Майбах, наркотики и легальный софт

Майбах, наркотики и легальный софт

Майбах, наркотики и легальный софтГлавная причина использования малым бизнесом пиратского софта — слабая информированность предпринимателей и стремление продавцов к моментальной выгоде.

В конце сентября на Урале вынесен очередной приговор пользователю контрафактного программного обеспечения. Мировой судья Первомайского района осудил инженера-конструктора ФГУП «Ижевский механический завод» Евгения Чиркова, признав его виновным в нарушении авторских и смежных прав, совершенном в крупном размере. Как рассказали в прокуратуре Удмуртии, инженер установил на жесткий диск заводского компьютера завода контрафактный программный продукт AutoCAD 2006 (используется для создания проектной документации). Таким образом, он незаконно распространил его, предоставив возможность использования неограниченному кругу лиц. Ущерб от действий инженера, который понесла корпорация Autodesk, оценивается в 78,3 тыс. рублей. Обвиняемому назначено наказание один год лишения свободы условно.

Активная охота на пользователей нелегальным программным обеспечением (ПО) в России началась еще в 2006 году. Тогда,

Партнеры проекта:
Компания Софткей
Компания Видикор

по данным компании Microsoft, было проведено 7234 проверки (в 2005 году — всего 2924). В 2007 году пыл правоохранительных органов не угас — 5215 проверок.

По словам IPR юриста юридической фирмы «ЕлАкс» (юридический представитель компании Microsoft в УрФО) Алексея Потапова, сейчас уровень пиратского ПО на Урале около 70%. «Снижение этого показателя всего на 10% приведет к ощутимым выгодам для экономики страны: ВВП прирастет на 17 млрд долларов, доходность российской ИТ-индустрии — на 11 млрд долларов, налоговые отчисления — на 1 млрд долларов, число новых рабочих мест составит 25,5 тысячи», — сообщил Алексей Потапов.

Однако надежды, что в ближайшее время ситуация поменяется, нет. Например, в корпоративном секторе снизить уровень пиратства можно только за счет малого бизнеса (крупные предприятия в подавляющем большинстве пользуются легальным ПО). Но его представители не спешат покупать лицензионный софт. Слишком много претензий вызывают условия его приобретения и использования.

Вы нас не понимаете

Для обсуждения проблемы использования лицензионного ПО в секторе малого и среднего бизнеса «Э-У» организовал круглый стол, который посетили представители крупнейших разработчиков и продавцов софта в регионе, малые предприниматели и юристы, специализирующиеся на защите авторских прав.

В самом начале обсуждения генеральный директор компании-продавца ПО «Софткей» (Москва) Феликс Мучник заметил: «Сегодня основной мотивацией для установки легального софта у бизнесменов является стремление к стабильной работе. Страх быть пойманными, который руководил предпринимателями ранее, отошел на второй план».

Исполнительный директор разработчика UMI CMS (Санкт-Петербург) Михаил Пеньковский придерживается несколько иной точки зрения: «В принципе предпринимателем движет два мотива. Первый — внешний — страх перед проверкой, изъятием компьютеров, а значит, остановкой и крахом бизнеса. Второй — внутренний — сервис (консультации, установка, настройка, поддержка, обновление), который получает пользователь при пользовании легальным софтом». 
Представители малого бизнеса согласились: именно два этих мотива — определяющие. Однако есть множество факторов, которые мешают легализации. Обычно они перевешивают всю выгоду от использования лицензионного софта.

Первый — цена. «Малый бизнес — это “наркоманы”, которые сидят на нелицензионном софте, — заявил председатель “Комитета 101” Дмитрий Головин. — Да, бизнесмены понимают: их предприятие больное, они используют нелегальное ПО. Но если они с него слезут, начнется ломка и бизнес встанет. А покупать лицензию — очень дорого. Если бы Билл Гейтс (глава компании Microsoft. — Ред.) не начал бизнес в гараже, то он, может быть, прочитал бы Карла Маркса и узнал, как заходят на рынок. Понял бы, что лучше продать очень-очень много, но по низкой цене, чем очень-очень мало, но по высокой. Условно говоря, порой торговать “Жигулями” гораздо выгоднее, чем “Майбахами”, потому что продать можно больше». Директор компании «Сумма технологий» (Екатеринбург) Роман Рублевский добавляет: «Мы много лет получали “тяжелые наркотики” (например, операционные системы) бесплатно. А теперь вы заставляете нас за них платить. Любой бизнесмен всегда будет сравнивать стоимость покупки с ценой последствий проверки. Пока вторая (если проверка вообще когда-нибудь случится) значительно меньше». 

