Охотники до «ведьм»

Охотники до «ведьм»

Охотники до «ведьм»20 октября в Ямало-Ненецком АО к двум годам лишения свободы условно приговорен глава поселка Горки Владимир Шибов (ч. 2 ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий лицом, занимающим государственную должность»). Чиновнику приглянулся земельный участок, на котором располагался домишко пенсионерки Смирных, и он снес ветхое строение.

В тот же день прокуратура Ханты-Мансийского АО возбудила пятое (!) уголовное дело против бывшего главы Нефтеюганского района Александра Клепикова (ч. 3 ст. 159 УК РФ «Мошенничество в крупном размере, совершенное с использованием служебного положения»). Клепиков уже обвиняется в превышении должностных полномочий и нецелевом расходовании бюджетных средств. На сей раз следствие установило, что он на три дня съездил в Германию по личным делам, однако зарплату получил в полном объеме, а также несколько раз побывал в командировке за счет бюджета Тюменской области, но одновременно оформлял оплату командировочных из районного бюджета…

Новости об антикоррупционных расследованиях в Урало-Западносибирском регионе перестали быть сенсацией, они появляются почти каждый день (см.  карту). Их «героями» становятся вице-губернаторы, руководители региональных департаментов, мэры… Коса косит практически по всей вертикали. Как сообщил «Э-У» старший прокурор управления Генеральной прокуратуры РФ в УрФО Дмитрий Серебренников, с начала этого года в округе возбуждено 667 дел по фактам взяточничества, 454 — по фактам служебных злоупотреблений, 371 — за превышение должностных полномочий.

Очаг возгорания

Больше всего коррупционеров нашли на местном уровне

Наиболее громкое дело набирает обороты на Среднем Урале. Главный фигурант — начальник ГУ МЧС по Свердловской области генерал-майор Василий Лахтюк. 20 октября Екатеринбургский гарнизонный военный суд отстранил Лахтюка от занимаемой должности, сообщил нам помощник судьи Станислав Свидерский. Как рассказал председатель Антикоррупционного комитета по Свердловской области Леонид Андреев, 6 октября прокуратура Приволжско-Уральского военного округа (ПУрВО) возбудила в отношении Лахтюка уголовное дело по статье «Получение взятки в крупном размере» (ст. 290 УК РФ, ч. 4, п. «г»). 16 октября вынесено постановление о возбуждении еще одного — по статье «Превышение должностных полномочий с причинением особо тяжких последствий» (ст. 286 УК РФ, ч. 3, п. «в»).

Сюжет таков. 2 декабря 2005 года Лахтюк якобы дал указание одному из подчиненных заключить от имени ГУ по делам ГО и ЧС Свердловской области (переименовано в ГУ по делам гражданской защиты и пожарной безопасности, входит в структуру регионального ГУ МЧС) договор подряда на сумму почти 7,5 млн рублей с предприятием «Фонд пожарной безопасности». Подрядчик обязался отремонтировать системы пожаротушения в областных государственных учреждениях. 16 декабря по указанию генерала были подписаны акты приемки работ, выполненных на эту сумму в ряде детских домов и спецшкол. «Но работы, перечисленные в актах приемки, предприятие на указанных объектах не выполнило, — комментирует Андреев. — Хотя бюджетные средства получены им в полном объеме. По версии следствия, деньги обналичены и похищены группой под руководством Лахтюка».

В прокуратуре ПУрВО дело в интересах следствия не комментируют, в ГУ по делам гражданской защиты и пожарной безопасности Свердловской области тоже.

Юристы, близкие к Лахтюку, утверждают: официальное обвинение генералу пока не предъявлено. Андреев уверен, что это произойдет, как только Лахтюк будет выписан из больницы: он госпитализирован в ОКБ № 1 с сердечным заболеванием.

Если дело будет доведено до конца (по словам Андреева, оно абсолютно перспективно), это станет прецедентом для Среднего Урала. Доселе уличить в коррупции и осудить чин такого уровня не удавалось.

«Кукла» для президента

Адвокаты генерала выдвигают такую версию. Екатеринбург активно застраивается, и многие строители требуют от пожарных скорейшего согласования построенных объектов вопреки закону. Лахтюк этому противился. За что и поплатился. Другая версия, озвученная по телевидению самим генералом: «Все началось с кляуз двух бывших сотрудников ведомства — эксначальника управления государственного пожарного надзора по Свердловской области Николая Миронова и эксначальника управления материально-технического обеспечения ГУ МЧС Владимира Егоричева».

