Мы так хотели это услышать

Мы так хотели это услышать
Михаил Максимов 

Михаил Максимов

Фото: Андрей Порубов 

Чиновники больше не будут вызывать в кабинеты бизнесменов и заслушивать отчеты о производстве, которое прекрасно развивается и без государственной поддержки. Областная программа — Схема развития и размещения производительных сил до 2015 года — представляет собой набор планов компаний, а надо бы ее дополнить еще и планами действий регионального правительства, особенно в части развития инфраструктуры. Тем более что ресурсы для этого появились, и немалые, говорит гость редакции журнала «Эксперт-Урал» — во всех отношениях новый человек в правительстве Свердловской области Михаил Максимов.

Время рывка

— Михаил Игоревич, ваше назначение на должность главы Минэкономики стало для многих неожиданностью, поскольку в качестве преемника Галины Ковалевой на этом посту эксперты чаще всего называли фамилии банкиров. Что подвигло вас согласиться на назначение?

— Крайне интересная работа: для меня это единственный критерий оценки. Интересная с той точки зрения, что можно сделать в следующие четыре-пять лет, учитывая количество накопленных идей, а также то, что происходит в России. Сейчас федеральный центр ждет от субъектов федерации большей активности. Уже выстроена система стабильного управления страной. Центр законодательно передает на региональный уровень решение многих вопросов, понимая, что со всем не справится. Поэтому на уровне субъектов открываются новые возможности. Свердловская область прошла этап стабилизации региональной экономики. Команда управленцев, в том числе Галина Алексеевна Ковалева, его успешно преодолела — сделаны схема размещения производительных сил, прогноз того, что дальше будет происходить с экономикой. На тот период это была очень важная работа, она позволила сохранить экономический потенциал области. А сейчас можно сделать новый рывок. В этом плане губернатор Эдуард Россель еще раз показал, насколько он современный политик. Для усиления достигнутых результатов поставлены новые задачи и цели.

— Какие именно?

— Первое. Предпринимательская активность и уровень рыночного капитала уже очевидно опережают возможности государственной инфраструктуры. На повестке дня стоит вопрос привлечения инвестиций, но еще более важно позволить реализоваться уже запланированным инвестициям, убрать барьеры. Сейчас накопилось много проектов, которые не могут быть выполнены из-за ограничений экономики (недостаток энергетических мощностей, транспортной инфраструктуры, человеческого капитала). На федеральном уровне есть понимание проблемы, под это выделяются средства. Но насколько эффективны будут вложения, во многом зависит от субъекта федерации. Поэтому наша первая задача — устранение отставания в инфраструктуре, мешающее реализации инициатив предпринимателей.

Вторая задача — повышение эффективности экономического развития региона. Чтобы поднять уровень жизни населения, улучшить среду обитания, нужно смотреть не на то, сколько средств выделить из бюджетов, а сколько рабочих мест мы пытаемся создать, каков уровень добавленной стоимости на производстве, что позволяет повышать или не повышать заработную плату. Сегодня субъекты федерации стали самостоятельными экономическими системами, между ними уже очевидна конкуренция за инвестиционные ресурсы. Так и должно быть, потому что это заставляет органы власти на местах обеспечивать хорошие условия для бизнеса, для создания новых производств и отраслей. Свердловская область имеет все предпосылки для того, чтобы стать самым эффективным с точки зрения экономики регионом в следующие пять лет. Есть Москва — политическая столица, есть Питер — столица культурная. А Екатеринбург в силу географического расположения и особенностей экономики должен стать деловой столицей. Нужно над этим работать. Промышленность должна быть расположена здесь. И все связанные с этим институты у нас должны быть наиболее сильны. Мы можем эту пальму первенства забрать себе.

— А что такое, по вашему мнению, «деловая столица»? Что здесь должно быть?

— Мне кажется, это достаточно понятное определение. Есть Пекин, а есть Шанхай, есть Вашингтон, а есть Нью-Йорк. Что еще обсуждать? Нужно ориентироваться на то, как отдельные регионы в других странах заняли лидирующие положения внутри своих систем.

Вертолетная площадка для инвестора

— С какими регионами придется конкурировать Свердловской области в борьбе за привлечение инвестиций?

— Здесь, безусловно, нужно смотреть, как развиваются близлежащие регионы — Челябинская область, Пермский край. А ориентироваться надо на тех, кто сильно активизировался в последнее время: это Санкт-Петербург. Там очень интересный подход с точки зрения лоббирования и позиционирования региона и на федеральном, и на международном уровне. В Краснодарском крае всеми возможными формами привлекают деньги. В Красноярском — целенаправленно развивают отдельные отрасли, наиболее важные для бюджета региона. Другие субъекты тоже не дремлют, все включаются в гонку
Михаил Максимов использовал площадку «Эксперт-Урала» для декларации новых подходов областной власти к развитию экономики региона 

Михаил Максимов использовал площадку «Эксперт-Урала» для декларации новых подходов областной власти к развитию экономики региона

Фото: Андрей Порубов 

за инвестициями.