Малые бизнесмены выдвинули идею сдачи лицензии на ПО в аренду. По словам генерального директора НПЦ «Видикор» Владимира Прохорова, это бы стоило значительно дешевле, нежели покупка лицензии, и предприниматель всегда бы мог отказаться от использования того или иного продукта. Например, если компании поступил заказ на дизайн садового домика, то она могла бы на неделю взять AutoCAD, а по исполнении заказа прекратить его использование. При этом дизайнерам не пришлось бы платить 3800 евро за лицензию на продукт, который они используют раз в год.  

Вторая претензия — неадекватные условия покупки и лицензирования софта. Генеральный директор консалтинговой компании «Активные формы» Юрий Афанасьев:

— Представим такую ситуацию: я купил четыре ноутбука с предустановленной операционной системой Windows. Один я потерял, другой разбил. И что мне придется делать? Покупать две новые лицензии, потому что установленный Windows привязан к конкретному оборудованию? То есть я должен дважды платить за лицензии. А что делать с уже полученными и утраченными? Может, Microsoft магазин неликвидов создать? Я могу снова привести аналогию с автомобилями: получается, когда я разбиваю свою машину, меня тут же лишают водительских прав.

ИТ-директор ГК «Ньютон» Александр Агеев также выдвигает претензии Microsoft: «Я купил сервер, купил почтовую программу. Но и этого мало. Я должен еще впоследствии заплатить и за связь между ними. А что, Microsoft мне провода проложил, как-то по-особому их соединил?».

Третья претензия — отсутствие софта, заточенного под нужды малого бизнеса. Пока предприниматели вынуждены покупать типовые решения, отдельные части которых потом не используют, однако деньги за них платят. При этом зачастую вендоры даже не интересуются качеством продукта. Они обычно обращаются в компании в трех случаях: узнать, как работают продавцы софта; выяснить, не увеличился ли у предприятия парк машин; и когда подходит время очередного платежа за лицензию. В идеале малые предприниматели предпочли бы появление на рынке систем, которые можно легко надстраивать (купить один маленький модуль и при необходимости его расширять).

Вы о нас не знаете

Разработчики парируют: малый бизнес просто не знает о реалиях ИТ-рынка. Региональный координатор НП поставщиков программных продуктов по Свердловской области Алексей Громозов:

— Почему малый бизнес решил, что ПО должно стоить дешево? Когда предприниматели работают, они считают себестоимость и согласно ей выставляют конечную цену. Разработчики делают то же. Так почему они должны снижать стоимость товаров? На мой взгляд, проблема совсем не в цене, а в понимании, точнее, в непонимании, зачем бизнесмену нужен тот или иной продукт. Почему предприниматели стремятся сразу купить «Майбах»? Купите сначала «Жигули», поездите на них, а потом, если будет нужно, переходите на более дорогие продукты.

Слова Алексея Громозова подтверждает Алексей Потапов: «Недавно в Нижнем Новгороде за использование контрафакта был осужден один предприниматель, в офисе которого были установлены нелицензионные программы на сумму свыше 7 тыс. долларов. Нужду в использовании Windows и Microsoft Office я еще могу понять, но он на всякий случай поставил Windows Server, вдруг пригодится. Секретарша в Photoshop пририсовывала усики к фотографиям, а главный бухгалтер на AutoCAD проектировала себе дачу. Понятно, что многие дорогостоящие программы подчас малому бизнесу просто не нужны. Это ошибка на уровне менеджмента — устанавливать ПО, чтобы было. Так что не надо кричать, что они дорого стоят, и поэтому мы пользуемся контрафактом».