Возможно, конечно, что дело Лахтюка (как и многие другие) — не реальный отголосок призывов президента бороться с коррупцией, а частный случай заказного характера. Сомнение подогревает сама прокуратура. Заместитель генпрокурора в УрФО Юрий Золотов в одном из интервью подчеркнул: «Основная часть коррупционных проявлений попрежнему остается вне поля зрения силовых структур. Внимательный анализ результатов их оперативнослужебной деятельности позволил вскрыть порочную практику имитации борьбы с коррупцией с помощью искусственного формирования показателей за счет преступлений, не представляющих большой опасности, а также путем откровенных приписок».

Законодатели еще более скептичны. Депутат Свердловской областной думы Георгий Перский уверен, что никакой системной борьбы с коррупцией не только в регионе, но и в стране нет, ей противятся в самих органах исполнительной и законодательной власти:

— Мы неоднократно предлагали создать в облдуме комиссию по борьбе с коррупцией. В ее рамках собирались анализировать областные законы на коррупциогенность. Нам сказали: ну, покажите. Мы представили анализ нескольких законов. В думе посмотрели и говорят: «Что же будет, если мы допустим вас диагностировать на коррупциогенность бюджет? Нет, ребята, такая комиссия нам не нужна». Причины коррупции, с одной стороны, коренятся в том, что наши законы содержат множество отсылочных норм, они не конкретизированы, решение вопросов передается на усмотрение правоприменителя, исполнительной власти. То есть у чиновника огромное поле для толкования правовых норм. С другой стороны, решения на деле принимает бюрократия, парламент лишь визирует их, поскольку зависим от нее.

Вроде бы причины ясны, остается их устранить. Но комуто это невыгодно.

Сядем все

Сначала определим, кому выгодно. Для этого разделим источники инициации антикоррупционной борьбы на четыре очевидных составляющих. Первая — аппаратная борьба конкретных персон внутри администраций. Вторая — борьба за влиятельность одних администраций с другими. Третья — борьба предпринимательства с администрациями. Наконец, четвертая, стимулирующая и фоновая для остальных, — это противостояние «оперов» и «операторов», если пользоваться «экспертовской» терминологией Александра Привалова и Александра Волкова (см. «Апология безопасности», «Эксперт» № 35 от 25.09.06). Другими словами — «силовиков», контролирующих бывшую госсобственность, и «собственников», фактически управляющих, но не владеющих ею. Или «силовиков» и «либералов» — в трактовке Михаила Гришанкова (см. «С таким счастьем — и на свободе»).

То же «дело Лахтюка» могли инициировать и уволенные им подчиненные, и строительные компании, усмотревшие в ГУ МЧС тормоз на пути развития. Оно может отражать противостояние федеральных силовых структур и региональной бюрократии. Недаром председатель правительства Свердловской области Алексей Воробьев дал Лахтюку исключительно положительную характеристику и обратился в прокуратуру ПУрВО с просьбой выбрать подозреваемому в качестве меры пресечения подписку о невыезде. А губернатор Эдуард Россель во всеуслышание заявил: «Сколько я с Лахтюком работал, никогда не поверю в то, в чем его обвиняют. Это порядочный человек. Жаль, что есть люди, которые хотят его съесть и сесть на его место. Никогда такой путь не приводил к победе. Рано или поздно наступит возмездие».

Однозначно одно: борьба с коррупцией невыгодна «олигархии» (дословно — «власти немногих»), «бюрократическому капитализму» (см. «Апология государственности», «Эксперт» № 1 — 2 от 17.01.05), сложившемуся в эпоху Ельцина. Невыгодна она бизнесу, сросшемуся с чиновной бюрократией по всей вертикали власти, особенно на местах: региональные группировки «мочить» проще.

Сегодня силовики явно активизируют антикоррупционную кампанию (официально — реагируя на сигнал президента). В уже процитированном интервью Юрий Золотов просигнализировал: «Хотя в УрФО под контролем Генпрокуратуры и пресечена преступная деятельность ряда коррупционеров, занимавших руководящие посты, но это скорее исключение, нежели правило. Эти дела мы считаем только началом большой работы оперативных служб. Пока ее уровень предъявленным требованиям не отвечает, особенно в части выявления коррумпированных чиновников высшего и среднего звена». В этих условиях «олигархия» вынуждена сдавать «стрелочников», оттягивая собственную участь. В противном случае — судьба бывшего губернатора Ненецкого АО Алексея Баринова (находится под следствием по обвинению в мошенничестве, хищении и растрате вверенного имущества времен еще догубернаторской работы в «Архангельскгеолдобыче») и эксмэра Волгограда Евгения Ищенко (арестован в связи со злоупотреблением должностными полномочиями, с незаконным участием в предпринимательской деятельности и незаконным хранением боеприпасов; на прошлой неделе заявил о добровольной отставке).

