Вернись, потребитель

Вернись, потребитель Виктор КонтеевПотребительский спрос, ранее поддерживающийся за счет кредитов, продолжает сжиматься. В этих условиях бизнесу придется изменять отношение к покупателю, а муниципальной власти - стимулировать развитие малых предприятий хотя бы за счет снижения арендных ставок и формирования новых торговых площадок, которые будут работать без посредников.

Вы давно ходили в химчистку или прачечную, пользовались услугами массажного салона? Этот вопрос поставит в тупик половину читателей. Структура потребления среднего горожанина за последний год существенно изменилась. Мы стали жить по средствам: кафе предпочитаем домашние ужины, в магазинных корзинах редко появляются деликатесы, к покупке одежды подходим основательно - берем то, что можно носить долго. Дорогой парфюм перестал быть банальной покупкой, а сделался приличным подарком, солярии и маникюрные салоны потеряли прежние позиции в ежедневниках. Пузырь потребления лопнул вслед за сокращением зар­плат.
Чтобы удержать потребительские рынки от дальнейшего падения, одних усилий предпринимателей уже недостаточно. Малому бизнесу для развития необходимы кредиты под адекватные проценты, производственные площадки с невысокой платой за аренду и новые рынки сбыта. Что может сделать для этого муниципальная власть, рассказывает вице-мэр Екатеринбурга Виктор Контеев.

- Виктор Владимирович, какие из городских потребительских рынков оказались наиболее уязвимы в кризис?

- Самое слабое место - легкая промышленность. Уровня конкурентоспособности, объемов производства и лояльности покупателя, которые были в 2008 году, добиться пока не удалось. Тем не менее для 37 екатеринбургских предприятий сегодня есть шанс совершить рывок: преимущества им дает огромное сокращение импорта одежды из Италии, Франции, Германии. Наша задача - вывести их на рынок и соединить с торгующими организациями.

Есть проблемы с логистикой. Известно: развитие потребительского рынка зависит от профессионализма логистических компаний. В январе мы собирали логистов и обсуждали ситуацию. В 2009 году мы практически не получили ни одного нового квадратного метра складских площадей, а их очень не хватает в городе, на рынке не появилось ни одной новой логистической компании, 40 транспортных предприятий закрылись. И что в итоге? «Ашан» развивает собственную логистическую сеть, хотя он розничный продавец. «Пятерочка» строит свой распределительный центр, при том что должна заниматься прямыми розничными продажами. И вот этот перекос на рынке мы обязаны в течение 2010 года исправить.

Жизнь без кредитов

- Продажа автомобилей тоже «просела»?

- Этот бизнес вообще провалился на 50%, а по некоторым маркам падение еще более существенное. Однако говорить о серьезном сокращении количества автосалонов не стоит: 52 продолжают работать. Хотя внутри рынка произошло перераспределение собственности на торговые точки. Ситуация понятна: в 2008 году в условиях активного потребительского кредитования только ленивый не мог купить себе машину. Можно было завалиться в банк без справок о доходах и пойти с деньгами прямо в автосалон. Такой возможности сейчас нет, плюс повысились таможенные пошлины, а соответственно, и цены на импортные авто.

- Что предпринял бизнес в этой ситуации?

- Например, поставщики авто в конце года стали кредитовать покупателя за счет снижения цены и рассрочек. Кроме того, около десяти российских банков, в том числе в городе, начали выдавать потребительские кредиты. Да, банки требуют от заемщиков кредитной истории, но кредиты пошли. Появилась федеральная программа по скупке подержанных автомобилей, которая начнет работать в ближайшее время. Все это несколько встряхнуло рынок, но ситуация остается сложной. В аналогичном положении продавцы бытовой техники, спрос на которую также обвалился после сокращения объемов кредитования. Телевизоры, холодильники, стиральные машины перестали быть доступными для всех. И хотя в среднем по Екатеринбургу уровень зарплаты сохранился на отметке в 23 тыс. рублей, платежеспособность населения снизилась. К тому же повысились цены на многие импортные товары, а 90% техники поставляется из-за рубежа. Несколько магазинов технически сложных товаров закрылись. Бизнес оптимизировал все процессы. Те же автосалоны сократили расценки на ремонт (нормочас подешевел на 25%), перестроили отношения с поставщиками.

- А бытовые услуги?

- Сфера бытового обслуживания пострадала. Просели парикмахерские услуги. Клиент был растерян: в какую парикмахерскую идти - кто раньше останавливал выбор на дорогих салонах, был вынужден отказаться от них в пользу менее дорогих. Зато в конце года исправилась ситуация со швейными мастерскими. У них вырос объем производства: люди, которые привыкли одеваться индивидуально, но уже не могут купить вещи в бутиках, пошли в ателье. Выросли объемы производства и в обувных мастерских, кто-то отказался от покупки новой обуви и починил старую. 30% роста продемонстрировали по итогам года ломбарды. Они стали финансировать не только жителей, но и малый бизнес.

В абсолютных цифрах прирост денежного оборота по потребительскому рынку Екатеринбурга составил 30 млрд рублей (по итогам 2009 года товарооборот превысил 402 млрд рублей).

Жить по средствам

- На ваш взгляд, как кризис повлиял на стратегию ведения бизнеса? Какие выводы компании сделали в условиях финансовой нестабильности?

