Установленные налоговые отчисления на пенсионные цели в размере 20% выплат работнику, не превышающих 280 тыс. рублей в год (с последующей существенной регрессией ставки отчислений), не способны обеспечить индивидуальный коэффициент замещения утраченного заработка трудовой пенсией по старости свыше 32% за 30 лет участия в пенсионной системе», — подчеркивает концепция.

Всю осень два профильных ведомства — министерство финансов и министерство социального развития и здравоохранения — спорили о том, как этот дисбаланс ликвидировать. Сейчас действует следующая схема распределения единого социального налога (ЕСН): часть его, в совокупности 6%, идет в фонд обязательного медицинского страхования и социального развития, еще 6% — на формирование базовой части будущей пенсии работника, которая перечислятся в федеральный бюджет, остальные 14% — на финансирование страховой части пенсии. За граждан до 1996 года рождения работодатель все 14% перечисляет в Пенсионный фонд России: деньги временно используются для выплаты текущих пенсий нынешним пенсионерам. За работников после 1997 года рождения в ПФР от предприятия идет только 8%, остальные 6% перечисляются на индивидуальные накопительные счета, средства с которых инвестируются в различные финансовые инструменты и постепенно прирастают к моменту выхода на пенсию. Работник имеет право выбрать управляющего этими счетами — государственную или частную управляющую компанию, негосударственный пенсионный фонд. Эти средства, пока человек трудится, работают на экономику.

В 2002 году, когда началась реализация этой модели, ставка ЕСН составляла 35,6%. В 2005 году власти решили снизить ее до 26% с одновременным введением регрессивной шкалы: с годовой зарплаты сотрудника до 280 тыс. рублей работодатель отчисляет 26%, от 280 до 600 тыс. рублей — 10%, свыше 600 тыс. рублей — 2%. Тогда власти рассчитывали, что снижение ЕСН позволит вывести доходы граждан «из тени». Это расширит налогооблагаемую базу и дефицит Пенсионного фонда будет ликвидирован. Не произошло: бизнес посчитал, что снижения на 9% недостаточно для полного «обеления» зарплат. Проблема дефицита средств у ПФР не разрешилась. В итоге летом этого года появились два альтернативных плана спасения системы от приближающегося кризиса.

Полупенсион

Минсоцразвития предложило базовую часть пенсии перевести в страховую, тем самым трансформировать ЕСН в пенсионный взнос. При этом министерство настаивало на повышении его ставки с 26 до 34%. Регрессивную шкалу Татьяна Голикова предлагала отменить, но при этом установить максимальный уровень годовой заработной платы, с которой будет взиматься ЕСН: 135% от средней зарплаты в стране.

Министерство финансов не согласилось с такой схемой, его глава Алексей Кудрин разработал свой план. По его мнению, сразу повышать ставку ЕСН нецелесообразно. Для начала надо все-таки заставить работать на собственное будущее молодое поколение, которое пока игнорирует призывы государства. Для этого Кудрин предлагает с 2010 года ввести специальный страховой пенсионный взнос в размере 3% для тех, кто родился после 1967 года, который должен зачисляться на накопительный счет. Текущий дефицит ПФР можно, по его мнению, ликвидировать за счет переведения части (предположительно в размере 4% от ВВП) Резервного фонда в Фонд национального благосостояния.

А вот уже с 2013 года можно и увеличивать ЕСН до 32%, правда, только в тех отраслях, где работники досрочно выходят на пенсию. Параллельно Минфин ратовал за ежегодное увеличение пенсионного порога. Сегодня на пенсию, как известно, мужчины выходят в 60 лет, женщины в 55. К 2015 году, по Кудрину, на пенсию должны все уходить в 62,5 года. И только в 2020 году общая ставка ЕСН может быть повышена с 26 до 29%.

