Страна советов

Страна советов

Утро субботы. Теплым январским днем у дверей зала заседаний правительства Челябинской области в нерешительности кружат акционеры и директора крупнейших нефтяных компаний, меткомбинатов, трубных холдингов, машиностроительных заводов всего Уральского региона. «Можно уже заходить?!» - нетерпеливо спрашивает председатель совета директоров компании «Сургутнефтегаз» Владимир Богданов...

Слева направо: глава ТМК Дмитрий Пумпянский, глава «Сургутнефтегаза» Владимир Богданов, глава ММК Виктор Рашников и начальник Южно­-Уральской железной дороги Владимир Молдавер
 Слева направо: глава ТМК Дмитрий Пумпянский, глава «Сургутнефтегаза» Владимир Богданов, глава ММК Виктор Рашников и начальник Южно­-Уральской железной дороги Владимир Молдавер

Нервничать есть из-­за чего. Заседание будет вести новый полпред в УрФО Николай Винниченко: он с местным бизнесом еще не знаком. Но главный вопрос повестки - эффективность мер правительства по поддержке промышленников в условиях кризиса - тема настолько болезненная, что обсуждать ее предприниматели готовы на всех доступных уровнях. Поэтому в Челябинск сливки топ-­менеджмента прибыли лично, что до сих пор случалось крайне редко. В кулуарах металлурги и машиностроители храбрятся, с осторожностью заговаривают о наметившемся (ну самую малость) увеличении объема заказов... Главные надежды связывают с наступлением весны, когда портфель заказов традиционно растет.

Региональные власти предлагают собственные меры поддержки местной промышленности: налоги снижают, субсидии дают, против экспортных пошлин борются. Крупный бизнес между тем всерьез обеспокоен тем, что обещанные федеральным правительством средства до заводов Урала не дошли и намерен потребовать их от государства. Насколько эффективны меры, предпринимаемые государством на всех уровнях?

О кооперациях и рекомендациях

В Тюменской области прямая помощь правительства не предусматривается. Здесь разработан механизм привлечения дополнительных заказов для машиностроения, сообщил заместитель тюменского губернатора Александр Моор. Так, по программе «Основные направления развития промышленности Тюменской области», нефтегазовые компании будут простимулированы на закупку оборудования у местных производителей путем компенсации 8% его стоимости. Кроме того, два предприятия уже готовы воспользоваться другой новой формой поддержки, предложенной местным правительством, - факторингом (выкупом денежных обязательств) нефтегазовых компаний перед машиностроительными предприятиями.

В Свердловской области власти предложили бизнесу наладить региональную кооперацию. По словам заместителя министра промышленности и науки Свердловской области Михаила Шарина, основная идея такова: на территории области производится достаточно компонентов, однако предприятия предпочитают ввозить их из-­за рубежа или из других регионов. «Нужно проинформировать бизнес и постараться заменить ввозимую составляющую», - отметил директор Союза машиностроительных предприятий Свердловской области Андрей Бухмастов. Будет разработана специальная программа развития производственной кооперации на 2009 - 2020 годы (конкретные меры обещали к 2010 году). Для стимулирования промышленников государство готово предоставлять субсидии в виде налоговых льгот и субвенции по выдаваемым кредитам. Также совершенствуют нормативно­правовую базу: будет разработан областной закон «О внутриобластной кооперации в Свердловской области».

Отметим, что примеры кооперации уже есть. В создании грузового электровоза, серийное производство которого разворачивается на Уральском заводе железнодорожного машиностроения, приняли участие более 20 предприятий Свердловской области. С 2007 года промышленные предприятия области производят автокомпоненты для сборки легковых и грузовых автомобилей на «АМУРе» (ЗАО «Автомобили и моторы Урала»). Среди перспективных «кооперационных» проектов - участие наших машиностроителей в производстве узлов и агрегатов для БелАЗов: на НПП «Уралвагонзавод» уже собраны два таких самосвала.

Между тем свердловские производители отнеслись к инициативам областных властей настороженно. Причина - продукция уральских предприятий не всегда соответствует требованиям заказчиков. «У нас был период, когда завод производил емкостную аппаратуру для автозаправочных станций, но ее никто не покупал, даже местные операторы АЗС. Выяснилось: при том что наша продукция дешевле, им выгоднее купить сразу весь комплекс станции», - рассказал финансовый директор ОАО «Уралкриомаш» Яков Зильберштейн. Кроме того, автоматически из числа потенциальных заказчиков внутрирегиональной продукции выпадают компании сферы естественных монополий, которые формируют заказы на основании тендеров и чаще смотрят не на цену, а на технические характеристики.