- Во-первых, мы, в том числе и бизнес, стали жить по средствам, подсчитали свои возможности и ресурсы. Поняли, что можем, исходя из этих ресурсов, сделать. Произошла жесткая оптимизация всех процессов - сокращены управленческие расходы, численность работающих. Во-вторых, бизнес пересмотрел свое отношение к кадрам. Согласно нашему мониторингу (он проходил в торговых центрах), более 70% продавцов, которые стоят за прилавками, профессионально непригодны. Они не знают, как продавать, не обладают навыками в общении с покупателями. Кризис выявил слабое звено в сфере потребительского рынка - многие менеджеры, продавцы и кассиры не смогли перестроиться в новых условиях.

- Они перестали отвечать требованиям покупателя?

- Потребитель стал избирателен. Он уже не хватает импульсивно все подряд. Покупает только на второй, третьей торговой площадке, требует профессионального поведения от продавца, более четкого представления того предмета, за который собирается отдать деньги. Покупательская лояльность небеспредельна, именно поэтому многие компании пересмотрели кадровый состав, сделали ставку на качественное обслуживание.

- И на распродажи...

- Отличились пищевики, а их поддержала торговля (в 2009 году прошло более полутора тысяч акций). Они выпустили более пятисот наименований товаров по сниженным ценам. Вы заметили акцию «Желтый ценник»? Я как покупатель захожу в магазин - я вижу желтый ценник и знаю: здесь цена ниже, чем была вчера, позавчера. Именно «Желтый ценник» показал, что пищевка готова в очень короткие сроки переориентироваться и довести до покупателя то, что он может себе позволить с учетом своей платежеспособности. Хорошо сработал и продовольственный ритейл. Рост товарооборота у «Пятерочки» более 30%, у «Ашана» - около 20%. Они пересмотрели ассортимент в сторону снижения цены. Претерпела изменения сама организация торговли - режимы, регламенты работы.

По полкам

- Как я понимаю, это только начало перемен. С вступлением в силу нового закона о торговле с 1 февраля поменяется система отношений между поставщиками и ритейлерами. Жаль, что закон почти ничего не говорит о конечном потребителе...

- При существующих четырех сотнях нормативных актов, которые прямым или косвенным образом регулируют торговую деятельность внутри России, за постсоветский период еще не было закона, который бы вобрал в себя основные аспекты развития этой отрасли. Без всякого сомнения, такой закон должен быть. Регулировать сферу, в которой работают 11 млн человек, а ее доля в ВВП превышает 22%, необходимо. В Англии этот закон формировался 260 лет, в Германии более 100 лет, нас тоже ждет долгий процесс.

Здесь впервые прописан понятийный аппарат. У нас никогда не было понимания того, что такое «торговый центр». Так, коллеги из Уфы говорили, что торговый центр должен занимать не менее 2 тыс. квадратных метров. Мы полагали, что не менее 5 тысяч. Раньше мы считали, что сетевая структура - это пять и более предприятий, а закон трактует, что сеть начинается с двух предприятий. Единое понимание должно быть. Это позволит нам более профессионально проводить исследования городских рынков. В законе четко определены права и обязанности каждого уровня власти: чем должны заниматься федералы, регионы и муниципалитеты. Главная задача власти - определение стратегии развития отрасли.

Начали выстраиваться в рамках этого закона отношения между производителями и ритейлом. Это всегда был очень спорный фактор. Ушел злополучный бонус, пересмотрены сроки оплаты поставленной продукции, введены несколько новых пунктов, которые не позволяют ритейлу пользоваться монопольными правами на рынке. Закон предоставил дополнительные права бизнесу, ввел заявительный порядок открытия предприятий. Узаконено самостоятельное формирование ассортимента.

- Что необходимо для развития рынков? Что вы делаете как муниципальная власть?

- Основная проблема - отсутствие средств на развитие. В прошлом году федеральная власть обещала на эти цели 80 млрд рублей. Если до бизнеса дошли хотя бы 10 - 15% от этой суммы, это уже хорошо. В этом году пообещали 100 млрд рублей. Хотелось бы, чтобы финансовые институты, соответствующие банки с учетом реальных кредитных условий довели эти деньги до малого бизнеса. Проблема вторая - производственные площадки. Да, появилось больше предложений по аренде, ее цена снизилась. Тем не менее для многих мебельщиков, производителей пищевых продуктов арендовать площади нереально. В чем роль власти? Она должна подготовить площадку, инженерно ее обеспечить, возможно, помочь долевым участием в строительстве площадей. Так, в районе Ново-Свердловской ТЭЦ строится блок модулей для малого бизнеса.

Третья проблема - сбыт. Не может власть, в частности муниципальная, стоять вне этой вещи. Вот пример: на тех ярмарках выходного дня, которые мы проводим на восьми площадках города, наторговали на 104 млн рублей (товарооборот за девять месяцев 2009 года). При этом многие предприятия, и городские, и областные, перешли на двух-трехсменную работу. Почему? Да потому что мы им дали дополнительные импульсы и рынок сбыта. Наше условие было одно: «Ребята, сделайте минус 25 - 30% к цене дискаунтера. Если вы готовы дать эту цену на ярмарках, мы с вас копейки не возьмем». И мы увидели, что многие за счет этого посыла нарастили объемы производства.

Комментарии

Материалы по теме

Второе пришествие

36,6 шага от центра

Золотой дождь

Правила масштабирования

Рукой подать

72,1% ТС «Незабудка» продадут совладельцы компании

 

comments powered by Disqus