Ямал — это не вахта

Ямал — это не вахта На Ямале сформированы новые подходы к сфере ТЭК: соблюдение экологической безопасности при освоении месторождений и создание индустрии газохимии.

Владимир ВладимировПравительство Ямало-Ненец­кого автономного округа и Газпром подписали в конце сентября новую программу освоения полуострова Ямал. Документ предусматривает наращивание объемов геологоразведочных работ и добычи энергоресурсов с помощью современных технологий. «Перспективы дальнейшей газодобычи в России связаны именно с месторождениями Ямала. Экстремальные природно-климатические условия и биологические особенности полуострова заставляют начать поиск новых решений, которые позволят сохранить хрупкую экосистему территории и жизненный уклад коренного населения, - говорит начальник департамента стратегического развития ОАО «Газпром» Влада Русакова. - От того, как будет идти промышленное освоение полуострова Ямал, зависит дальнейшее продвижение промышленников на шельф арктических морей». О промышленной политике региона «Э-У» рассказывает первый заместитель губернатора ЯНАО Владимир Владимиров.

- Владимир Владимирович, каковы запасы углеводородов на полуострове и как вы планируете минимизировать вмешательство предприятий ТЭК в экосистему?

- На полуострове Ямал и в прилегающих акваториях открыто 11 газовых и 15 нефтегазоконденсатных месторождений, разведанные и предварительно оцененные запасы газа которых составляют около 16 трлн кубо­метров. Запасы нефти оцениваются в 290 млн тонн. При освоении этих месторождений будет проводиться постоянный экологический мониторинг. Есть эффективные технологии защиты окружающей среды: замкнутые системы водоснабжения; технологии, снижающие тепловые и механические воздействия на мерзлые грунты; техническая и биологическая рекультивация; забор воды с использованием рыбозащитных устройств; организация беспрепятственной миграции оленей с помощью специальных переходов через линейные коммуникации.

Добавить газа

- Неосвоенные запасы - единственная возможность в ближайшее время нарастить объемы добычи газа?

- Россия в год добывает до 680 млрд кубометров газа. В пятилетней перспективе мы без проблем увеличим эту цифру за счет ресурсной базы более чем на 100 млрд кубов. Одно Бованенковское месторождение (на полуострове Ямал) даст 130 миллиардов. Но если говорить о десятилетиях вперед, то ставка делается на Ямал, Гыдан и Пригыданский шельф: они могут давать до 370 млрд кубов в год. С акваторией надо быть аккуратнее, ошибки недопустимы - это не Мексиканский залив, ликвидировать аварию будет гораздо сложнее. И еще: мы с вами понимаем, что будем добывать столько топлива, сколько необходимо для потребления. Какие перспективы? Северный поток возьмет 55 млрд кубов, трубопроводная система «Алтай», через которую идет транспортировка в Китай, - еще 15 миллиардов. Плюс завод сжиженного природного газа Ямал-СПГ - 15 млрд кубов, программа газификации России - еще миллиардов 100. Больше пока не надо.

- Считается, что рост добычи обеспечат новые проекты Газпрома и Новатэка - крупнейшего независимого производителя. Недавно правительство утроило газовые запасы Новатэка: его «дочке» «Новатэк-Юрхаровнефтегазу» предоставлено право пользования недрами еще четырех лицензионных участков. Не произойдет ли демонополизация газовой трубы?

- Я - человек государственный. Рынок рынком, но газ - это достояние государства, достояние каждого человека, и все равно, где он живет: здесь или в Ставрополье. Думаю, что когда-то было принято хорошее решение - собрать активы Газпрома и сделать компанию госкорпорацией.

- Сегодня государство контролирует и выполнение недропользователями условий лицензионных соглашений. Регионы не могут самостоятельно воздействовать на нарушителей. Сколько предприятий ТЭК в ЯНАО не соблюдают соглашения?

- В округе работает 61 компания, выдано 234 лицензии на право пользования недрами. Не ошибусь, если скажу, что 30% компаний условия соглашений не выполняют. Самые злостные нарушения - отсутствие геологоразведочных работ, срыв сроков ввода в эксплуатацию месторождений, невыполнение планов по объ­ему добычи углеводородного сырья. Но функции контроля за этими процессами не отнесены к региональным полномочиям, и мы фактически не имеем никаких рычагов воздействия на них. Почти все, что касается ТЭК, отдано федеральному центру. Но мы руки не опускаем: ведем мониторинг, информируем федеральные ведомства о ситуации.

- Можно перестать продавать участки тем, кто их не разрабатывает.

- Недавно анализировали: федеральными властями реализовано 70 лицензионных участков. Представьте, 70 кусков земли, грубо говоря, по 400 кв. километров. А открыто всего лишь пять месторождений! Фактически мы стали торговать землей. Но когда кусок земли продают за 4 млрд рублей, а потом еще миллиард вкладывают, чтобы понять, что под землей ничего нет, это неправильно. Мы выставляем в среднем в год по 26 - 30 участков, а приобретается в лучшем случае четыре-шесть. За долгое время ни одного крупного месторождения не открыто. Надеюсь, Росгеология, которую сегодня создают, сможет дать большее понимание о недрах и их продаже, чем было до сих пор.