- Конечно, такой инструмент, как внутренняя кооперация, для восстановления экономики эффективен и выгоден, - согласился заместитель председателя правительства Пермского края Юрий Уткин. - Тем более что тарифы на железнодорожные перевозки выросли сильнее, чем было обещано, а цены на продукцию начали падать. Если комплектующие такого же качества дешевле на 20% и их не надо везти из другой точки России - сам бог велел. Но, вероятно, рынок еще только начал рассматривать такой вариант решения проблем. Пока предложений организовать площадку для переговоров и заключения контрактов по кооперации к нам от промышленников не поступало.

Видимо, по словам Юрия Уткина, бизнес, предметно проанализировав себестоимость конечной продукции, должен самостоятельно определиться, нужна ли ему кооперация, и выстроить цепочку.

А самым радикальным оказалось предложение гендиректора автозавода «Урал» Виктора Кормана, который попросил у полпреда разработать механизм защиты местных производителей не только от зарубежных, но и от инорегиональных конкурентов:

- Насколько мне известно, в Татарстане президент Минтимер Шаймиев запретил закупать грузовики, произведенные за пределами республики (речь идет о поддержке «КамАЗа»). Надо и нам нечто подобное принять.

- Я думаю, это неправильная мера, и в ближайшее время Минтимера Шаймиева поправят на самом высоком уровне, - последовал ответ.

О деньгах и обещаниях

Промышленники тем временем ждут от властей не советов и рекомендаций, а реальной финансовой помощи (для перекредитования и выполнения начатых инвестиционных программ), снижения налоговой нагрузки и таможенных пошлин, тарифов ТЭК и РЖД.

Первые шаги региональные власти уже сделали. Так, в конце прошлого года Минпром Свердловской области, чтобы стимулировать рост производства в медной отрасли, направил в адрес правительства РФ обращение с просьбой отменить вывозную пошлину на катодную медь. Правительство Челябинской области предусмотрело точечную поддержку предприятий в виде возмещения части затрат на уплату процентов по кредитам, полученным для пополнения оборотных средств и лизинговых платежей, в размере 210 млн рублей. В результате финансовую помощь смогли получить 70 предприятий крупного и среднего бизнеса. Власти Тюменской области с нового года изменили условия субсидирования процентов по кредитам и лизингу (до 2/3 ставки рефинансирования, с начала этого года - 100% ставки рефинансирования). Правительство Удмуртии объявило конкурс на право получения предприятиями льгот по налогу на имущество: победитель освобождается от уплаты налога на приобретаемое оборудование. Льгота предоставляется на срок окупаемости проекта, но не более чем на пять лет. В Пермском крае разрабатываются документы, позволяющие отсрочить платежи по кредитам.

Но, как выяснилось на встрече владельцев и директоров промышленных компаний региона с полпредом в Уральском федеральном округе Николаем Винниченко, чтобы восстановить спрос, загрузить заказами крупные и средние предприятия и не допустить массовых увольнений, этого мало. Бизнесмены утверждают: главная проблема в том, что государство и его структуры не выполняют обязательств по договорам и госзаказам. Предприниматели всерьез обеспокоены тем, что обещанные заводам Урала государственные средства пока не дошли до адресатов.

Так, по заявлению промышленников, самая разрекламированная антикризисная мера - создание списка 295 предприятий, которым будет оказана помощь, - на Урале пока не принесла никаких плодов (в список включено 51 предприятие УрФО). Представители компаний говорят, что ничего, кроме «гордости» от внесения в перечень, не ощутили. Спустя почти три недели после появления списка никаких госзаказов, льготных кредитов или деловых предложений промышленникам не поступило. «Вроде бы решение о выделении денег государством принято. Понятно, что предприятию будет дана возможность получения гарантии на сумму до 10 млрд рублей. Но не понятно, кто должен давать гарантии, нет самого механизма их предоставления», - поясняет гендиректор группы «Магнезит» Сергей Коростелев.