Учитывая предстоящее политическое обострение сезона2007/08, мы усматриваем опасность скатывания антикоррупционной кампании к «охоте на ведьм». Региональная и муниципальная бюрократия держит на своих плечах «Единую Россию», а у силового крыла элиты — собственный политический проект, объединенная левая «оппозиция» Сергея Миронова (Партия жизни, Партия пенсионеров, «Родина»). Предвыборная схватка «бюрократовкапиталистов» и «силовиков» уже стартовала: на выборах региональных заксобраний 8 октября «новые левые» совокупно взяли в Тыве 36,5%, в Свердловской области — 32,7%, в Карелии — 28,3%, в Астраханской области — 25,7%, в Липецкой — 22,9%, в Еврейском АО — 19%. На выборах мэра Самары местный лидер Партии жизни Виктор Тархов на целых 15% обошел «единоросса» Георгия Лиманского, почти десятилетие возглавлявшего город и поддержанного губернатором Константином Титовым. Есть над чем призадуматься.

Приветствуя борьбу с коррупцией, мы призываем быть начеку. Нужно вовремя уловить момент, когда антикоррупционная кампания начнет приобретать привкус политической расправы, и успеть уравновесить нашу общую лодку. Надежда — на «либералов сверху», прежде всего — на президента. Внизу их опорой может стать здоровое предпринимательство и часть молодого, не подгнившего еще чиновничества, база «новых правых». Летняя отставка с поста генпрокурора одиозного Владимира Устинова и последовавшее за этим увольнение его соратников — «людей, посадивших Ходорковского», — немного успокаивает.

Дополнительные материалы:

Как одолеть коррупцию (версия комментаторов «Эксперт-Урала»)

Владимир Путин• Увеличить зарплаты и соцпакеты служащим в несколько раз

• Законодательно закрепить: лицо, уличенное в коррупции, никогда не сможет занимать должность в органах власти, а также лишится чиновной пенсии

• Запретить занимать должности глав муниципалитетов и регионов персонам, чьи родственники владеют бизнесом (возглавляют его) на территории данного муниципального образования или региона

• Добиться информационной открытости, доступности решений всех уровней власти

• Вести пропаганду антикоррупционной деятельности

«С переменами начала 90-х были связаны большие надежды миллионов людей, однако ни власть, ни бизнес не оправдали этих надежд. Более того, некоторые представители этих со— обществ, пренебрегая нормами закона и нравственности, перешли к беспрецедентному в истории нашей страны личному обогащению за счет большинства граждан… Разумеется, мы и впредь будем стремиться к тому, чтобы поднять престиж государственной службы, будем поддерживать российский бизнес. Но и бизнесмен с миллиардным состоянием, и чиновник любого ранга должны знать, что государство не будет беспечно взирать на их деятельность, если они извлекают незаконную выгоду из особых отношений друг с другом».

Из послания президента РФ Владимира Путина Федеральному собранию, 10 мая 2006 года

С таким счастьем — и на свободе

Язвы коррупции образуются на стыке интересов федеральной и особенно региональной власти с одной стороны и крупного бизнеса — с другой. На их защите стоят «либеральные правоведы»

 Михаил Гришанков
Михаил Гришанков

О законодательных мерах противостоянию коррупции рассказывает председатель комиссии Государственной думы РФ по противодействию коррупции, в прошлом — начальник подразделения отдела экономической безопасности УФСБ по Челябинской области Михаил Гришанков.

— Михаил Игнатьевич, есть ли у нас национальная стратегия борьбы с коррупцией?

— Нет. Исполнительной и законодательной власти нужно оперативно ее разработать. В частности, наша комиссия совместно с Советом Европы и Европейской Комиссией запустила 17 октября новый проект «Разработка законодательных и иных мер предупреждения коррупции». Одно из его направлений — изучение лучшего зарубежного опыта формирования и выполнения национальных антикоррупционных стратегий, в том числе — опыта создания специализированных органов, координирующих государственную деятельность в этой сфере.

