Демократия не для всех

Демократия не для всех

 Евгений Сеньшин
Евгений Сеньшин
Год от года в нашей стране снижается уровень явки населения на избирательные участки. Это подтвердили и выборы в региональные парламенты, проведенные 8 октября в девяти субъектах России. К урнам для голосования приходят в основном люди пожилые, а также те, кто подавлен административным нажимом или падок на мелкое вознаграждение. В соответствии со своими (а часто — не своими) вкусами и установками они формируют нам Госдуму, региональные заксобрания, избирают главу государства.

Люди зрелые и молодежь взирают на этот фарс свысока, презрительно его игнорируя (спроси себя, читатель: ходил ли ты на выборы 8 октября?). С одной стороны — правильно делают. Но с другой — тем самым роют могилу потомкам. Снижение явки избирателей — сильный аргумент противников развития демократии. Сегодня мы знакомимся с неототалитарными режимами лишь по фильмам-антиутопиям, вроде «V значит Вендетта». Но спустя считанные десятилетия, когда последние избирателипенсионеры отойдут к праотцам, рискуем вступить в мир, где властная верхушка окуклится, закрыв остальным доступ в свои ряды. А нас поставят на место: «Вам все равно демократия не нужна, вы от нее устали. Смотрите телевизор, пейте пиво». Антиутопия станет реальностью. Не верится? А разве отмена всенародных выборов губернаторов, стремление отменить выборы в отношении мэров, ликвидация графы «против всех» и призывы некоторых чиновников отменить норму явки — не есть шаги в эту сторону?

И тогда только один выход, прорыв — революция. Именно так, проливая кровь на гильотинах и в гражданских войнах, в течение многих веков нарождающаяся буржуазия добивалась избирательного права. Сегодня оно, достигнутое столь высокой ценой и ставшее общедоступным, обесценилось, особенно в России. В немалой степени — усилиями бюрократии, интеллигенции и предпринимательства позднесоветского розлива: заняв прочные, выгодные позиции благодаря демократизации, а затем развалу СССР, сегодня они сворачивают угрожающую им демократию.  

Чтобы вернуть ценность избирательного права и тем самым спасти демократию, в первую очередь нужно избавиться от мифа, что демократия эгалитарна — доступна для всех. В данном случае имеется в виду право голосовать, равное для совершеннолетних граждан. Это не так. Изначально в Афинах и Риме правом голосовать обладали лишь патриции и аристократия. Вплоть до XX века в мире сохранялись цензы по сословному, имущественному, образовательному, гендерному и даже расовому признакам: бедные, женщины и чернокожие не имели права голосовать. В Швейцарии женщины получили избирательные права лишь в 1971 году. А в Канаде и по сей день индейцы голосуют, только если служат в вооруженных силах.

Во второй половине XX века победило «восстание масс», как определил его философ Хосе Ортега-и-Гассет. Большинство избирательных цензов отменили, следствием стала профанация демократии. Особенно в современной России, где народ понастоящему не боролся за демократию, не знает ей цену, где она устойчиво ассоциируется с экономическим упадком 90х. А потому считается чем-то чужеродным и вредным.

Посему в России нужно ввести специфический ценз. Причем, для повышения престижа избирательного права, тем, кто обладает им, присвоить особый юридический статус (чувствуешь, читатель, как сразу цена избирательного права повышается?). Конечно, это нарушает конституцию, права человека. Но ничто не вечно под луной. Тем более сама по себе конституция не святое писание, ради спасения демократии ее можно и подкорректировать.

В чем, собственно, ценз? Скажем, каждые пять лет гражданин проходит в избиркоме аттестацию на избирательное право. Сдает тесты на знание идеологий, программ основных партий в России и за рубежом, избирательных систем, краткую историю демократии и политических режимов в целом. Более того, такой гражданин должен быть ответственным налогоплательщиком или достойно отработать трудовой стаж. Безработным маргиналам и домохозяйкам нечего делать на избирательных участках. Хочешь участвовать в формировании власти — вноси свой вклад в экономику страны. Или, по крайней мере, докажи, что честно ищешь работу. В этом нет ничего антидемократического. Чтоб управлять автомобилем, мы сдаем экзамен: не допускать же неучей на дороги — иначе хаос и смерть. В тысячи раз важнее предотвращение глобального хаоса.

На выборы будут ходить активные и ответственные граждане, причем гордясь своим общественным положением. А не сброд, которого после субботней пьянки тащат на избирательной участок, чтобы проголосовать за опохмелку. В парламент будет закрыт доступ популистам, политическим жуликам и махинаторам. Ощущение ответственности за судьбу страны возрастет на порядки. Всхлипывания типа «я — никто, и от меня ничего не зависит» станут позорным свидетельством гражданской несостоятельности. И пусть даже на миллионный мегаполис наберется всего тысяча выборщиков, а из 145 миллионов соотечественников к выборам Госдумы и президента будет допущен только миллион. Это будет осознанный, дальновидный выбор, а не массовое дурилово или инфантильный выкидон.

Второй шаг — формирование правительства из членов парламента, как это делается в развитых демократиях. А не как у нас, когда президент формирует кабинет министров из друзей, приятелей и бывших сослуживцев. Такая система была выписана в конституции под волюнтариста Бориса Ельцина. Но мы не можем оставаться историческими заложниками характера одного человека и его режима. При этом надо либерализовать законодательство в части отзыва депутата или даже всего партийного списка, если депутат  или партия вдруг изменили предвыборным лозунгам и принципам.

Думаю, так граждане России смогут подлинно участвовать в определении будущего страны, своего личного будущего. Так мы застрахуем себя от риска порабощения бессердечными тиранами и вязкой бюрократией.

Уважаемый читатель!
Мы ждем ваших отзывов на публикации и предложений новых тем по адресу zai@expert-ural.ru

Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Новый первый

Прирезали

Постарайтесь получить удовольствие

Интересное кино

Страховка от нюансов

 

comments powered by Disqus