В Китае я общался с одним руководителем местной администрации: там деревня, а в ней — пятизвездочный отель. Понятно, что в отеле никто не живет. Я спросил: «Зачем ты его построил?». Он ответил: «Если не будет такого отеля, ко мне не прилетит инвестор. Он привык к таким условиям проживания». И добавил: «Еще хочу вертолетную площадку здесь построить. Пока инвестор едет до меня из аэропорта, он проезжает еще две такие же деревни. Пусть из аэропорта прямо ко мне прилетает. Я его первым буду брать и убеждать, что нужно работать именно здесь».

— Что-то можно перенять из тех механизмов, которые используют названные вами регионы?

— Если ты что-то копируешь, ты никогда не вырвешься в лидеры. Но мы очень внимательно проанализировали опыт успешных регионов — помог Госсовет, который недавно проводил президент России в Уфе. Федеральная власть тщательно к нему готовилась, собрала огромное количество аналитического материала, который нам преподнесла как на блюдечке, показала, кто чем занимается. Что-то оттуда почерпнем. Но если мы хотим стать лидерами, то должны обгонять другие регионы с точки зрения инструментов, генерировать свои идеи и подходы.

— Совершенно очевидно, что для инфраструктурных проектов объемы инвестиций, которые приходят сегодня в Свердловскую область, недостаточны. Видите ли вы возможность привлечения новых инвестиционных потоков? Какими они могли бы быть?

— Возможности, которые открываются перед Свердловской областью в следующие пять лет, вполне позволяют профинансировать все необходимые мероприятия. Но очень важно, чтобы создание инфраструктуры было увязано со стратегией развития экономики. Потому что вложения в инфраструктуру очень дорогостоящи, а последствия для экономики могут быть различны. Мы можем вложить миллиарды в строительство дорог, в развитие электроэнергетики, в образование, а серьезного эффекта для нашего валового продукта не будет. Например, можно открыть много университетов, они будут выпускать тысячи специалистов, которые абсолютно не будут востребованы, потому что дефицит кадров наблюдается четко по специализациям.

Теперь об источниках финансирования. Есть огромное количество федеральных программ, нам нужно занять там свое место: некоторые регионы в части привлечения средств в свою инфраструктуру из федерального бюджета нас обогнали. Также мы имеем сейчас сильный региональный бюджет, который позволяет реализовать многие проекты. Мы должны внимательно посмотреть на работу концессий, создаваемых на основе государственно-частного партнерства. После корректировки федерального законодательства (в частности земельного) вполне можно воспользоваться этим инструментом привлечения инвестиций.

Расти быстрее России

— Считаете ли вы, что необходимо корректировать областную программу развития производительных сил? Все-таки она принята достаточно давно.

— Когда страна находилась в кризисе, этот документ сыграл очень важную роль в том, чтобы экономика региона не разрушилась. Но он больше сориентирован на прогнозный сценарий, то есть  суммарно учитывает планы каждого предприятия. Сегодня нам нужно самим определять, какой мы хотим видеть нашу экономику. Это имеет отношение к тем требованиям, которые выставляют федеральная власть и губернатор к эффективности работы исполнительной власти. Надо честно себе сказать: большую часть того, что заложено в областных схемах развития, будут реализовывать сами предприниматели. Наша роль в этом процессе не определяющая. То, что они привнесут в регион, тот рост валового регионального продукта, который произойдет, будет полностью их заслугой. А нам нужно сосредоточиться на секторах, не попавших в сферу интересов предпринимателей. Например, есть металлургическая отрасль: я абсолютно уверен, что в рамках структуры, имеющейся сейчас у металлургов, они решат все свои вопросы. А вот лесоперерабатывающая промышленность — вряд ли. Без четкой стратегии существенного потока инвестиций и соответственно новых поступлений в бюджет здесь не будет.

— Какие еще секторы экономики должна поддерживать областная власть?

— Это я вам буду задавать такой вопрос как экспертам. Необходимо сделать swot-анализ региона (определение сильных и слабых сторон, возможностей и угроз внешней среды) и на основании уже методологически верных подходов определить, на что мы сделаем ставку в первую очередь.

— То есть будет принята новая областная программа развития?