— В чем вы усматриваете основной источник коррупции?

— Это значительная часть госаппарата на федеральном и в особенности на региональном уровне. Она не только не заинтересована в эффективной борьбе с коррупцией, но и оказывает этой борьбе серьезное сопротивление. Крупному бизнесу борьба тоже зачастую не нужна: это предполагает отказ от связей с коррумпированными чиновниками, наработанных годами и обеспечивающих ему конкурентные преимущества.

— Почему борьба с коррупцией активизировалась именно в последнее время?

— Важнейшее событие года — ратификация Россией двух основополагающих международноправовых документов: Конвенции ООН против коррупции и Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию. Россия получила возможность внести в свое законодательство целый ряд норм, апробированных и доказавших эффективность за рубежом. Работа уже начата.

— Что имеется в виду?

— Недавно в УК РФ был восстановлен институт конфискации имущества. Это серьезная победа в борьбе с коррупцией. Подчеркну: наша работа натолкнулась на небывалое сопротивление так называемых «либеральных правоведов» и представителей отдельных властных структур. Они пытались максимально выхолостить содержание изменений. И это несмотря на то, что институт конфискации — обязательная норма международных конвенций и уголовного законодательства практически всех государств.

Кого именно защищают «либеральные правоведы»? Могу привести пример. Недавно в одном регионе состоялся суд над чиновниками областной администрации, которые похитили более 11 млн рублей бюджетных средств при строительстве новой резиденции губернатора. (Имеются в виду первый заместитель руководителя администрации губернатора Челябинской области Татьяна Сергеева и ее муж, начальник протокольного управления областной администрации Алексей Сергеев. Подробнее см. «Господа оформители», «Э-У» № 21 от 05.06.06. — Ред.). В их собственности находятся несколько квартир и дорогостоящих автомашин. Чиновники были осуждены на 4 года и 5,5 года соотвественно, но приговорены к штрафу всего в 500 тыс. рублей каждый. Полагаю, после возвращения из мест лишения свободы они спокойно смогут воспользоваться преступно нажитыми и похищенными у государства и налогоплательщиков средствами, в десятки раз превышающими сумму штрафа.

— Над чем идет работа сейчас?

— Необходимы антикоррупционные поправки в законы «О государственной службе», «О банках и банковской деятельности», «Об оперативнорозыскной деятельности» и другие. Для этого решено создать при нашей комиссии рабочую группу с привлечением экспертов из Генеральной прокуратуры, МВД, ФСБ, Минюста, Росфинмониторинга, Верховного и Высшего арбитражного судов. В ближайшее время она займется подготовкой соответствующих предложений. Надеюсь, уже в конце этого — начале следующего года нам удастся принять пакет инициатив.

Кроме того, руководство Госдумы решило завершить работу над рамочным законом «О противодействии коррупции». В нем тоже будет отражен новый набор правовых инструментов для предупреждения и противодействия коррупции. Закон был принят в первом чтении Госдумой еще предыдущего созыва, но его положения носили декларативный характер, противоречили друг другу.

— Что следует предпринять для профилактики коррупции?

— Повышать правую грамотность населения, малого и среднего бизнеса. В частности, под эгидой нашей комиссии предполагается издать специальную памятку, в которой будут подробно изложены права и обязанности чиновников, их полномочия во время проведения различного рода проверок. Полезна и подготовка министерством экономического развития и торговли регламентов деятельности различных ведомств. Регламенты будут открытыми и доступными для всех граждан и позволят четче понимать, что вправе требовать чиновник, а что — нет.

— Предполагается ли ужесточить отбор кандидатов на занятие должностей в госорганах?

— Да, комиссия предлагает проводить более глубокую предварительную проверку всех, кто идет на работу в правоохранительные органы, спецслужбы и судебную систему, вплоть до обязательного обследования на «детекторе лжи».

Интервью взял Евгений Сеньшин

Стучат — откройте

 Шэрон Теннисон

Шэрон Теннисон
Фото - Андрей Порубов

Уровень коррупции в США снизился благодаря тому, что американцы научились «стучать», утверждает президент Центра гражданских инициатив (ЦГИ) Шэрон Теннисон 

— Госпожа Теннисон, как воспринимается борьба с коррупцией в России наблюдателями из США?