Продавцы добавляют: на рынке давно есть приемлемые предложения для малого бизнеса. Коммерческий директор компании «УралСАПР» (Екатеринбург) Андрей Толкачев: «Например, наша компания, являясь партнером Autodesk, на свой страх и риск решилась на акцию — продукция в рассрочку. Я посчитал, что в итоге моя прибыль от продажи одного продукта снизится на 50%. Однако я, во-первых, заработаю лояльного клиента, а во-вторых, вполне может быть, больше продам и больше заработаю». Феликс Мучник добавляет: «Практически все производители предлагают специальные цены или предложения для малого бизнеса. Кроме того, есть альтернативные решения — продукты с открытым кодом (бесплатное ПО, при его внедрении деньги берутся за консалтинг, настройку и поддержку. — Ред.). Просто предприниматели об этом не знают». Слова Феликса Мучника подтверждают и бизнесмены.

Вице-президент Союза малого и среднего бизнеса Свердловской области Максим Годовых: «Я только на круглом столе увидел в рекламных проспектах, что, оказывается, можно установить операционную систему и офисное приложение не по 61 тыс. рублей (лицензионный Microsoft Windows и Office) за рабочее место, а по 6,4 тысячи, если буду использовать продукты с открытым кодом. У меня возникает вопрос: почему же я не знал об этом раньше?». Директор филиала компании «АйТи» в Свердловской области Сергей Чистяков обозначил еще более приемлемый вариант: «6,4 тыс. рублей — это далеко от минимальной цены. На самом деле одно рабочее место, опираясь на продукты с открытым кодом, можно оборудовать менее чем за 3 тыс. рублей, а это в 20 раз меньше, чем при использовании софта, который требует лицензирования. Так что малому бизнесу грех жаловаться. У него есть реальная альтернатива». Спорить о том, подходит ли открытый софт для малого бизнеса, — бесполезно. Каждый придерживается своего мнения. Причем голоса делятся примерно поровну. Одни заявляют, что подобные программы сложны в настройке, а их внедрение требует обучения персонала. Другие (зачастую те, кто уже установил данный софт) души в нем не чают, уверяя, что его не ставят все только из-за отсутствия рекламы и поддержки сверху (бывший министр связи Леонид Рейман полностью поддерживал распространение продуктов с открытым кодом). По словам Александра Агеева, вся головная боль с такими продуктами — миф. Уже давно есть предложения типа «поставил и забыл». При этом все работает отлично, а те же продукты Microsoft требуют доработки «напильником».

Словом, можно констатировать: основная причина, по которой малый бизнес не стремится к легализации, — слабая информированность. Практически тут же возник другой вопрос: кто и как должен информировать малый бизнес? Пока сведения о тех или иных продуктах можно получить в офисах продаж или в интернете. Однако малому бизнесу некогда читать или ходить в офисы официальных дистрибьюторов — он зарабатывает деньги. Роман Рублевский предложил повесить стенды с разъяснениями в местах, где представители малого бизнеса бывают чаще всего: «Например, можно разместить информацию в налоговой инспекции.
С одной стороны, написать положительные черты продуктов с открытым кодом, их цену, сложности, которые могут возникнуть при установке и использовании. С другой — все те же аспекты, но по ПО, для которого нужна лицензия».
Феликс Мучник возложил основную ответственность за информирование малого бизнеса на распространителей софта. Однако пока в погоне за быстрой выручкой многие из них делать это не спешат.

В итоге малые бизнесмены просто не понимают, зачем им легальное ПО, какие преимущества оно им дает, какие дополнительные услуги они могут получить. Алексей Толкачев уверен, что в слабой информированности виноваты и сами предприниматели: «Владельцы малого бизнеса порой просто боятся нам позвонить. Они думают, что мы на них обязательно заявим в милицию, и завтра правоохранительные органы придут на их предприятие. Но у нас нет такой задачи — настучать. Мы заинтересованы в одном — продать максимальное количество продукта». Слова Алексея Толкачева подтверждает Михаил Пеньковский: «В большинстве случаев я прощу пользователя нелицензиатом, если он согласится на сотрудничество. Мне гораздо выгоднее наладить с ним сотрудничество, нежели сдать в милицию».