Большинство экспертов было уверено, что Кудрину в очередной раз удастся провести свою модель. Однако после бурных и продолжительных дискуссий за основу была все-таки взята схема реформирования пенсионной индустрии, предложенная Минсоцразвития. В целом ставка ЕСН повысилась на 8%, из них 2% отдано дополнительно фонду обязательного медицинского страхования, остальные пошли на увеличение страхового взноса, в состав которого теперь входит и базовая часть пенсии, по сути увеличившаяся в два раза. Вся эта сумма, то есть бывшая базовая и страховая части, будет поступать в ПФР и пойдет на финансирование текущих пенсионных обязательств (за исключением 6%, которые по-прежнему будут перечислять на накопительные счета граждан младше 1967 года рождения). При этом, как и предлагало Минсоцразвития, взносы по ставке 26% взимаются только с суммы годового заработка, не превышающего 135% от средней зарплаты по стране. Специалисты уже подсчитали, что на данный момент это 415 тыс. рублей в год или 34,6 тыс. рублей в месяц. Остающаяся на руках у человека ежемесячная сумма после уплаты НДФЛ составит 18 тыс. рублей. Иными словами, граждане с таким доходом и могут рассчитывать на максимальную добавку с накопительного счета при выходе на пенсию. 

Получается, какая бы ни была зарплата, 26% будут взиматься только с суммы 34,6 тыс. рублей. Такая система будет выгодна для отраслей, имеющих традиционно высокий уровень зарплаты — нефтегазовой, металлургии, финансовой. Они получат экономию на ЕСН. Не очень комфортно придется малому бизнесу, который пользуется при уплате ЕСН (это сельхозпроизводители и предприятия инновационной сферы) льготами: они будут отменены. Правда, государство обещает найти механизм компенсации этих потерь, но это лишь планы. Работники предприятий, получающие высокую заработную плату, потеряют, правда, в будущем. Сейчас они чем больше зарабатывают, тем больше откладывают на накопительный счет, с 2010 года сколько бы они ни получали, эти счета будут пополняться налогом только с суммы 34,6 тыс. рублей. Накопительный счет перестанет быть фактором, стимулирующим рост белых зарплат. 

По сути, государство гарантирует в будущем достойную пенсию лишь для среднеобеспеченных граждан, подталкивая состоятельную часть общества самостоятельно заботиться о старости, к примеру часть необлагаемой ЕСН зарплаты перечислять в негосударственный пенсионный фонд. Тем более что инструмент для этого есть: 1 октября вступил в силу закон, по которому государство будет добавлять на каждую тысячу добровольно перечисленных рублей на накопительный счет гражданина свою тысячу. По логике, это должно подстегнуть рынок негосударственного пенсионного обеспечения: у НПФ появляется новый тип потенциального клиента, за которого можно бороться. Правда, пока представители пенсионной индустрии в это не очень-то верят. Многолетний опыт работы убедил их в инертности большинства граждан и работодателей к вопросам формирования будущих пенсий.

Схема  Действующая система распределения ЕСН

Дополнительные материалы:

Не надо революций

Руководители ПНФ не приветствуют очередные преобразования пенсионной индустрии, они предпочитают стабильность и предсказуемые правила игры.

Ольга Пакилева   Алексей Гончаров
Ольга Пакилева
 Алексей Гончаров

Ольга Пакилева, директор НПФ «Гефест»:

— Мне кажется, предложения Минфина, в частности идея повышения пенсионного возраста, достаточно разумны. Увеличивая пенсионный возраст, мы тем самым отодвигаем пенсию, что даст дополнительное время для роста пенсионных накоплений. Идеи введения дополнительных страховых взносов для возрастной категории моложе 1967 года рождения также понятны. Молодые о пенсии пока не думают, поэтому скорее всего участвовать в программе софинансирования будут в основном лица старше 40 лет. Между тем пенсионная реформа задумана именно с упором на накопительный элемент. Если не копить, так как накопить? Вот эти дополнительные страховые взносы и могли бы стать налогом на молодую несознательность.

Алексей Гончаров, генеральный директор ОАО «Объединенный пенсионный администратор»:

— Планы и Минфина, и Минздравсоцразвития при всей их кажущейся разности предусматривали две одинаковые и принципиально важные составляющие. Первая — это увеличение пенсионных сборов одновременно с признанием необходимости личного участия работника в формировании пенсии: сегодня, как известно, все выплаты на пенсионные нужды в рамках единого социального налога производит работодатель, в то время как в большинстве развитых зарубежных стран работник отчисляет на формирование пенсии определенный процент от зарплаты. В результате население не осознает эти отчисления в качестве собственных денег и безответственно относится к имеющимся правам на управление своим пенсионным капиталом: до сих пор не более 10% участников пенсионной реформы сознательно распорядились пенсионными накоплениями. Вторая важнейшая составляющая — это признание необходимости дополнительного финансирования пенсионного фонда РФ из госбюджета. С одной стороны, рост дефицита ПФР, с другой — снижение коэффициента замещения утраченного заработка вынуждают государство вмешаться в процесс, и это, на наш взгляд, насущная необходимость. Государственная пенсионная система, в части выплат пенсий сегодняшним пенсионерам, т.е. ее современная распределительная составляющая, находится сейчас в состоянии серьезного дисбаланса, и уже не может существовать в сегодняшнем виде.