- На федеральном уровне постоянно говорят, что объемы геологоразведки нужно наращивать.

- Мы несколько инстанций прошли, чтобы получить 2 - 2,5 млрд рублей федеральных денег для проведения геологоразведочных работ. Посмотрим, сможем ли мы федерацию убедить в том, что эти работы необходимы. Без геологоразведки нам делать нечего: никто у нас не будет пустые участки покупать.

В сторону моря

- Как вы считаете, можно ли на Ямале создать современную индустрию газохимии, перейти от добычи энергоресурсов к выпуску конечной продукции?

- Когда конечный потребитель находится в тысяче километров от Ямала, а отгрузить отсюда ничего нельзя, начинают считать экономические затраты на производство продукции. У нас не развита транспортная инфраструктура. Чтобы изменить ситуацию, нужны большие вложения: в условиях вечной мерзлоты строить дороги очень затратно. Переработка углеводородного сырья станет здесь более рентабельной, когда пункт отгрузки будет находиться на территории региона. Я говорю об использовании Северного морского пути (СМП). Это независимость от стран-транзитеров и удаленности потребителей от магистральных трубопроводов. СМП может стать основой гибкой коммерческой системы реализации природного газа: сжиженный природный газ напрямую будет поставляться на рынки Северной Америки, Западной Европы и Юго-Восточной Азии. Строительство завода Ямал-СПГ ведется именно с тем расчетом, что для транспортировки его продукции будет использован морской путь.

- Как идет реализация этого проекта?

- Ввод завода в эксплуатацию намечен на 2018 год. К этому сроку газовики должны обустроить промыслы. Для транспортировки готовой продукции потребуется создание танкерного флота ледокольного класса. Необходимая численность - до 20 судов вместимостью 140 - 160 тыс. кубометров газа. Бесперебойность поставок в арктических условиях планируется обеспечивать четырьмя ледоколами. Я могу сказать, что сделано за год. В районе бывшего поселка Сабетта разбит вахтовый поселок, ведется разведочное бурение. Проект дополнился ресурсной базой в четыре месторождения (одно на полуострове Ямал, три на полуострове Гыдан). Закончено проектирование судоходного канала. Надеюсь, в следующем году мы определим источник финансирования, сроки начала строительства. Если эту работу проделаем, проект пойдет. Конечно, все зависит от конъюнктуры, спроса на СПГ, сегодня он растет.

- Этот проект включен в стратегию развития региона до 2020 года?

- Безусловно, как и другие госпрограммы по освоению углеводородных запасов округа - месторождений полуострова Ямал, полуострова Гыдан и Пригыданского шельфа, ачимовской толщи Уренгойского района. Стратегия предусматривает также строительство технологических линий (трубопроводов, железнодорожных и автомобильных линий) и расширение инфраструктуры воздушного транспорта на полуострове Ямал. В документе есть перспективные проекты не из сферы ТЭК - восстановление высокотоварного оленеводства, разведение сиговых пород рыб, безотходные технологии переработки продукции оленеводства и рыболовства.

Пока за свой счет

- Новым проектам нужны инвестиции. С ТЭК проще, а как быть с другими направлениями?

- Согласен, гораздо сложнее привлечь финансы в туризм, развитие транспорта, деревообработку или переработку биоресурсов. Пока нам приходится развивать эти направления за счет бюджетных средств, привлекать и гарантировать инвестиции собственными деньгами.

- Ваши соседи, Ханты-Мансийский автономный округ, готовы открыть новое туристическое направление - вод­ные туры по Оби. Маршрут пройдет и по территории ЯНАО. Как вы оцениваете такую инициативу?

- Любую инициативу надо поддерживать. Какой бы фантастической ни казалась идея, она может принести деньги. Очень важно, кто именно будет заниматься реализацией такого проекта. Если это креативный человек и ему удастся раскрутить маршрут, уверен, что желающие найдутся. Тем более если непросто телевизор в каюте смотреть, а останавливаться в населенных пунктах, посещать достопримечательности и памятники, рыбачить, охотиться. Успешные примеры развития экологического туризма есть. В Карелии сейчас очередь из туристов на полгода вперед, путевка на неделю стоит 10 тыс. долларов. А ведь за эти деньги можно в Турцию съездить четыре раза, причем всей семьей. И у нас есть перспективы: Север - это такая красотища!

- До туризма ли в посткризисный период...

- Если так думать, до него очередь никогда не дойдет. Все надо успевать. Тем более что мы понимаем - деньги, которые сегодня дает ТЭК, нужно использовать для развития социальной среды. Ямал - это не вахта, это наш дом, который нужно сделать комфортнее для жизни.

Комментарии

Материалы по теме

Учиться не дышать

Без паники: нефть будет

Точки на полях

Сжиженные деньги

Альянс титанов

Мэр без народа

 

comments powered by Disqus