Возбуждение в органах

Именно по этой причине практически все дела по использованию контрафакта сегодня инициируют правоохранительные

Поддержка проекта:
Компания Софтлайн

органы, а не разработчики. По словам представителей малого бизнеса, большинство разбирательств происходит по наводке обиженных сотрудников или конкурентов. А им проще всего обратиться в милицию, а не к разработчику. В итоге представители правоохранительных органов зачастую неожиданно приходят на предприятие, изымают компьютеры, тем самым останавливают работу, что может в итоге привести к закрытию компании. 

Участники круглого стола признали — в подобной схеме много недостатков. Дмитрий Головин: «Возьмем тех же наркоманов. Ведь их не судят за употребление наркотиков. Судят распространителей. А разработчики почему-то используют ресурс силовых структур для изобличения потребителя. В итоге если оперировать привычными понятиями: если вы купите “Майбах”, то у вас будет все в порядке, а если пользуетесь “Жигулями” — к вам придет прокуратура».

Кроме того, предприниматели отметили, иногда правоохранительные органы перегибают палку, проверяя досконально все возможные лицензии и продукты, придираются к каждой мелочи. В итоге может получиться так, что, даже работая на лицензионном ПО, бизнесмены лишатся своих компьютеров. В таких условиях малому предпринимательству гораздо легче работать на нелицензионном софте, пока работается. А в случае чего закрыть фирму, забрать деньги и уехать, например, в Испанию.

О крайних случаях злоупотребления со стороны милиции рассказывает партнер юридической компании Incor Alliance Филипп Штивельберг:
— В моей практике был случай, когда бухгалтер одной из компаний ехал из Екатеринбурга в Челябинский филиал. По дороге его остановила милиция и попросила предъявить документы на ПО, использующееся в ноутбуке. Естественно никаких бумаг у бухгалтера при себе не было. В итоге он просидел сутки в отделении милиции, а ноутбук с финансовой информацией был изъят. Между тем способов защититься от проверок правоохранительных органов много. Одни наши клиенты поступили просто: узнав о проверке, они выкинули все компьютеры в окно. Я, конечно, не советовал бы так поступать, но я и не сторонник поведения, когда бизнесмен выкладывает все возможные документы на стол. 

По закону об административно-розыскной деятельности милиция в первый раз проводит осмотр. А это не предполагает проверки всей документации. Цель правоохранительных органов — понять, есть ли основания для обыска вашего предприятия или нет. На мой взгляд, оптимальное поведение — сказать, что все документы в сейфе, а человек, у которого ключ, в командировке. Это даст бизнесмену время подумать, проконсультироваться с юристом. В противном случае в состоянии стресса и паники можно совершить много глупостей.

По словам Алексея Потапова, государство уже пошло по пути смягчения механизма наказания предпринимателей. С января 2008 года при первом обнаружении контрафакта компьютеры не изымаются (правда, это не означает, что проверяющие так не поступят) и дается срок в полгода на исправление ситуации. Если при повторной проверке вновь выявится факт нарушения авторских прав — тогда виновный несет наказание в виде крупного штрафа или лишения свободы.

По итогам круглого стола можно сделать вывод: до исправления ситуации с ПО в секторе малого бизнеса еще очень далеко. По данным компании «Софткей», около 50 — 60% его представителей используют при работе нелицензионные продукты. При этом около 60% бизнесменов осознают необходимость легального софта. Это означает, что ментальная проблема (надо изменить сознание малых предпринимателей, чтобы они начали пользоваться легальным софтом), которая ставилась во главу угла в прошлые годы, больше не актуальна. Владимир Прохоров: «Общественное мнение изменилось совсем недавно. Еще два года назад предприниматели не понимали, что за софт надо платить, не понимали ценность продукта интеллектуальной деятельности. А сегодня можно констатировать — изменение в мозгах произошло. Хотя есть все еще часть предпринимателей, которые считают, что софт ничего не стоит». Таким образом, в глобальном смысле сегодня нужно менять не сознание предпринимателей, а представление разработчиков об информировании, а также продавцов — об обслуживании клиента.    