Кроме того, государство обещало уже в январе авансировать выполнение государственных заказов. И этого не произошло. По словам гендиректора Уралвагонзавода Николая Малых, Минобороны не сдержало обещания, и теперь выплаты переносятся на неопределенный срок. «Но ведь уже сейчас нужно покупать броню у того же Магнитогорского меткомбината, заказывать комплектующие у смежников. Если бы средства по госзаказу начали поступать, мы бы смогли сработать лучше и за нами тогда потянулись бы все комплектаторы», - пожаловался Николай Малых.

С ним солидарен и гендиректор автозавода «Урал» Виктор Корман:

- Альфа­банк требует с нас немедленного возврата займа, а у нас нет денег. Начисляются штрафы в размере 70% годовых. Делаем ставку на гособоронзаказ, но без аванса не сможем выполнить программу и наполовину.

Металлурги также называют главной проблемой рост кредиторской задолженности, причем косвенно - по вине государства. Так, по словам главы Магнитки Виктора Рашникова, комбинат испытывает серьезные трудности из-­за неплатежей покупателей. Цена вопроса - 29 млрд рублей.

- Среди основных должников ММК компании с прямым или косвенным государственным участием, - подчеркивает Виктор Рашников. - Сегодня трубники должны нам около 6 млрд рублей, им Газпром должен еще больше. В результате мы вынуждены брать кредит под 15,5% годовых и расплачиваться с горнорудными, ферросплавными и угольными компаниями. Не было бы проблем, если бы государство выполнило свои обязательства.

Проблемы из-­за несвоевременной выплаты долгов со стороны Газпрома и Роснефти поднимал и председатель совета директоров Трубной металлургической компании Дмитрий Пумпянский. Он также выступил в поддержку скорейшего авансирования гособоронзаказа, так как оборонщики являются и его потребителями.

До чего договорились

Николай Винниченко заверил бизнесменов, что государство будет увеличивать объемы финансовой помощи предприятиям из федерального списка и выступать гарантом их банковских займов:

- Федеральные деньги не дошли до системообразующих предприятий. Это сильно бьет по престижу государства. Я убежден, что в ближайшее время деньги все же поступят, мы попытаемся ускорить время их выделения.

И тут же добавил, что несмотря на высокие заслуги уральского бизнеса (17% ВВП страны приходится на УрФО) округ занимает первое место в РФ по изношенности основных фондов - около 50%:

- Здоровая часть бизнеса инвестировала в производство, но есть и такие, кто зарабатывал и выводил капитал за рубеж. Последние должны умерить свой пыл в погоне за сверхприбылью и заняться производством. Известно, что треть всех мощностей неконкурентоспособна.

Как отмечает гендиректор консалтинговой компании «Активные формы» Юрий Афанасьев, просто так раздавать деньги и надеяться, что крупные компании будут перенаправлять их на развитие бизнеса, а не компенсировать высокой ценой продукции неэффективность производства, - утопия:

- Пока у государства есть деньги, оно может себе это позволить, а мы уже 200 млрд долларов за три месяца потеряли. Если так пойдет и дальше, то у нас скоро ничего не останется, кроме неэффективных активов, а деньги опять уплывут не туда. Ведь как получилось с банками, когда правительство решило накачать их ликвидностью: банкиры посчитали, что инвестиции в валюту будут приносить им 30% дохода в месяц и без рисков. Зачем тогда банк будет давать деньги бизнесу под 14% годовых, если оценить перспективу этого бизнеса на 2009 год практически нереально: риски огромны, доходности нет, гарантий никаких. На мой взгляд, лучше бы государство взяло и построило на эти деньги новые заводы. Для начала это бы спровоцировало спрос на металлы, а затем мы получили бы новое эффективное производство. История пищевой промышленности показала, что есть смысл делать маленькие, но эффективные компании.

Впрочем, сомнительно, что кто-­то в нынешних условиях всерьез будет рассматривать вариант строительства новых заводов в качестве антикризисной меры. Зато четко видна странная картинка. Одной рукой власть пытается найти способы помочь экономике, доходя иной раз до мягко говоря сомнительных изобретений вроде помянутого закона о кооперации. Как будто компании Свердловской области не в состоянии сообразить, где им выгоднее закупать комплектующие и ресурсы, и только и ждут подсказки от чиновников... А другая рука власти при этом задерживает расчеты естественных монополий по уже исполняемым контрактам и не авансирует заказы по оборонной тематике.

Комментарии

Материалы по теме

Карт­бланш на реформы

Кооператив «Большой Урал»

Нехорошая ситуация

с БОРу по сосенке

Окна роста

Пермский рай

 

comments powered by Disqus