— Да. Если мы хотим, чтобы наш валовой региональный продукт рос опережающими темпами по сравнению с другими территориями, со страной в целом, нам обязательно нужно поддержать инициативу, уже показанную нашей промышленностью, и привнести в нее свое.

— Мы часто пишем, что бизнес приходит во власть с новыми технологиями управления. Не намерены вы предложить что-нибудь подобное правительству Свердловской области?

— Сравнивать власть и бизнес не очень корректно. У бизнеса целевая установка — прибыль, сейчас еще заложено социальное ориентирование. А для власти главный ориентир — уровень жизни населения. Задача наших экономистов — обеспечить надежное финансирование решений, принимаемых политиками для улучшения жизни. Поэтому процессы, происходящие сейчас во власти, сложились не под влиянием копирования бизнес-моделей, а на основе установок президента на увеличение эффективности работы управленческого аппарата. До Путина критерии оценки регионов были во многом субъективны. Федеральную власть сейчас интересует не количество проведенных акций, а конкретные вещи: что в здравоохранении, сколько денег на человека тратят, какая занятость, какой уровень зарплаты.

Конечно, если оценивать власть по пяти сотням критериев, то никакой ответственности не будет. Нужно брать ключевые факторы. По сути, это два крупных блока. Первый — объем валового регионального продукта. Второй — занятость и уровень заработной платы в регионе.

— Раньше в Свердловской области был жестко централизованный бюджет. Намерено ли министерство экономики и труда предоставлять муниципалитетам большую финансовую свободу?

— Я полагаю, нам обязательно нужно перейти на трехлетний бюджет. И один из вопросов, которые мы анализировали по переходу на такую процедуру финансового планирования региона, — это детализация планирования на уровне муниципалитета. Может получиться так, что местные власти не смогут справиться со своим трехлетним планированием. Не исключено, что в этой части будут некоторые изменения.

Еще момент. На федеральном уровне уже выстроена достаточно стабильная политическая и управленческая система, она позволила делегировать часть полномочий регионам. Возможно, такое же произойдет и на уровне муниципалитетов.

— Проект «Титановая долина» не получил поддержки федеральной власти. Собирается ли Свердловская область выставлять на конкурс новые проекты образования особых экономических зон?

— Этот вопрос нужно рассматривать не в рамках Свердловской области. Федеральная власть еще не выработала четкое отношение к особым экономическим зонам. Вы видите, там идет формирование многих новых институтов: были федеральные целевые программы, сейчас появились фонды, госкорпорации. На уровне федерации тоже нащупывают, как эффективно участвовать в развитии экономики страны. И здесь мы станем заложниками решений федерального центра. Безусловно, если будет решено продолжать практику создания особых экономических зон, то «Титановая долина» имеет все основания попасть в этот перечень, и она туда попадет. Если примут решение не идти по пути особых экономических зон, много возможностей открывает формирование кластеров. Мы и другие механизмы найдем, чтобы с помощью федерации поддержать этот проект.

В погоне за авиахабом

— Почему вы ушли с должности гендиректора аэропорта Кольцово?

— Основополагающая причина следующая: в Кольцово были концептуально решены все главные вопросы развития инфраструктуры аэропорта. За четыре года, которые там я провел, в том числе два в должности генерального директора, на все вызовы были даны ответы. И это сейчас подтверждается стабильностью развития Кольцово в заданном векторе. Остается текущая работа, когда уже в федеральную целевую программу заложены деньги. Мне поступило предложение заниматься похожими вещами, но на федеральном уровне.

Мы так хотели это услышать 

Фото: Андрей Порубов 

Если касаться взаимоотношений с авиакомпаниями, то стратегия, выбранная аэропортом при взаимодействии с базовым перевозчиком, должна сохраняться. Должна развиваться инфраструктура как аэропорта, так и авиакомпании. Лет пятнадцать мы просто выживали. Но сейчас у многих предприятий появилась возможность для скачкообразного роста в течение двух-трех лет. Эти возможности скоро исчезнут, потому что ими воспользуется кто-то другой, место будет занято. Это относится и к формированию широкой сети авиамаршрутов. Если это первым сделает у себя какой-то регион, то для его соседей такая же работа будет несопоставима по сложности. Например, построить второе Домодедово в Москве сейчас практически невозможно. Потому что они вас не пустят, они уже ушли вперед, вы их не догоните. Для этого нужен колоссальный объем вложений, такой проект, наверное, будет не очень эффективен. Так же и здесь: если нет места в России кроме Москвы, где можно более-менее удобно летать через стыковку, то исходя из масштабов страны где-то возникнет новый авиахаб. Я уверен, он возникнет у нас.