Благодарим научно-производственный центр «Видикор» за организацию видеоконференцсвязи

Дополнительные материалы: 

Зарабатывать на тюнинге

Феликс Мучник
Феликс Мучник

Малый бизнес будет пользоваться легальным ПО, когда ему предложат достойный сервис, считает генеральный директор компании «Софткей» (Москва) Феликс Мучник

— Феликс Маратович, сегодня этого сервиса в регионах нет?

— Региональные продавцы продукта все еще гонятся за прибылью. Хотя обнадеживающая тенденция проглядывается. Когда я только начинал торговать ПО в Воронеже в 1993 году, наша компания была единственной, предлагающей не только коробку, но и установку, настройку софта. Остальные только стремились наварить маржу на перепродаже. А это и тогда, и тем более сейчас не отвечает современным запросам потребителя.

— Подумайте, разве вас интересует, например, просто автомобиль? Нет, вы покупаете его, зная, что к нему прикладывается сервисное обслуживание. А на рынке софта до сих пор перепродают Windows. А тюнинг-то где — где услуги?

— Во всем мире продавцы наибольшую выручку делают именно на сервисе. Сейчас в России на всех рынках идет сокращение маржи, то же обязательно произойдет и в распространении ПО. Наверное, тогда продавцы и сделают ставку на услуги, и тогда как раз малый бизнес начнет активно легализоваться. А пока предприниматели не делают серьезных шагов в эту сторону, так как уверены: им обязательно навяжут дорогой ненужный продукт, да еще и самим придется его настраивать и поддерживать.

— По-моему, все логично. Пока я могу дорого продать коробку, я буду ее продавать. Зачем мне консультировать малый бизнес, предлагать ему дешевые решения и дорогой сервис, если я смогу больше заработать, продав ему дорогой продукт?

— Это миф. Если малому предпринимателю дать квалифицированную консультацию, то в следующий раз он придет именно к вам да еще порекомендует вас знакомым. То есть в итоге вы сможете заработать больше. Продавцы пока заботятся о «коротком» клиенте, не думают о его удержании и не разрабатывают программы лояльности, что в конечном счете к большой выгоде не приведет.

— На ваш взгляд, когда ситуация изменится окончательно?

— Думаю, не менее чем через десять лет.

— Наличие каких условий позволит компании переориентироваться на сервис?

— Для развития услуг нужны деньги. А для этого необходима обширная инфраструктура продаж. Сейчас региональные компании разрабатывают продукт, делают пять поставок и умирают, потому что у них нет денег на доработку ПО. Когда они смогут выйти за пределы региона, на массовый рынок, тогда у них и появятся необходимые ресурсы. Поддерживать жизненный цикл компании крайне тяжело. Почему Microsoft не снижает цены? Потому что если он это сделает, то через десять лет компания умрет. Вы же, когда покупаете Windows, платите не за сам продукт, а за то, что у Microsoft есть научно-исследовательский центр на 5 тыс. человек, есть call-центр, ходят люди, учат продавать и обслуживать. 
Политика нашей компании как раз ориентирована на продажу продуктов через наших региональных партнеров по всей России. Типичный удачный пример реализации такого подхода много лет подряд демонстрирует 1С и сеть 1С-франчайзи.

— На круглом столе мы поднимали вопрос об информировании малого бизнеса о существующих продуктах. На ваш взгляд, на ком лежит ответственность за это?

— Это работа на «последней миле». Как раз продавец, с которым общается предприниматель и должен объяснить ему, какие продукты существуют, дать грамотную консультацию. Информирование в интернете или в рекламных буклетах недостаточно эффективный способ информирования. Малым бизнесменам просто некогда все это читать. Информирование — это задача розничных продавцов, мелких фирм, которые как раз работают с представителями малого бизнеса.

Интервью взял Сергей Ермак

 

Комментарии
 

comments powered by Disqus