— Мне кажется, Путин под занавес срока решил сделать что-то серьезное. Его тактика такова: долго наблюдать, а потом действовать наверняка. Раньше ему было не до коррупции: оказалось слишком много срочных проблем. Сегодня идут аресты чиновников. И это может быть не показуха, а вполне серьезный процесс борьбы с коррупцией. Если так, то для ЦГИ настало время к нему подключиться. 

— Какое дело Америке до коррупции в России?

— В целом Америку мало заботит уровень коррупции в России. Но это волнует некоторых американских граждан. Например, меня: у меня здесь собственность. Я постоянно сталкиваюсь здесь с тем, что надо давать взятки, и мне это очень не нравится.

— Нам в России кажется, что в США уровень коррупции ниже. Так ли это?

— Сейчас — да. Но раньше у нас была огромная коррупция и в политике, и в экономике. Особенно в таких городах, как Филадельфия, НьюЙорк, Чикаго. Но по мере роста влияния бизнеса на власть развязалась настоящая война с коррупцией. Вообще коррупция не зависит от страны или культуры, она вырастает из человеческой природы. И чтобы ее сдерживать, нужны соответствующие законы и политическая воля. Как только законы смягчаются, а политическая воля ослабевает, коррупция  возобновляется. Американцы, в отличие от российских граждан, более законопослушны, а потому настроены против коррупции.

— Россияне так принципиально не похожи на американцев?

— Не надо все списывать на менталитет. Например, у меня в компании в СанФранциско работают пять сотрудников из России. Они прожили в Штатах от двух до пяти лет. Может быть, они и приехали в Америку с русским менталитетом, но в поведении на работе ничем не отличаются от американцев: усердны, дисциплинированы, инициативны, тщательно выполняют требования. Я считаю, если люди не видели, как можно подругому организовать свою жизнь, они действуют, исходя из предыдущего опыта. Но когда оказываются в условиях, в которых иначе нельзя себя вести, меняют способ действий.

— Как ведут себя американцы, когда сталкиваются с необходимостью давать взятку?

— Стучат! В США абсолютно невозможно подкупить, например, полицейского: если он попытается вымогать взятку, на него тут же настучат.

— Полицейские в США, наверное, зарабатывают достаточно, чтоб не брать взятки. У нас милиционеры берут взятки и все время жалуются на низкую зарплату.

— Полицейские много не зарабатывают. Они получают столько, чтобы их семьи не голодали. Но взяток не берут. Причина в другом. Во-первых, попадись они на взятке, — тут же потеряют работу и, возможно, уже никогда не смогут устроиться на аналогичную. Но самое главное — они боятся социального отторжения.

— То есть основа неприятия обществом коррупции все-таки не в законе, а в гражданском сознании, в менталитете. Как вы думаете, Россия к этому когда-нибудь придет?

— Ваша страна проходит через огромную эпоху перемен. Потребуется еще 20 — 30 лет, чтобы она завершилась. Но, как мне кажется, вы уже достигли больших успехов. Вы их не замечаете. А мы видим Россию со стороны. И каждый раз удивляемся тому, какие изменения произошли.

— Нашему народу отказывают в праве напрямую избирать губернаторов под предлогом того, что он избирает коррупционеров. Насколько это оправдано, с вашей точки зрения? 

— Идеальной демократии не бывает. Она всегда нуждается в корректировке под конкретные условия. Отмена прямых выборов губернаторов, я считаю, правильна. Когда в свое время мы посещали регионы России, предприниматели постоянно жаловались, насколько коррумпированы губернаторы и президенты республик. Развивать бизнес вне коррупции было практически невозможно. И когда Путин заявил, что губернаторов будут назначать, я подумала: слава богу! Даже если он ошибается в ком-то, когда назначает на должность главы региона, то может и снять, если тот не оправдает доверия. А когда выбирают, то снять уже практически невозможно. В качестве успешного примера могу привести Тульскую область. Там Путин снял одного из самых коррумпированных губернаторов и заменил его на молодого, с опытом ведения бизнеса. И теперь там все предприниматели, с которыми я общалась, говорят: «Наконецто у нас появился шанс развивать бизнес».

Интервью взял Евгений Сеньшин



Комментарии

Материалы по теме

За себя и за «Родину»

Похоже на саботаж

Если по совести — можно быстрее

Продавать, но не за деньги

Dura lex, ой, дура…

Показательная порка ценой в 170 тыс. рублей

 

comments powered by Disqus