— В должности главы Минэкономики вы планируете корректировать планы модернизации аэропорта?

— Здесь фундаментально то, что я уже сказал: не нужно присваивать себе результаты работы других. Очень легко приехать в аэропорт, поднять флаг и сказать: «Министерство экономики реализовало проект строительства…». Это не так. То, что там сделано — полностью заслуга губернатора: он обеспечил в том периоде времени привлечение денег от главного акционера группы «Ренова». А теперь руководство аэропорта совсем уж должно быть некомпетентным, чтобы этим не воспользоваться. Поэтому там все в порядке. И не нужно себе приписывать заслуги губернатора и «Реновы» в развитии аэропорта.

Что касается «Уральских авиалиний», по-моему, у компании сейчас очень амбициозные планы. Уж не знаю, как быстро они будут реализованы, но планы сопоставимы с возможностями. А нам нужно подумать относительно поддержки географии полетов. Ряд регионов дотирует некоторые маршруты, понимая, насколько важна для них инфраструктура. В Китай из Владивостока, к примеру, многие рейсы дотируются местными китайскими торгово-промышленными палатами. В Японии тоже есть такая практика. Там понимают: нет рейса — нет развития экономики.

— Планируете дотировать убыточные направления?

— Я бы по формам сейчас не говорил. Главная наша задача — помочь поднять новые маршруты. Построить аэропорт — это только начальная стадия. Необходимое условие, но не достаточное. Гораздо более сложный бизнес — развитие маршрутной сети. Там очень высокие риски, поэтому нужно помогать. И мы это будем делать в силу наших возможностей.

По зарплате не договаривался

— Считаете ли вы приход в правительство Свердловской области карьерным ростом? У вас были другие предложения, том числе в бизнес-среде?

— Я смотрю не на карьеру, а на то, чем мне следующие пять лет заниматься. Когда Эдуард Эргартович предложил поучаствовать в решении поставленной им задачи с точки зрения рывка субъекта, отказаться от такого я не смог. А чем еще заниматься-то? Еще заработать на пару квартир? Неинтересно.
А свою карьеру я никогда не планировал. Вот количество детей — да.

— Выполнили?

— Нет еще.

— А сколько должно быть?

— Владимир Владимирович четко дал приоритеты — не останавливаться.

— Во сколько раз ваша прежняя зарплата была выше, чем сейчас?

— Я этот фактор вообще не рассматриваю. Честно говоря, в «Ренову» приходил уже обеспеченным. О зарплате не договаривался, потому что интересовало то, что там хотели сделать.

— Простите, если вопрос покажется некорректным: считаете ли вы себя в правительстве человеком «Реновы»?

— У меня внутри нет никаких проблем с позиционированием, где я и на чьи интересы работаю. «Ренова» — активный, нацеленный инвестор. Для нас крайне важен накопленный в «Ренове» потенциал: людской, знание региона, объем вложенных средств. Но на двух стульях никогда не усидишь. Губернатор пригласил меня работать под совсем другие приоритеты, нежели те, которые существуют в бизнесе. Смешение здесь просто невозможно.

— Последний, не совсем серьезный вопрос. Губернатор на день рождения подарил вам новую должность. А что на юбилей подарили ему вы?

— Есть определенный этикет: подарок делается в целом от членов правительства (был красивый поднос и современная техника). Я думаю, это правильно, потому что единство команды должно проявляться даже в этом. Единая команда — залог того, чтобы реализовать сложную задачу, поставленную перед регионом

Дополнительные материалы:

Максимов Михаил Игоревич

Родился 8 октября 1974 года в Переславле Ярославской области. В 1997 году окончил Государственную финансовую академию при правительстве РФ. Работал в администрации города Сергиев Посад (Московская область), где занимался вопросами привлечения инвестиций и выведения предприятий из кризиса. Затем перешел в крупную московскую промышленную группу «НИТОЛ», которую вскоре и возглавил. С июля 2003 года работал в ОАО «Аэропорт Кольцово» (Екатеринбург): в течение года занимал пост заместителя генерального директора по финансам и коммерции, затем — первого заместителя генерального директора аэропорта, с июня 2005 года — генеральный директор аэропорта. В июне 2007 года назначен генеральным директором ФГУП «Администрация гражданских аэропортов (аэродромов)». В октябре 2007-го назначен первым заместителем председателя правительства по экономической политике и перспективному развитию — министром экономики и труда Свердловской области. Курирует комплекс вопросов формирования экономической, социально-трудовой и финансовой политики региона


Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Новый первый

Прирезали

Постарайтесь получить удовольствие

Интересное кино

Страховка от нюансов

 

comments powered by Disqus