 Галина Пигалева Петр Пьянков
 Галина Пигалева Петр Пьянков

Галина Пигалева, директор НПФ «Северная казна»:

— Пока предложения вызывают много вопросов и выглядят очень радикально. В истории реформирования пенсионной системы даже за последние несколько лет обсуждалось много вариантов преобразований. Предложения увеличения страховых взносов — это только концепция развития. Уверена, что еще на этапе разработки законопроекта при согласовании с другими ведомствами будут внесены изменения.

Петр Пьянков, президент НПФ «Стратегия»: 

— 1 октября поставлен крест на развитии экономики. Об интересах бизнеса, налоговом стимулировании и развитии предпринимательской инициативы теперь можно забыть навсегда. Самое обидное, что предложенные меры ничего качественно не меняют. Это просто оттягивание того момента, когда пенсионные проблемы станут перед бюджетом, но тогда их решать станет еще сложней. К сожалению, можно констатировать: возобладал способ простого количественного увеличения налогов вместо кардинального реформирования пенсионной системы — изменения принципов формирования пенсионных накоплений и стимулирования людей самостоятельно заботиться о будущей пенсии.

 Андрей Чувилкин Денис Каньшин Михаил Федотов
 Андрей Чувилкин Денис Каньшин Михаил Федотов

Андрей Чувилкин, исполнительный директор НПФ «УГМК-Перспектива»:

— Любое из предложенных решений, в том числе и увеличение нагрузки на бизнес, в конце концов, могут быть приняты предпринимательским сообществом, если государство параллельно возьмет на себя заботу о многочисленных социальных объектах. Но самое главное: если уж выбор сделан, ему надо строго следовать в течение длительного времени. Пенсионную систему нельзя перекраивать раз в три года. А у нас с 2000 года пенсионная реформа фактически перетрясется уже третий раз. Работников и работодателей это лишает значительной части мотивации для заботы о будущей пенсии, отечественные рынки — длинных пенсионных денег, а бизнесменов — возможности планирования деятельности.

Денис Каньшин, руководитель юридического центра НПФ Электроэнергетики:

— Нет сомнений, налоговая нагрузка на работодателей увеличится. Если государство не предложит мер по снижению других налогов, может статься, что бизнес начнет уводить зарплаты работников в серые схемы. В основном, конечно, такую модель предпочтет малый и средний бизнес, у крупных компаний, наоборот, появится стимул как минимум повысить зарплаты работникам и как максимум озаботиться негосударственным пенсионным обеспечением, в том числе принимая участие в программе софинансирования. Вместе с тем у граждан, чей доход превышает 415 тыс. рублей, появляется шанс задуматься серьезно о своем будущем пенсионном капитале. Формировать они его могут как через систему софинансирования, вступившую в силу 1 октября 2008 года, так и самостоятельно через частные НПФ.

Михаил Федотов, вице-президент НПФ «Уралвагонзаводский»:

— Увеличение ЕСН уже сегодня рассматривается предприятиями как серьезное давление на бизнес. Я уже получил два сигнала с предприятий о пересмотре их участия в софинансировании и реализации негосударственного пенсионного обеспечения из-за возрастающего давления на себестоимость. Переложив на предприятия погашение дефицита бюджета ПФР, правительство в который раз затормозило пенсионную реформу. Полагаю, дальнейшее развитие пенсионной индустрии будет заморожено на несколько лет. Очередная смена правил игры наглядно разубеждает граждан в надежности институтов негосударственного пенсионного обеспечения, которым суждено судорожно приспосабливаться и очередной раз убеждать клиентов в своей надежности, перспективности, долговременности.           

Комментарии

Материалы по теме

Настройка стимулов

Пенсионные курьезы

Куда вложить миллиард

Хозяева старости

Тихий час

 

comments powered by Disqus